Международные сравнения базовых водоресурсных и водохозяйственных характеристик

При проведении международных сравнений следует учитывать, что сбор, обработка (проверка, систематизация, обобщение и т.д.) и публикация (представление, презентация и др.) соответствующих данных по странам мира, осуществляемые различными международными организациями, носят как правило длительный характер. Кроме того, во многих государствах статистика водопользования и охраны водных объектов имеет разную организацию, нерегулярную периодичность и т.д. В этой связи публикация сведений по целому ряду стран ощутимо запаздывает или вообще отсутствует за ряд лет.

Существуют также другие проблемы, дополнительно снижающие возможности объективных межгосударственных сравнений. Эти проблемы связаны преимущественно с неполнотой соответствующей статистики, спецификой ведения первичного учета, систематическими пересмотрами динамических рядов, оценочно-расчетным характером ряда показателей в практике многих стран и с некоторыми другими особенностями.

Все вышесказанное требует осторожности при проведении международных сопоставлений в рассматриваемой сфере, а также при анализе имеющейся информации и формулировании выводов.

В начале сопоставительных исследований целесообразно рассмотреть наиболее общие характеристики водных ресурсов и водопользования. В этой связи в таблице 6.10 приводятся более или менее сопоставимые сведения, отражающие основные элементы водного баланса по отдельным государствам.

В таблице 6.11 представлены сведения, характеризующие среднедушевые ресурсы пресной воды по отдельным странам, а в таблице 6.12 представлены данные по государствам, имевшим в конце первого – начале второго десятилетия XXI в. наибольший забор пресной воды из природных водных объектов (в порядке убывания).

На основе анализа и сопоставлений материалов таблицы 6.10–6.12, а также ряда иных материалов можно сделать некоторые выводы:

1) к концу первого – началу второго десятилетия XXI в. Российская Федерация входила в число пятнадцати государств мира, имеющих наибольший забор (изъятие) воды из природных водных объектов. При этом в 2012–2018 гг. по оценке это место стало более низким (таблица 6.12);

2) наша страна имеет незначительный относительный водозабор, то есть отношение объема забираемой воды к имеющимся возобновляемым ресурсам (порядка 2%). По имеющейся информации в некоторых странах этот относительный показатель – водозабор к ресурсам – составляет более 50% (например, в Пакистане, Иране и др.). В Египте водозабор превышает возобновляемые ресурсы. Водопользование здесь в значительной степени осуществляется за счет накопления стока Нила в Ассуанском водохранилище и других факторов. Напряженный водохозяйственный баланс сложился в целом ряде стран Европы и в иных государствах (таблицы 6.10 и 6.11).

В пояснение к приведенным сведениям можно добавить, что по оценкам специалистов ОЭСР и некоторых других ведущих международных органов при прочих равных условиях нагрузка на природные водные объекты в виде:

  • 10%-го водозабора от имеющихся возобновляемых ресурсов пресной воды – считается низкой;
  • от 10 до 20% – умеренной (допустимой);
  • от 20 до 40% – средневысокой;
  • свыше 40%-го водозабора – высокой и очень высокой (возможности использования водных ресурсов приближаются к исчерпанию).

Таблица 6.10 – Среднемноголетние характеристики водного баланса в России и ряде зарубежных стран, млрд м3/год[*]

