Территория России омывается водами 12 морей (таблица 1.22) Атлантического, Северного Ледовитого и Тихого океанов, а также внутриматерикового Каспийского моря. Суммарная протяженность береговой линии российских морей составляет более 60 тыс. км.

Таблица 1.22 – Характеристика морей, омывающих территорию Российской Федерации

Море Тип моря Площадь, тыс. км2 Объем, тыс. км3 Глубины, сред./макс., м Площадь бассейнов морей*, тыс. км3 Сток, км3/ год Средняя температура воды Солёность верхнего слоя Величина приливов
янв.-февр. июль-август
Бассейн Северного Ледовитого океана
Баренцово Материково-окраинное 1424 316 222/513 525,7 163,0 0…+5 32-35 6,1
Белое Внутреннее Около 90 6 67/351 709,8 215,0 -0,5…-1,9 +7…+5 23-30 10
Карское Материково-окраинное 883 98 111/596 5739,5 1315,0 -1,5…+1,7 0…6 10-34 0,8
Лаптевых Материково-окраинное 662 353 533/3534 3692,9 720,0 -0,8…+1,7 +0,8…+10 20-30 0,5
Восточно-Сибирское Материково-окраинное 913 49 54/915 1295,5 260,0 -0,2…+1,7 0…+7-8 20-32 0,25
Чукотское Материково-окраинное 595 42 71/1256 101,0 72,0 -1,6…+1,8 -0,1…+4 24-32 1,5
Бассейн Тихого океана
Берингово Окраинное, смешанное материково-океанического типа 2315 3796 1640/5500 569,7** 400,0 -1,5…+3 +4…+11 28-35 8,3
Охотское Окраинное, смешанное материково-океанического типа 1603 1316 821/3521 1695,4 600,0 -1,5…+1,8 +6…+7 (+18-+19) 25-33 13,2
Японское Окраинное-океаническое 1062 1631 1536/3720 124,3 212,0 0…+4 +18-20 (+25–27) 33,5- 34,7 3
Бассейн Атлантического океана
Балтийское Внутреннее 419 21,5 51/470 257,0 433,0 -1 +15…+17 2-10 0,7
Черное Внутреннее 422 555 1315/2210 63,6 346,0 -0,5…+7 +25…+26 14-18 0,1
Азовское Внутреннее 39 0,29 7/15 464,1 36,7 ~0 +23…+24 12-14 0,1
Бессточное море
Каспийское Море-озеро 396 78 –/1025 1695,4 286,0 +0…10 +24…+28 1-2

   

Общая площадь морской акватории, попадающей под юрисдикцию Российской Федерации, составляет около 8,6 млн км2, в т.ч. побережья морей Северного Ледовитого океана – 39940, Тихого океана – 17740, Балтийского моря – 660, Азовского и Черного – 1185, Каспийского моря – 1460 км. Около 3,9 млн км2 приходится на шельф и 4,7 млн км2 на глубоководные области.

Характерные особенности морей:

Баренцево – связь с Атлантическим и Северным Ледовитым океанами, узкими проливами – с Карским морем;

Белое – связь с Баренцевым морем через пролив Горло, Беломорско-Балтийским каналом – с Балтийским, Волго-Балтийским водным путем с Азовским, Каспийским и Черным морями;

Карское – проливами Вилькицкого, Шокальского, Красной Армии сообщается с морем Лаптевых; связь с центральным бассейном Арктики открытая, широкая;

Лаптевых – проливами Санникова, Этерикан и Дмитрия Лаптева сообщается с Восточно-Сибирским морем; связь с центральным бассейном Арктики открытая, широкая;

Восточно-Сибирское – проливом Лонга сообщается с Чукотским морем, к северу открыто и имеет широкие связи с Арктическим бассейном;

Чукотское – широкая связь с Арктическим бассейном;

Берингово – береговая линия 13300 км, открытая связь с Тихим океаном, с водами Арктического бассейна – через узкий Берингов пролив;

Охотское – береговая линия 10444 км; через 19 Курильских проливов сообщается с Тихим океаном, через сравнительно мелководные (до 100 м) проливы Лаперуза и Татарский – с Японским морем;