Континенты и страны Осадки Внутренний сток Внешний приток с территорий других стран Общий объем возобновляемых ресурсов пресной воды
12345
Российская Федерация 7865 4313 212,2 4525
Европа 12561 6578
Австрия 93,1 55 22,7 77,7
Беларусь 128 34,0 23,9 57,9
Бельгия 25,9 12,0 6,3 18,3
Болгария 67,5 21,0 0,3 21,3
Великобритания 297 145 2,0 147
Венгрия 54,8 6 98,0 104
Германия 250 107 47 154
Греция 86,0 58,0 10,4 68,4
Дания 30,3 6,0 6,0
Испания 321 111 0,3 111,5
Италия 251 182,5 8,8 191,3
Молдова 15,2 1,6 10,65 12,3
Нидерланды 32,3 11,0 80,0 91,0
Норвегия 545 382 11,0 393
Польша 188 53,6 6,9 60,5
Португалия 78,8 38,0 39,4 77,4
Румыния 152 42,4 170 212
Сербия 49,98 8,41 162,2
Украина 341 55,1 120,2 175,3
Финляндия 181 107 3,0 110
Франция 476 200 11,0 211
Чешская Республика 53,4 13,15 13,15
Швейцария 63,45 40,4 13,1 53,5
Швеция 279 171 3,0 174
Америка 44408 19655
Аргентина 1643 292 584 876
Боливия 1259 303,5 270,5 574
Бразилия 14996 5661 2986 8647
Венесуэла 1864 805 520 1325
Канада 5362 2850 52,0 2902
Колумбия 3699 2145 215 2360
Куба 146,7 38,1 38,1
Мексика 1489 409 52,9 461,9
Перу 2234 1641 239 1880
США 2662 2818 251 3069
Уругвай 229 92,2 80,0 172
Чили 1152 885 38,1 923
Азия 26855 11865
Азербайджан 38,7 8,1 26,6 34,7
Армения 16,7 6,9 0,9 7,8
Афганистан 214 47,15 18,2 65,3
Бангладеш 396 105 1122 1227
Вьетнам 603 359 525 884
Грузия 71,5 58,1 5,2 63,3
Индия 3560 1446 464,9 1911
Индонезия 5163 2019 2019
Ирак 94,0 35,2 54,7 89,9
Иран 398 128,5 8,55 137
Казахстан 681 64,4 44,1 108
Камбоджа 345 121 355,5 476
Китай 6192 2813 27,3 2840
КНДР 128 67,0 10,15 77,15
Кыргызстан 107 48,9 -25,3 23,6
Лаос 434 190 143 333,5
Малайзия 951 580 580
Монголия 377 34,8 34,8
Мньяма 1415 1003 165 1168
Пакистан 393 55,0 192 247
Республика Корея 128 64,85 4,85 69,7
Сирия 46,7 7,1 9,7 16,8
Таджикистан 98,5 63,5 -41,55 21,9
Таиланд 832 224,5 214,1 438,6
Туркменистан 78,6 1,41 23,4 24,8
Турция 465 227 -15,4 212
Узбекистан 92,2 16,3 32,5 48,9
Филиппины 704 479 479
Шри Ланка 112 52,8 52,8
Япония 630 430 430
Африка 20371 3931
Алжир 212 11,25 0,42 11,7
Ангола 1259 148 0,4 148,4
Габон 490,1 164 2,0 166
Гамбия 9,5 3,0 5,0 8,0
Гана 283,1 30,3 25,9 56,2
Гвинея 405,9 226 226
Дем. Респ. Конго 3618 900 383 1283
Египет 18,3 1 56,5 57,5
Замбия 767,7 80,2 24,6 104,8
Зимбабве 256,7 12,3 7,7 20,0
Камерун 763 273 10,15 283
Кения 366 20,7 10,0 30,7
Конго 563 222 610 832
Лесото 23,9 5,23 -2,21 3,02
Либерия 266 200 32,0 232
Ливия 98,5 0,7 0,7
Мавритания 94,8 0,4 11,0 11,4
Мадагаскар 889 337 337
Малави 139,9 16,1 1,14 17,3
Мали 350 60,0 60,0 120
Марокко 154,5 29,0 29,0
Мозамбик 811,5 100,3 116,8 217,1
Намибия 234,9 6,2 33,75 39,9
Нигер 191,3 3,5 30,55 34,05
Нигерия 1062 221 65,2 286,2
Руанда 31,9 9,5 3,8 13,3
Свазиленд 13,7 2,6 1,9 4,5
Сенегал 134,9 25,8 13,17 38,97
Сомали 179,8 6,0 8,7 14,7
Южный Судан 579,9 26 23,5 49,5
Сьерра Леоне 183 160 160
Танзания 1015 84,0 12,3 96,3
Того 66,3 11,5 3,2 14,7
Тунис 33,9 4,2 0,42 4,62
Уганда 285 39,0 21,1 60,1
Центральная Африканская республика 836,7 141 141
Экваториальная Гвинея 60,5 26 26
Эфиопия 936,4 122 122
ЮАР 603,4 44,8 6,55 51,35
Океания 4733 892
Австралия 4134 492 492
Фиджи 47,4 28,55 28,55
Новая Зеландия 464 327 327
Итого по миру 108928 42921

      

Таблица 6.11 – Ресурсы пресной воды в среднем на душу населения в ряде зарубежных стран

Страна Удельная водообеспеченность, м3/чел.[*]
по общему объему
возобновляемых водных ресурсов
в т.ч. по внутреннему стоку
123
Российская Федерация 30807 29364
Европа 8864
Австрия 8807 6234
Беларусь 6100 3582
Болгария 3021 2979
Великобритания 2218 2218
Венгрия 10636 614
Германия 1860 1292
Испания 2390 2383
Италия 3163 3017
Нидерланды 5297 640
Норвегия 74213 72135
Польша 1593 1411
Румыния 10855 2170
Украина 4152 1305
Финляндия 19952 19408
Франция 3250 3080
Швейцария 6306 1550
Швеция 17193 16897
Америка 19522
Аргентина 19893 6630
Боливия 51498 27229
Бразилия 41640 27261
Венесуэла 42363 25738
Канада 79056 77640
Колумбия 47878 43516
Куба 3394 3394
Мексика 3740 3311
Перу 59071 51562
США 9498 8721
Чили 50239 48166
Азия 2634
Азербайджан 3504 820
Армения 2614 2308
Бангладеш 7586 649
Вьетнам 9254 3762
Индия 1489 1127
Индонезия 7709 7709
Ирак 2348 920
Иран 1690 1585
Казахстан 6010 3567
Камбоджа 29747 7535
Китай 2043 2032
КНДР 3027 2628
Кыргызстан 3811 7894
Монголия 11051 11051
Пакистан 1253 279
Республика Корея 1355 1261
Сирия 920 390
Таджикистан 2479 7181
Таиланд 6694 3426
Туркменистан 4302 245
Турция 2635 2826
Узбекистан 1521 509
Япония 3392 3392
Африка 3129
Ангола 4969 4983
Габон 80988 81975
Египет 597 10,4
Кения 416 618
Конго 42197 158145
Марокко 811 811
Нигерия 1499 1158
ЮАР 905 790
Австралия и Океания 21921
Австралия 20122 20122
Новая Зеландия 69486 69486
Итого по миру 5685

   

Таблица 6.12 – Характеристика водопользование в отдельных странах мира с наибольшим водозабором[*]