Японское – связано с Охотским морем проливами Невельского и Лаперуза, с Тихим океаном – проливом Цугару и с Восточно-Китайским морем – Корейским проливом;

Балтийское – длина береговой линии на территории Ленинградской области около 350 км, Калининградской – 160 км; связь с Атлантическим океаном через Северное море;

Черное – длина береговой линии 4090 км. Связь Керченским проливом с Азовским морем, проливом Босфор – с Мраморным морем, с Атлантическим океаном – через Мраморное и Средиземное моря;

Азовское – глубоко врезано в сушу; к территории России относится главным образом западная и восточная части моря;

Каспийское – длина береговой линии около 7 тыс. км, в пределах России – 695 км.

Около 60% суммарного стока рек страны поступает в окраинные моря Северного Ледовитого океана. Общая площадь водосбора морских бассейнов этого океана в России составляет около 13 млн км2, или почти три четверти территории государства.

   

Качество морских вод

Каспийское море

Соленость вод Северного Каспия в 2018 г. на станциях вековых разрезов III и IIIa изменялась в диапазонах 5,52–18,15‰ и 1,89–8,18‰, составив в среднем 13,05‰ и 4,42‰ соответственно. Существенное различие средних значений солености обусловлено влиянием на разрез IIIa стока р. Волги. Прозрачность вод изменялась в пределах от 1,5 до 6,0 м. Уровень загрязнения вод нефтяными углеводородами (НУ) на обоих разрезах составил около 1,3 ПДК при максимальном значении 2,0 ПДК на разрезе IIIа, что существенно ниже показателей 2017 г. Концентрации фенолов и синтетических поверхностно-активных веществ (СПАВ) сохранились на уровне 2013–2017 гг. и составляли в среднем 1,6–4 ПДК и 0,28 ПДК соответственно.

Межгодовые изменения среднего содержания в воде мелководья кобальта, никеля, цинка, свинца и меди по абсолютной величине значения варьировали в два и более раз. В 2018 г. на разрезе IIIа было зафиксировано превышение установленных нормативов концентрации металлов. Максимальные значения содержания ртути, марганца, свинца, кадмия, кобальта и цинка составляли: 0,1; 0,8; 0,08; 0,14; 0,8 и 0,9 ПДК соответственно. Многолетняя динамика содержания перечисленных металлов в воде разреза IIIa в целом совпадала с таковой для расположенного восточнее разреза III. Содержание наиболее токсичных металлов – ртути и кадмия оставалось существенно ниже допустимого предела.

Заметных временных трендов содержания металлов в водах Северного Каспия в последние шесть лет не отмечалось. Исключение составлял цинк, концентрация которого во второй половине указанного периода была в 4–5 раз больше. Значимых различий содержания металлов между разрезами не наблюдалось, кроме кобальта.

Кислородный режим в 2018 г. оставался в пределах установленного норматива. За 2016–2018 гг. среднегодовая концентрация кислорода в водах на разрезах III и IV увеличилась на 10–15%.

Воды Дагестанского взморья в 2018 г. характеризовались как «умеренно загрязненные» (взморье р. Сулак, Махачкала, Избербаш) и «загрязненные», с наибольшим уровнем загрязнения у п. Лопатин и Каспийска. Кислородный режим был в пределах нормы. За последние три года среднегодовая концентрация растворенного в воде кислорода повсеместно увеличилась.

   

Азовское море

В 2018 г. гидрохимические наблюдения проводились в устьевой области р. Дон на трех станциях в устьях рукавов Мёртвый Донец, Переволока и Песчаный. Соленость речного стока в устьях рукавов р. Дон изменялась в пределах от 0,48‰ до 0,91‰; значения водородного показателя (рН) были в диапазоне от 7,94 до 8,46. В большинстве проб значения концентрации нефтяных углеводородов (НУ) превышали ПДК, при максимуме 3,2 ПДК. Среднегодовая концентрация биогенных элементов, в частности соединений азота, сохранялась на уровне предыдущих лет и в отдельных случаях превышала ПДК. Во всех устьях рукавов дельты р. Дон была выявлена растворенная ртуть, концентрация которой достигала 2,9 ПДК. Кислородный режим вод в течение всего года был удовлетворительный и насыщение воды не опускалось ниже 77%.