Страна Забрано пресной воды
из водных объектов, км3/год
Структура потребления воды, % к итогу
Всего в том числе на нужды:
сельского хозяйства промышленности, вкл. энергетики,
и др. производственных отраслей
хозяйственно-питьевые
Индия 761 100 90 2 7
Китай 604 100 64 22 14
США 387 100 36 51 13
Пакистан 184 100 94 1 5
Индонезия 146 100 74 16 10
Иран 95 100 92 2 6
Мексика 85,7 100 76 9 15
Бразилия 83,3 100 64 15 21
Вьетнам 81,6 100 95 4 1
Филиппины 82 100 84 6 11
Япония 80,1 100 67 14 19
Египет 77,5 100 79 7 13
Ирак 66 100 72 15 6
Россия 63 100 18 66 16
Таиланд 57,3 100 90 5 5
Италия 53,7 100 51 32 17
Узбекистан 51 100 78 15 7
Турция 52 100 68 14 18
Аргентина 37,8 100 74 11 15
Бангладеш 36 100 88 2 10
Канада 35,8 100 6 81 13
Чили 35,4 100 83 13 4
Мньяма 33,2 100 89 1 10
Испания 32,9 100 53 38 9
Франция 33,4 100 10 72 18
Германия 25,3 100 1 94 5
Республика Корея 25,1 100 62 12 26
Туркмения 24 100 96 1 3
Казахстан 22,8 100 67 29 4
Венесуэла 22,6 100 74 3 23
Афганистан 20 100 98 0 2
Саудовская Аравия 23,4 100 84 4 12
Австралия 16,8 100 61 16 23
ЮАР 15,5 100 62 11 27

   

3) из всех приведенных в таблице 6.12 стран с наибольшим водозабором в России один из самых низких относительный объем воды, используемый на сельскохозяйственные нужды – всего лишь менее 18% от общего водопотребления. Причем приведенная цифра дана по оценкам ФАО и других международных организаций и, судя по всему, включает водопотребление в рыбоводстве. По данным Государственного водного реестра нашей страны эта цифра составляла в последние годы лишь 12–14%. Характерно, что этот вывод касается сравнения как с развивающимися, так и высокоразвитыми государствами. Такое положение косвенно характеризует резкое сокращение орошения и уменьшение поголовья скота за последние двадцать с лишним лет. Характерно, что в 1990 г. доля сельскохозяйственного водопотребления в общем использовании воды в России составляла 27%. При этом никаких значительных подвижек в плане более эффективного и интенсивного использования воды в отрасли за истекший период в стране не произошло (см. также краткий сравнительный анализ сельхозводопотребления по странам далее);

4) доля воды, которая по данным ГВР использовалась в последние годы в Российской Федерации на хозяйственно-питьевые нужды – порядка 14% от суммарного водопотребления – несколько отличается от оценок, сделанных специалистами международных организаций (см. таблицу 6.12). Однако, в любом случае эта доля в России несколько выше, чем в большинстве государств с наиболее значительным объемом водозабора;

5) среднедушевые возобновляемые ресурсы пресной воды в России, то есть объемы ресурсов, приходящийся на одного жителя, весьма значительны, что определяется, прежде всего, огромным водным потенциалом страны. Однако по ряду государств этот показатель еще выше, главным образом из-за относительно небольшой численности населения этих стран и такого же относительного обилия водных ресурсов (например, в Канаде, Норвегии, Перу, Колумбии, Новой Зеландии, Конго и др.; таблица 6.12).

   

Макроэкономические сопоставления водопользования в различных странах

Одним из основных обобщающих природно-ресурсных и макроэкономических показателей является удельный забор воды на единицу валового внутреннего продукта (ВВП), то есть водоемкость валового внутреннего продукта страны, приведенного в сопоставимый в международном плане вид по паритету покупательной способности (ППС) валют (таблица 6.13).

Таблица 6.13 – Сопоставление удельной водоемкости ВВП по отдельным странам[*]

Страна ВВП (по ППС),
млрд долл. США
Забор пресной воды
из водных объектов –
всего, млрд м3
Удельная водоёмкость ВВП
3 воды на 1 тыс. долл. ВВП)
Европа (без стран СНГ)
Россия 3817 62,6 16
Бельгия 514 5,1 10
Болгария 127 5,6 44
Великобритания 2738 7,3 3
Венгрия 259 5,1 20
Германия 3919 33,0 8
Греция 291 9,9 34
Дания 279 0,75 3
Испания 1627 32,9 20
Латвия 48,9 0,25 5
Нидерланды 852 9,5 11
Польша 1020 11,1 11
Румыния 410 6,5 16
Франция 2719 30,0 11
Чешская Республика 355 1,6 4,5
Швеция 475 2,7 6
Эстония 37,5 1,7 45
Страны-члены СНГ
Азербайджан 160 12,0 75
Армения 28,9 2,86 99
Беларусь 178 1,51 8
Казахстан 424 23,0 54
Киргизия 24,7 7,66 310
Другие страны
Австралия 1128 16,8 15
Канада 1591 35,8 22,5
Мексика 2228 85,7 38
США 18219 387 21
Турция 2012 52,0 26
Япония 5143 80,1 16
Бразилия 3225 83,3 26
Индия 8025 761 95
Китай 19814 604 30
Южно-Африканская Республика 729 15,5 21

   

Что касается сопоставимого ВВП по отдельным странам, то соответствующие данные взяты из последних публикаций Росстата. При этом рассматриваемые цифры лишь в относительно небольшой части являлись результатом работы отечественных статистиков. Они получены по итогам трудоемких, длительных по времени и постоянно уточняемых расчетов с множеством участников. Подобная работа в последние десятилетия проводится один раз в несколько лет по многим странам мира, сгруппированных по регионально-экономическому принципу. Конкретные мероприятия в рамках общей работы проводятся под руководством ведущих международных экономических организаций в т.ч. ООН, МВФ, ОЭСР и др. Россия неоднократно участвовала в подобных сложных и масштабных сопоставлениях.