Соленость вод Таганрогского залива в значительной степени зависит от объема речного стока. В 2018 г. соленость изменялась от 0,50‰ до 9,82‰, составив в среднем 3,74‰, что несколько меньше предыдущих лет. Концентрация нефтяных углеводородов изменялась в диапазоне от величины менее предела обнаружения до 8,4 ПДК; максимум более чем в 3 раза превосходит показатель прошлого года (2,6 ПДК). Растворенная ртуть в концентрации от 1,0 до 3,2 ПДК была зарегистрирована в поверхностном слое вод Таганрогского залива, при максимуме 3,2 ПДК для пресноводных водоемов, а среднегодовая составляла 1,4 ПДК.

В донных отложениях концентрация нефтяных углеводородов в рукавах р. Дон изменялась от 0,05 до 0,11 мг/г. Максимум был отмечен в июле в устье рукава Переволока. Среднегодовое содержание НУ составило 80 мкг/г (1,6 ДК). В Таганрогском заливе концентрация нефтяных углеводородов варьировала в диапазоне 3–140 мкг/г, при максимуме 2,8 ДК. В целом межгодовые вариации содержания НУ в донных отложениях залива можно рассматривать как незначительные.

Устьевое взморье и дельта р. Кубани. Низовья дельты реки Кубани. В 2018 г. в устьях рукавов Кубани соленость не превышала 0,32‰, за исключением июня и августа, когда соленость составила 5,66‰ и 6,14‰ соответственно. Средняя многолетняя соленость за последние 10 лет составила 0,55‰, а за последние 5 лет – 0,71‰ при средней за период наблюдений – 0,56‰. Концентрация нефтяных углеводородов на обеих станциях незначительно отличалась от прошлогодней (0,04 мкг/дм3) и составила 0,045 мкг/дм3 (0,9 ПДК). Максимальная концентрация составила 0,07 мкг/дм3 (1,4 ПДК).

Порт Темрюк. Соленость воды в канале порта изменялась от 9,85‰ до 14,14‰. Среднегодовая величина солености составила 12,35‰ (в 2017 г. – 12,49‰). В целом за период 2004–2018 гг. наблюдается постепенное повышение солености различных районов Темрюкского залива. Максимальная концентрация нефтяных углеводородов составила 0,18 мг/дм3 (3,6 ПДК), (в 2017 г. – 0,23 мг/дм3, 4,6 ПДК). Насыщение вод растворенным кислородом было удовлетворительным. Воды канала порта Темрюк оценивались как «умеренно загрязненные».

Взморье реки Кубани. Соленость вод взморья Кубани изменялась в диапазоне 1,97–13,97‰, при средней солености 11,77‰. Насыщение вод растворенным кислородом было удовлетворительным. Воды взморья Кубани в 2018 г. оценивались как «умеренно загрязненные».

Взморье рукава Протока. В 2018 г. соленость вод взморья Протоки изменялась от 8,97‰ до 13,87‰, при среднегодовой солености 12,18‰ и средней многолетней за последние 5 лет – 11,10‰. В 2018 г. качество воды взморья рукава Протока в Темрюкском заливе по сравнению с 2017 г. не изменилось и оценивается как «чистая».

Устьевая область р. Кубани (гирла лиманов). Соленость вод устьевой области изменялась в широком диапазоне от 0,25‰ до 14,17‰, при среднегодовой солености – 5,76‰. Концентрация биогенных элементов не превышала ПДК. Состояние вод гирл лиманов по сравнению с предыдущим годом ухудшилось и оценивается как «грязные».

Крым. Керченский пролив. В водах пролива существенно повысилось содержание нефтяных углеводородов, которые являются наиболее важным загрязнителем. Содержание СПАВ варьировало в диапазоне 14–24 мкг/дм3, при среднегодовом значении – 20,8 мкг/дм3 (0,2 ПДК). Фенолы не были выявлены. В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом качество вод Керченского пролива существенно ухудшилось за счет почти четырехкратного увеличения содержания нефтяных углеводородов, и вода оценивалась как «умеренно загрязненная».

   

Черное море

Район Анапа–Туапсе. В водах Кавказского прибрежья нефтяные углеводороды (среднее содержание – 0,011 мг/дм3, максимальное – 0,028 мкг/дм3, 0,56 ПДК) содержались в незначительном количестве. В целом за последние два десятилетия наблюдается снижение их содержания в водах прибрежья. Содержание СПАВ было ниже предела обнаружения. В целом, качество вод Кавказского прибрежья сохранилось на прежнем уровне и характеризуется как «чистые».

Район Сочи–Адлер. За последние двадцать лет наметилась тенденция увеличения неорганического фосфора в прибрежных водах Кавказа. В 2018 г. воды района Большого Сочи между эстуариями рек Мзымта и Сочи характеризуются как «чистые». Среднегодовая концентрация всех нормируемых загрязняющих веществ была ниже установленных для морских вод нормативов. Общий уровень загрязнения незначительный, а воды характеризовались в основном, как «чистые» и, локально, «умерено загрязненные». В многолетней динамике состояние вод района оценивается какстабильное.

Крым. Порт Ялта. Концентрация нефтяных углеводородов на акватории морского пассажирского порта изменялась от аналитического нуля до 0,02 мг/дм3 (0,4 ПДК); среднее значение снизилось в 2 раза до 0,0054 мг/дм3. Содержание СПАВ варьировало от аналитического нуля до 42 мкг/дм3. Фенолы не были выявлены. Как и в прошлом году, были зарегистрированы пестициды альдрин (0,50 и 3,16 нг/дм3) и гептахлор (0,59–34,84 нг/дм3, в среднем – 0,88 нг/дм3). Процент насыщения вод кислородом снизился по сравнению с прошлым годом и варьировал от 74% до 102%, в среднем 92,3% насыщения. В 2018 г. воды морского пассажирского порта Ялта оцениваются как «чистые».

   

Балтийское море

В 2018 г. гидрохимические наблюдения на Балтийском море выполнялись на 40 станциях в Невской губе в течение года и восточной части Финского залива только в августе. Учитывая, в основном, пресноводный характер Невской губы, при оценках качества вод использовались значения ПДК для поверхностных вод суши, а для районов залива за пределами Комплекса Защитных Сооружений – значения ПДК для морских вод. Различия между нормативами могут быть существенными для двух типов вод, особенно для металлов, поэтому прямое сравнение по индексу загрязненности вод районов в Невской губе и в восточной части Финского залива может быть недостаточно корректным.

Невская губа. Центральная часть. Основной вклад в загрязнение вносили медь, цинк, марганец и железо. В целом, среднегодовое содержание меди было выше всех остальных значений за пятилетний период. Воды Центральной части Невской губы не загрязнены нефтяными углеводородами. Кислородный режим в Невской губе был удовлетворительным. В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом качество вод центральной части Невской губы заметно ухудшилось, и воды характеризуются как «грязные».

Невская губа. Северный курортный район. Основными загрязняющими веществами в водах Северного курортного района в 2018 г. являлись: медь, цинк, железо, алюминий и марганец. Концентрация легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) превышала установленную норму. Кислородный режим в районе в течение всего года был удовлетворительным. В 2018 г. воды Северного курортного района характеризуются как «грязные».

Невская губа. Южный курортный район. Основной вклад в загрязнение вносили медь, цинк, железо и марганец. Наблюдалось превышение установленного норматива содержания легкоокисляемых органических веществ (по БПК5). Содержание нефтяных углеводородов, фенола, СПАВ и хлорорганических пестицидов было ниже предела обнаружения. Содержание фосфатов, нитритного, нитратного и аммонийного азота не превышало установленные нормативы и было минимальным за многолетний период. Дефицит кислорода (менее <70% насыщения) в водах южного курортного района не был зафиксирован. Воды южного курортного района характеризуются как «грязные».