В качестве ключевого элемента при подобных расчетах применяется не соотношение валютных курсов, а так называемые паритет покупательной способности валют (ППС), построенный на долларовой основе. Необходимость применения данного статистического агрегата, несмотря на его определенные недостатки, признается в подавляющем числе государств. Повсеместно считается, что без его использования международные сопоставления макростоимостных показателей некорректны и недостоверны. Сам механизм, методология получения сравнимых ППС по группам стран изложена в соответствующих международных рекомендациях-стандартах. Сущность этого показателя в самой упрощенной форме можно раскрыть следующим образом.

Конкретный паритет покупательной способности представляет собой количество единиц валюты, необходимое для покупки стандартного набора товаров и услуг, который можно купить за конкретную величину денежных единиц базовой страны (или на конкретное число денежных единиц общей валюты группы стран). Например, для покупки в США в 2005 г. условной корзины товаров и услуг необходимо было иметь 100 долл. США. Для покупки той же (или близкой по составу) корзины товаров в России в том же году требовалось израсходовать 1274 руб. В 2010 г. стоимость набора рассматриваемой корзины составляла соответственно 100 долл. США и 1582 российских руб., в 2015 г. – 100 и 2359, и в 2016 г. – 100 и 2436, и в 2017 г. – 100 долл. и 2434 руб. По многим странам последние из имеющихся аналогичных оценок в долл. США и валюте конкретной страны сделаны только за 2014 г.

Результаты соотношения приведенных цифр, то есть паритетов покупательной способности американской и соответствующих (в т.ч. российской) валют, положены в основу рассматриваемых макроэкономических сравнений (в сопоставлениях, проводимых ОЭСР–Евростатом, ППС традиционно выражаются в долларах США).

ППС являются одновременно и дефляторами, и инструментами пересчета стоимостных показателей в национальной валюте в сопоставимую валюту. В простейшей форме ППС являются соотношениями цен. Данные конкретного паритета рассчитываются не только по индивидуальным продуктам, но также по группам продуктов и по каждому из различных уровней агрегирования расходов, вплоть до уровня ВВП.

Что касается данных, характеризующих водозабор по соответствующим странам по сопоставимой методологии, то основными источниками информации служат данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Статистического бюро Европейского союза (Евростата), Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР), Института мировых ресурсов, Межгосударственного статистического комитета Содружества Независимых Государств (Статкомитета СНГ) и ряда иных организаций.

По итогам приведенной схемы сопоставительных расчетов и была построена таблица 6.13. При этом удельная водоемкость ВВП – результат деления второй колонки таблицы на первую колонку – для наглядности указана не в м3 на 1 долл. ВВП (значность цифр при этом оказывается очень маленькой), а в м3 на 1000 долл. ВВП. Расчет велся только применительно к пресной воде, т.е. без учета забора морской воды.

Анализ полученных данных, в частности, свидетельствует, что величина соответствующего показателя в России в настоящее время превышает соответствующую величину в Нидерландах, Франции, Польше, Бельгии примерно в 1,5–1,6 раза; в Германии – в 2 раза. По сравнению со Швецией водоемкость ВВП в нашей стране примерно в 2,7 раза, а с Данией и Великобританией – в 5,3 раз выше. Кроме того, рассматриваемая удельная водоемкость в нашей стране гораздо более высокая, чем в Чешской Республике и ряде других государств.

В то же время достаточно близки уровню водоемкости ВВП в России показатель в Румынии, Австралии и Японии. В Канаде данный макроиндикатор превышает российский показатель приблизительно в 1,4 раза, в Турции – в 1,6; в Греции – в 2,1; в Болгарии – в 2,8 раза.

Несмотря на в целом высокую удельную водоемкость отечественной экономики, существует большое число стран, включая членов ЕС, где этот показатель составляет гораздо более высокую величину.

Водоемкость ВВП России и США в 2005 г. была почти одинакова; в 2010 г. и последующий период, включая 2015–2016 гг., по примерной оценке, водоемкость США ощутимо превзошла российский уровень (таблица 6.13).

По странам СНГ удельная водоемкость ВВП значительно ниже российского показателя в Беларуси, близка на Украине (по приблизительным расчетам) и существенно выше в Азербайджане, Казахстане, Армении, Киргизии.

Показатель водоемкости ВВП в конкретной стране характеризует не только степень рациональности водопотребления и наличие водосберегающих технологий, уровень потерь воды при транспортировке и т.п. Огромную роль играет исторически сложившаяся структура экономики, прежде всего удельный вес отраслей с высоким уровнем добавленной стоимости и относительно малым использованием воды, с одной стороны, и удельной вес отраслей с невысоким уровнем добавленной стоимости и большим потреблением воды, таких как сельское хозяйство, включая орошаемое земледелие, и т.д., с другой стороны. Немаловажное значение имеет численность населения, главным образом городских жителей, обеспечиваемых централизованным водоснабжением. Кроме того, свое влияние оказывают также объективные факторы, например, климатические и гидрологические условия страны и ее регионов – уровень выпадения осадков, среднемноголетняя водность года, средняя температура и т.п. Иначе говоря, необходим в том числе, естественноисторический подход при соответствующем анализе.

Характерно также, что многие страны, расположенные на побережье морей, забирают и используют для нужд экономики значительный объем морской воды. В первую очередь морская вода после соответствующей подготовки используется в энергетике для охлаждения конденсаторов турбин, аппаратов и агрегатов тепловых и атомных электростанций, а также для производства горячей воды.

Если в России доля морской и иной не пресной воды составляет около 10% от суммы всех используемых поверхностных и подземных вод, то на Мальте морской и иных не пресных вод используется в зависимости от года в 9–12 раз больше, чем пресной; в Дании в 6 раз; на Кипре и в Швеции – в 4–5 раз; Финляндии – 2,5 раза. В Хорватии объем используемых не пресных вод приближается к объему используемой пресной воды, а в Великобритании превышает их. В этом во многом причина весьма низкой величины показателя водоемкости ВВП, рассчитанной применительно к пресной воде, в некоторых странах Европы и ряде других государств.

   

Основные результаты межгосударственных сравнений в области отдельных показателей водопользования в России и США

Среди всех стран мира для Российской Федерации первоочередной интерес представляет сравнение основных характеристик водопользования с США. Однако, к сожалению, прямые сопоставления здесь затруднены. В частности, в 2011–2013 гг. в США в официальных экономико-статистических изданиях были опубликованы данные о водопотреблении только до в 2005 г. включительно (В более ранних статистических изданиях длительное время присутствовали показатели лишь за 2000 г. и предшествующие годы). В 2014–2016 гг. были опубликованы сведения о соответствующем водопользовании в 2010 г.; в 2018 г. – некоторая информация за 2015 г.

Кроме того, используются разные единицы измерения: в США – галлонов в день, а в большинстве государств мира, включая Россию – млн или млрд м3 в год. Имеется также целый ряд других аспектов, затрудняющих непосредственные сравнения основных индикаторов.

В этих условиях, так или иначе, требуется использовать не только данные национальной статистики США, но и сведения и оценки международных организаций (например, ФАО).

В официальных статистических изданиях США, в т.ч. в статистических ежегодниках, основные показатели, характеризующие использование воды, публиковались и продолжают публиковаться по типовой схеме, с небольшими уточнениями и корректировками. Эта схема во многих случаях исключает непосредственные и развернутые сравнения с данными по России, даже по косвенным или относительным индикаторам водопользования (таблица. 6.14).

В частности, есть все основания констатировать, что с 1950 г. по 1980 г. объем забора воды в США неуклонно рос; в 1981–2000 г. он имел колебательный характер, а в последующие годы произошло ощутимое снижение этого показателя. При этом, если в США с 2000 г. по 2015 гг. указанное сокращение составило примерно 22%, то в России оно равнялось 19%.

Характерно также, что с 2005 г. по 2015 г. общая величина забора воды уменьшилась более чем на 20%; при этом величина физического объема валового внутреннего продукта (т.е. ВВП, исчисленного в сопоставимых ценах), увеличилась на 15%. В качестве сравнения: по России за указанный период первая цифра сократилась на 14%, а вторая возросла на 29%.

Суммарный водозабор в США продолжает примерно в 6–7 раз превышать соответствующие российские объемы. Удельный водозабор в расчете на 1 жителя в США также в несколько раз больше данного показателя в Российской Федерации (при том, что численность населения США более чем в два раза превышает численность населения нашей страны).

В США доля использования воды на цели ирригации и прочие сельскохозяйственные нужды в общем объеме водопотребления примерно в 3 раза превышает соответствующий показатель в России. Это следует как из данных международных организаций, так и по отечественным экспертным оценкам. В частности, выше уже отмечалось, что исходя из материалов таблицы 6.12 – т.е. по результатам сопоставлений ФАО и других международных организаций – в нашей стране на нужды сельского хозяйства потребляется около 18% всего объема (возможно, с учетом водопотребления в рыбоводстве); по отечественным оценкам – порядка 13–14%. В то же время, в США эта доля составляет по сведениям единовременного учета, проведенного в 2015 г. примерно 38%; по данным международных организаций – 36%. Такие высокие показатели можно объяснить уровнем развития в США сельского хозяйства в целом и его наиболее водоемких отраслей в частности (прежде всего, орошаемого растениеводства). Кроме того, оказывает влияние масштабы обеспечения водопроводами и иными средствами обводнение пастбищ, объектов стойлового животноводства, рыбоводства и т.д.

Если же говорить о более детальных сравнениях Российской Федерации и США по объемным показателям сельхозводопотребления, то есть в абсолютном выражении, то по приблизительной оценке российский показатель более чем в 20 раз ниже американского уровня.