Невская губа. Морской Торговый порт. Основными загрязняющими веществами акватории Морского торгового порта в 2018 г. стали медь, цинк, марганец и железо. Содержание биогенных элементов было минимальным за пятилетний период. Случаев дефицита кислорода (<70%) не было зафиксировано. По сравнению с 2017 г. качество вод Морского торгового порта не изменилось, и воды характеризуется как «грязные».

Невская губа. Северная станция аэрации. Основной вклад в загрязнение вод в районе Северной станции аэрации в 2018 г. вносили медь, цинк, марганец и железо. Содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) превышало установленную норму (1,0/1,7 ПДК). Концентрация нефтяных углеводородов находилась на уровне аналитического нуля. Содержание растворенного кислорода было в пределах нормы. По сравнению с 2017 г. качество вод в районе Северной станции аэрации ухудшилось, и воды характеризуются как «грязные».

Финский залив. Курортный район мелководной зоны. Основными загрязняющими веществами в водах Курортного района мелководной зоны восточной части Финского залива стали: медь, цинк, железо, марганец и алюминий. Концентрация легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) составляла 1,0/3,8 ПДК. Концентрация нефтяных углеводородов, фенола, СПАВ и хлорорганических пестицидов была ниже предела обнаружения. Кислородный режим был удовлетворительным. По сравнению с 2017 г. качество вод курортного района несколько улучшилось, и воды характеризуются как «загрязненные».

Финский залив. Мелководная зона. Основной вклад в загрязнение вод мелководной зоны восточной части Финского залива вносили: медь и марганец. Кислородный режим был удовлетворительным. По сравнению с 2017 г. качество вод мелководной зоны несколько ухудшилось, и воды характеризуются как «умеренно загрязненные».

Финский залив. Глубоководная зона. Кислородный режим вод глубоководного района восточной части Финского залива в целом был удовлетворительным. По сравнению с 2017 г. качество вод глубоководной зоны несколько ухудшилось, и воды характеризуются как «умеренно загрязненные».

Финский залив. Копорская губа. По сравнению с 2017 г. качество вод несколько ухудшилось, и воды характеризуются как «умеренно загрязненные».

Финский залив. Лужская губа. Кислородный режим вод Лужской губы в целом был удовлетворительным. По сравнению с 2017 г. качество вод несколько ухудшилось, и воды характеризуются как «умеренно загрязненные».

   

Белое море

Двинский залив. Соленость акватории в среднем составила 23,52‰. Содержание нефтяных углеводородов не превышало предел обнаружения. Хлорорганические пестициды и СПАВ в водах Двинского залива не были выявлены.

Кандалакшский залив.В торговом порту г. Кандалакши соленость вод варьировала от 1,9‰ до 21,5‰ при среднегодовом значении 8,5‰. Водородный показатель изменялся в пределах 7,00–8,09 ед. рН, при среднем значении 7,44 ед. рН. Общая щелочность находилась в диапазоне 0–1,256 мг-экв/дм3. Кислородный режим был удовлетворительным. Среднегодовое содержание нефтяных углеводородов не превышает норматив. Содержание биогенных элементов, за исключением фосфатов, было ниже ПДК. Качество вод по сравнению с 2017 г. не изменилось, воды оценивались как «чистые».

   

Баренцево море

Кольский залив. В 2018 г. на водпосту торгового порта г. Мурманска соленость в течение года находилась в диапазоне 8,45-25,53‰. Величина рН изменялась в диапазоне 7,8–8,1. Общая щелочность варьировала в диапазоне 0,964–1,344 мг-экв/дм3; среднегодовая 1,145 мг-экв/дм3. Содержание нефтяных углеводородов изменялось от 0,022 до 0,146 мг/дм3. В районе расположения водпоста в поверхностном слое среднегодовая концентрация кислорода составляла 10,4 мгО2/дм3, при минимуме 8,0 мгО2/дм3, что выше норматива. По сравнению с 2017 г. качество вод несколько ухудшилось и оценивается как «умеренно загрязненные».