Таблица 6.14 – Динамика забора воды в США в 1950–2015 гг. (по конечному использованию), млрд галлонов в день[*]

Год

Водозабор в целом
по стране

Общественное
водоснабжение
(public supply)

Сельское водоснабжение и
водозабор для животноводства

Ирригация (орошение)

Водозабор
теплоэлектро-
энергетическими
объектами

Прочее

водоснабжение
сельского и иного
населения

водозабор для
животноводческих
целей

[*]

промышленное самоводоснабжен.,
(self supplied industrial)

добыча полезных
ископаемых

торговля

аквакультура

1950 180 14 2,1 1,5 89 40 37
1955 240 17 2,1 1,5 110 72 39
1960 270 21 2,0 1,6 110 100 38
1965 310 24 2,3 1,7 120 130 46
1970 370 27 2,6 1,9 130 170 47
1975 420 29 2,8 2,1 140 200 45
1980 430 33 3,4 2,2 150 210 45
1985 397 36,4 3,32 2,23 135 187 25,9 3,44 1,23 2,24
1990 404 38,8 3,39 2,25 134 194 22,6 4,93 2,39 2,25
1995 399 40,2 3,39 2,28 130 190 22,4 3,72 2,89 3,22
2000 413 43,2 3,58 2,38 139 195 19,7 4,50 5,77
2005 410 44,2 3,83 2,14 128 201 18,2 4,02 8,78
2010 355 42,0 3,60 2,00 115 161 15,9 5,32 9,42
2015 322 39,0 3,26 2,0 118 133 14,8 4,0 ... 7,55

   

Проведенные расчеты и сравнения водозабора и потребления воды в электроэнергетике Российской Федерации и США свидетельствуют, что соответствующие объемы в нашей стране по оценкам в семь–девять раз меньше, чем в США. Уровень производства электроэнергии в России в четыре раза ниже уровня США (в частности, в 2010 г. в России было выработано 1038 млрд кВт*час, в США – 4361 млрд кВт*час; в 2015 г. – соответственно 1091 и 4317 млрд кВт* час). Таким образом, при выработке 1 кВт*час электроэнергии в США в среднем расходовалось примерно в 2 раза больше воды, чем в Российской Федерации. Приведенное соотношение требует адекватной трактовки. В качестве пояснения целесообразно указать, что в США только на атомных электростанциях – исключительно водоемких энергетических объектах – вырабатывается три четверти электроэнергии, получаемой всеми типами электростанций в нашей стране. Также в принципе необходимо сопоставление масштабов централизованного теплоснабжения и обеспечения населения и инфраструктуры горячей водой в той и другой стране. Последнее связано с тем, что при функционировании теплоэлектроцентралей вырабатывается не только электроэнергия, но и горячая вода (пар) для обогрева жилищ и хозяйственных объектов.

Известный интерес представляют межгосударственные сравнения России и США в области водоснабжения населения, хотя они, как и другие, элементы сопоставлений, в данном случае затруднены и далеко не всегда точны. В частности, в Российской Федерации в 2005 г. коммунальные (централизованные) водопроводно-канализационные системы, относящиеся к видам деятельности «Сбор, распределение и очистка воды» и «Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность», забрали из водных объектов 14,3 км3 воды. В США соответствующие, то есть близкие по целевому назначению, системы (public water supply), забрали в рассматриваемом году по приблизительным расчетам свыше 61 км3 воды, или примерно в три с половиной раза больше. В расчете на одного жителя России и США это составило соответственно около 100 м3 и свыше 200 м3 в год или более 270 л/сут. и свыше 560 л/ сутки на одного человека.

В 2015 г. рассматриваемая величина сократилась в Российской Федерации до 12,9 млрд м3 водозабора по вышеприведенным видам деятельности, а в США – до 54 млрд м3. На одного человека в России пришлось менее 90 м3/год (порядка 240 м3/сутки), а в США – 168 м3/год (461 л/сутки). Таким образом, приведенные среднедушевые объемы в нашей стране почти в два раза меньше, чем в США.

При сравнении приведенных цифр следует учитывать ряд факторов. В частности, следует иметь в виду, что далеко не вся вода из централизованных коммунальных систем потребляется на хозяйственно-питьевые нужды. Часть ее передается различным производственным и непроизводственным потребителям.

Характерно, что централизованные поставки водопроводной воды коммунальными системами в США возросли с 1980 г. по 2010 г. более чем на четверть.В 2015 г. по сравнению с 2010 г. рассматриваемая величина уменьшилась на 7%. В России по оценкам в 1981–2010 гг. имела место общая стабилизация забора и поставок воды коммунальными водопроводами с небольшим варьированием по отдельным годам. Что касается самых последних лет, то динамика водозабора из природных объектов в нашей стране суммарно по двум вышеназванным и профильным видам деятельности отражала медленное снижение: 2011 г. – 14,2 км3; 2013 г. – 13,6; 2015 г. – 12,9, 2016 – также 12,9; 2017 г. (по ОКВЭД–2) –12,0 млрд м3 и в 2018 г. (также по ОКВЭД–2) – около 12,1 млрд м3.

   

Международные сопоставления Российской Федерации со странами Европейского союза

Международные статистические сравнения в области водопользования и охраны водных ресурсов между Россией и европейскими странами представляют относительно меньшую сложность, нежели с США и многими иными государствами, хотя и здесь имеется целый ряд проблем.

Исходными сведениями, с которых можно начать сравнительный анализ, могут служить данные, приведенные в таблице 6.15 и отражающие общую динамику забора наиболее ценного компонента водных ресурсов – пресной воды. Анализ материалов этой таблицы в совокупности с другими статистическими сведениями позволяет сделать ряд выводов.

Таблица 6.15 – Динамика забора пресной воды из водных объектов в России и ряде стран Европы, млрд м3

Страна 1996 г. 2000 г. 2005 г. 2010 г. 2013 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Россия 87,4 80,8 74,4 72,7 65,1 62,2 63,0 62,65
Бельгия 7,60 7,50 6,39 5,95 4,83 3,99 ... ...
Болгария 7,20 6,10 6,04 5,96 5,47 5,63 5,69 5,66
Великобритания 10,32 8,26 8,21 7,28 ... ...
Венгрия ... 4,93 5,37 5,25 4,03 3,96 ...
Германия 40,60 38,00 35,56 33,04 25,33 24,44 ...
Греция 9,65 9,92 9,91 11,24 ...
Дания 0,96 0,73 0,64 0,81 1,01 0,81 0,74 ...
Испания 34,60 36,5 38,03 35,31 32,35 31,56 31,26 ...
Италия 42,00 ... ...
Нидерланды 6,50 8,90 11,55 10,93 10,64 8,41 7,99 ...
Польша 12,90 12,00 11,52 11,64 11,24 11,09 11,15 10,65
Румыния 10,50 8,00 5,30 6,22 6,42 6.46 6,36 6,76
Словакия 1,37 1,17 0,91 0,60 0,64 0,57 0,56 0,58
Словения ... 0,90 0,92 0,93 0,89 0,90 0,89 0,93
Франция 32,7 33,87 28,34 27,83 28,12 26,54 ...
Чешская Республика 2,56 1,92 1,95 1,95 1,65 1,60 1,64 1,63
Швейцария 2,00 ... ...
Швеция 2,73 2,69 2,63 2,81 2,38 ... ...

   

Во-первых, наглядно видно наличие весьма большого числа информационных пробелов в статистике водозабора и водопользования многих европейских государств. Иначе говоря, по различным причинам статистические данные отсутствуют (не собираются, не представляются в Евростат, являются недостаточно достоверными и/или не публикуются по иным причинам). Это явление присутствует как в последние, так и во многие предыдущие годы. Материалы таблиц, рассматриваемых далее, дополнительно подтверждают этот вывод.

Во-вторых, можно сделать следующее макроэкономическое заключение. В целом, за период 2001–2018 гг., валовой внутренний продукт (ВВП) в Российской Федерации возрос в постоянных ценах приблизительно на 80% при сокращении общего водозабора примерно на 20%.

При этом в 2011–2018 гг. (т.е. в период посткризисного, а далее – в условиях международных санкций) развития экономики России, прирост ВВП оказался на уровне примерно 8–9% при сокращении забора воды на 14%. Другими словами, в нашей стране за последние более чем полтора десятилетия и в самый последний период удалось добиться роста ведущего макроэкономического показателя в условиях снижения изъятия воды из водных объектов. Если дать более детальную характеристику соответствующей динамики, то в 2014 г. по сравнению с предыдущим годом рост физического объема ВВП составил менее 1% при росте водозабора в пределах 1%; в 2015 г. водозабор сократился по сравнению с 2014 г. на 3% при снижении ВВП также примерно на 3 %. В 2016 г. произошел небольшой рост забора воды (на 1,3%) при некотором снижении ВВП (на 0,2%).

Что же касается 2017 г., то по сравнению с 2016 г. общий водозабор в России уменьшился на 0,9%, а ВВП возросло в сопоставимых ценах примерно на 1,6%; в отчетном 2018 г. – соответственно снижение на 1,3% и рост приблизительно на 2,2%.

По другим государствам во многих случаях складывается примерно аналогичная ситуация; но по отдельным странам наблюдаются ощутимые отличия от приведенных тенденций. Например, по итогам расчетов с использованием данных международных сравнений, публикуемых Евростатом и Росстатом, в Румынии в 2001–2015 гг. при увеличении физического объема ВВП приблизительно в 1,6 раза[*] величина забора пресной воды снизилась примерно на 20%; в Польше за тот же период – соответственно в 1,7 раза и примерно на 8%; в Чешской Республике – на 46% и 20%; в Великобритании (в 2006–2015 гг.) – на 13% и 29%; в Венгрии (в 2006–2015 гг.) – на 8 и 18%; Испании (в 2001–2015 гг.) – на 22% и 13%; во Франции (в 2001–2015 гг.) – на 18% и на 14%. Иначе говоря, в данном случае имело место очевидное расхождение динамики приведенных показателей, причем в отдельных странах темп прироста ВВП опережал темп сокращения забора пресной воды, а в других странах, наоборот, темп увеличения физобъема ВВП был несколько ниже темпа уменьшения данного водозабора.

В то же время, в Дании с 2001 г. по 2015 г. физический объем ВВП возрос на 11%, а водозабор пресной воды увеличился на 1–2%, т.е наблюдался более высокий темп прироста валового внутреннего продукта по сравнением с увеличением забора воды. Особая ситуация прослеживается по Греции: при уменьшении ВВП в 2005–2015 гг. почти на 18% забор пресной воды из водоемов повысился примерно на 3%.

Таким образом, результаты перекрестного изучения данных по Российской Федерации и имеющихся сведений по европейским странам свидетельствуют об отсутствии жесткой зависимости между темпами экономического развития государства и динамикой водозабора. Конкретными причинами, судя по всему, являются структурные изменения в производстве товаров и услуг, т.е. опережающее развитие водоемких или неводоемких видов деятельности. Сюда же относятся также масштабы снижения непроизводительных потерь и эффективность экономии воды, переход на «сухие» технологии, а также различные специфические элементы (включая природные факторы, уточнения в учете и статистике водопользования и др.).