   

Тихий океан

Шельф полуострова Камчатка. Авачинская губа. В 2018 г. приоритетными загрязняющими веществами в водах Авачинской губы были нефтяные углеводороды, фенолы и детергенты. Наибольшая концентрация растворенных нефтяных углеводородов (НУ), как правило, наблюдается в районах сброса сточных вод судоремонтных заводов, транспортных предприятий и в местах стоянки судов. Распространению НУ на всю акваторию губы способствуют приливо-отливные, сгонно-нагонные явления и течения. Среднегодовое содержание нефтяных углеводородов в водах Авачинской губы в 2018 г. составило 1,0 ПДК (0,049 мг/дм3), максимальное – 4 ПДК (0,200 мг/дм3). Среднегодовое значение концентрации фенолов в 2018 г. составило 2,0 ПДК. На протяжении последних шести лет концентрации фенолов сохраняются на уровне 2–4 ПДК.

Характерным для Авачинской губы является постоянное перенасыщение кислородом поверхностного горизонта вследствие интенсивно протекающих процессов фотосинтеза и его дефицитом в придонных слоях воды, где он расходуется на окисление органических веществ. В 2018 г. по сравнению с 2017 г. качество воды Авачинской губы улучшилось и оценивалось как «умеренно загрязненные» (уровень 2013–2015 гг.).

   

Охотское море

В районе пос. Стародубский в 2018 г. значения гидрохимических показателей и концентрации загрязняющих веществ были в пределах среднемноголетних значений. Фенолы не были выявлены. Кислородный режим был в пределах нормы. Класс качества вод оценивается как переходный от «чистых» к «умеренно загрязненным» водам.

В заливе Анива в районе пос. Пригородное в 2018 г. отмечалось загрязнение морских вод легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) медью и нефтяными углеводородами. Кислородный режим был в пределах нормы. Воды в районе поселка Пригородное характеризуются как «чистые».

В 2018 г. в морских водах залива Анива в районе г. Корсакова был отмечен значительный рост загрязнения нефтяными углеводородами, а также меди. Среднегодовое содержание кислорода было удовлетворительным. В 2018 г. воды в районе порта г. Корсакова характеризуются как «умеренно загрязненные».

   

Японское море

Залив Петра Великого. В 2018 г. во всех прибрежных акваториях залива Петра Великого было зафиксировано снижение среднегодовой концентрации нефтяных углеводородов: в бухте Золотой Рог в 2 раза, в бухте Диомид в 2,75 раза, в проливе Босфор Восточный в 2 раза, в Амурском заливе в 1,75 раза, в Уссурийском заливе в 3,3 раза, в заливе Находка в 2 раза. Среднемноголетнее значение сохраняется традиционно наибольшим в бухте Золотой Рог и в проливе Босфор Восточный.

В сравнении с 2017 г. уровень загрязненности прибрежных районов залива Петра Великого фенолами повсеместно повысился, за исключением бухты Диомид. В 2018 г. среднегодовое содержание фенолов в прибрежных водах залива Петра Великого изменялось в диапазоне 0,9–1,5 ПДК: в бухте Золотой Рог оно повысилось от 0,9 до 1,2 ПДК, в проливе Босфор Восточный – от 0,8 до 1,5 ПДК, в Амурском заливе – от 1,0 до 1,2 ПДК, в Уссурийском заливе – от 0,7 до 1,0 ПДК, в заливе Находка – от 0,9 до 1,1 ПДК. За последние три года уровень загрязненности морских вод АПАВ во всех прибрежных районах резко повысился до 2–3 ПДК.

В прибрежных водах залива Петра Великого среднегодовое содержание определяемых металлов (меди, железа, цинка, свинца, марганца и кадмия) было менее 1 ПДК и по сравнению с предыдущим периодом почти во всех районах снизилось среднегодовое содержание железа в 1,5–2,5 раза.

В 2018 г. в прибрежных районах залива Петра Великого среднее значение биохимического потребления кислорода за пять суток (БПК5) изменялось в диапазоне 0,65–1,0 ПДК. В 2018 г. кислородный режим в прибрежных водах был в пределах нормы.