Определенный интерес представляют данные, характеризующие забор воды из подземных водных объектов, которые считаются наиболее ценным видом не только водных ресурсов в целом, но и пресной воды в частности практически во всех государствах (таблица 6.16).

Таблица 6.16 – Динамика забора пресных подземных вод в России и ряде стран Европы, млн м3/год[*]

Страна* 1996 г. 2000 г. 2005 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г.
Россия 12926 11662 10603 9364 9156 9126 8907 9756 10009
Бельгия 712 676 636 612 602 632
Болгария 882 795 597 557 545 566 558 547 558
Великобритания 2336 2152 2159 2046 2053
Венгрия 877 740 566 535 535 535 476 492
Германия 6710 6204 6033 5841
Греция 3772 5615 5615 5615 5610 5611
Дания 951 709 628 649 967 644 751 737
Испания 4250 5953 6387 6601 6598 6884 6304
Нидерланды 1153 977 1010 1063 1049 993 1044 1016
Польша 2826 2843 2633 2722 2733 2645 2608 2578 2608
Румыния 1300 1107 724 624 600 598 581 554 590
Словакия 541 448 374 341 334 339 329 321 326
Словения 163 148 184 185 185 180 181 182 182
Финляндия 285 285
Франция 6259 6319 5983 5908 5608
Чешская Республика 617 555 385 377 378 379 371 361 366
Швейцария 861 886 1005
Швеция 661 635 346 348

   

Результаты анализа, свидетельствует, что в Российской Федерации доля подземных вод в общем ежегодном заборе пресной воды составляла в последние годы порядка 12–17%. Во многих странах Европы указанная доля составляет аналогичную или достаточно близкую к российской величину; в частности, Германии, Бельгии, Испании, Франции, Швейцарии и др. (11–19%). Одновременно в Румынии, Болгарии и Нидерландах она несколько меньше (порядка 9–10%), а в Греции и Словакии – гораздо больше (примерно 50–60%), чем в России. В Дании 98–99% забора пресной воды приходится на подземные источники.

В России забор воды из подземных горизонтов сократился в 1997–2018 гг. на 31%; в Чешской Республике за 1997–2015 г. – на 40%, Болгарии за те же годы – на 37%, в Польше также за 1997–2015 гг. – на 8%. Подобная или близкая тенденция наблюдается по большинству стран, представленных в таблице 6.16. Одновременно, в Испании в 1998–2014 гг. рассматриваемый показатель увеличился на 48%. Также отмечен его колебательный рост в самые последние годы в Дании.

Характерно, что из данных, приведенных в таблицах 6.15 и 6.16, следует, что по ряду стран динамика общего забора воды и водозабора из подземных источников не совпадает. Более того, порой не совпадает даже вектор изменений. Например, в Испании в 1998–2014 гг. первый показатель снизился на 5%, а второй – увеличился почти наполовину. В Нидерландах в 1997–2014 гг. общий забор пресной воды повысился примерно на 45%, а добыча подземных пресных вод снизилась приблизительно на 12%.

Как уже указывалось ранее, прямые сопоставления объемов водопользования по государствам должны обязательно дополняться сравнениями относительных показателей. В этих целях была, в частности, построена таблица 6.17, отражающая среднедушевой забор пресной воды из всех водных источников.

Таблица 6.17 – Динамика забора пресной воды из водных источников в России и ряде стран Европы в среднем на 1 человека, м3/в год[*]

Страна 1996 г. 2000 г. 2005 г. 2010 г. 2013 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Россия* 589 552 517 509 454 425 429 4271
Бельгия 745 736 612 549 431 353 ... ...
Болгария 854 749 785 803 751 782 790 797
Великобритания 172 132 128 112 ... ...
Венгрия ... 488 536 530 411 404 ...
Германия 495 462 431 404 314 297 ...
Греция 880 902 918 1041 ...
Дания 183 136 119 146 180 142 130 ...
Испания 875 912 878 758 694 680 674 ...
Нидерланды 420 558 708 658 633 498 470 ...
Польша 334 313 302 306 295 292 293 280
Румыния 461 355 248 306 321 326 321 341
Словакия 255 217 169 111 118 106 104 107
Словения ... 451 462 452 424 429 424 443
Франция 540 540 438 436 436 410 ...
Чешская Республика 249 187 191 186 157 152 155 154
Швейцария 250 ... ...
Швеция 308 303 292 299 243 ... ...

   

При сопоставлении динамики валового и среднедушевого водозабора (таблицы 6.15 и 6.17) следует учитывать, что соответствующие тенденции могут отличаться. Например, во Франции в 2016 г. общий забор пресной воды уменьшился на 22% по сравнению с 2005 г. При этом в расчете на 1 человека этот показатель сократился на 24%. Характерно, что увеличение численности населения за тот же период составило примерно 6%. В Нидерландах в 2006–2016 гг. общий водозабор пресной воды снизился на 31%, а в расчете на 1 человека уменьшился на 34% при росте численности населения в стране на 4%.

С другой стороны, в Болгарии в 2006–2017 гг. рассматриваемый водозабор снизился на 6% при среднедушевом увеличении данного показателя на 2%. Это во многом объясняется тем, что в стране численность населения за данный период уменьшилась на 6%. В Румынии за аналогичные годы при общем росте забора пресной воды на 28% удельная величина этого забора в расчете на 1 человека увеличилась на 38%, что также в первую очередь определяется сокращением численности населения на 7%.