В 2018 г. воды в бухте Золотой Рог и проливе Босфор Восточный по-прежнему характеризуются как «грязные». Воды залива Находка и Амурского залива оцениваются как «загрязненные». В бухте Диомид и Уссурийском заливе качество вод улучшилось от «грязных» до «загрязненных».

Татарский пролив. В 2018 г. регулярные наблюдения за уровнем загрязненности морских вод и донных отложений проводились в прибрежной зоне в районе порта г. Александровска-Сахалинского. Среднегодовое содержание нефтяных углеводородов в прибрежных водах по сравнению с 2017 г. незначительно снизилось и составило 0,6 ПДК (в 2017 г. – 0,8 ПДК). По сравнению с 2017 годом уровень загрязненности вод соединениями меди незначительно снизился. Кислородный режим в 2018 г. был в пределах нормы: среднее содержание растворенного кислорода составило 8,82 мгО2/дм3. В целом качество морских вод в Татарском проливе в районе г. Александровска не изменилось и по-прежнему оценивается как «чистые».

   

Гидробиологическая оценка состояния морских вод

Гидробиологические наблюдения за состоянием прибрежных морских экосистем Российской Федерации проводятся по основным экологическим сообществам: фитопланктона, зоопланктона и зообентоса, а также бактериопланктона. Каждое из этих сообществ наблюдется по целому ряду параметров, позволяющих получать информацию о количественном и качественном составе прибрежных морских экосистем России. Гидробиологические наблюдения в период с 2007 по 2018 гг. проводились в морях: Балтийском, Лаптевых, Японском и Черном.

Балтийское море. Наблюдения в 2018 г. проводились в Невской губе Восточной части Финского залива Балтийского моря.

В Невской губе содержание хлорофилла в планктоне варьировалось от 0,48 до 20,23 мкг/л. Уровень трофности вод соответствовал группе мезотрофным с чертами эфтрофных водоемов. В составе фитопланктона Невской губы было отмечено 132 вида водорослей (в 2017 г. – 143), относящихся к 8 отделам. Как и в предыдущие годы, по видовому богатству преобладали зеленые (40%), диатомовые (30%) и синезеленые (15%) водоросли.

В 2018 г. биомасса фитопланктона в разных зонах различалась незначительно, в транзитной зоне она составляла 1,71 мг/л, в северной – 2,92 мг/л, и в южной зонах – 2,75 мг/л, а в целом для Невской губы – 2,46 мг/л, что значительно ниже показателей 2017 г. – 3,85 мг/л.

В 2018 г. в биомассе фитопланктона Невской губы продолжили преобладать диатомовые водоросли – (72%), что типично для данного региона и срока отбора проб. Доля диатомовых водорослей выросла по сравнению с данными 2017 г., а доля синезеленых в планктоне была незначительной. В сезонной динамике 2018 г. следует отметить четко выраженный весенний пик, связанный с вегетацией диатомовых водорослей.

В составе мезозоопланктона Невской губы было зарегистрировано 76 видов и вариететов (в 2017 г. – 71 вид). Преобладали коловратки – 28 видов (в 2017 г. – 26) и ветвистоусые раки – 27, видовое разнообразие веслоногих возросло до 21 вида (в 2017 г. – 18). Существенных изменений в качественном составе мезозоопланктона по сравнению с предшествующими периодами наблюдений не отмечалось. Средняя биомасса мезозоопланктона в Невской губе составляла 202,45 мг/м3 (в 2017 г. – 80,55 мг/м3) при численности 34,00 тыс. экз./м3 (в 2017 г. – 28,0 тыс. экз./м3). Уровень развития мезозоопланктона в 2018 г. в Невской губе на фоне межгодовой динамики возрос в 2,5 раза и оценивался как высокий.

В 2018 г. в составе макрозообентоса Невской губы встречено 53 вида донных беспозвоночных. Основными группами макрозообентоса повсеместно были олигохеты, моллюски и личинки хирономид.

В транзитной зоне (фарватер) и приплотинной части Невской губы по численности и по биомассе на большинстве станций доминировали олигохеты, составляя до 100 % и формируя основу биоценоза. Максимальные количественные показатели макрозообентоса наблюдались в мае и августе. Так, средние количественные показатели в Невской губе в мае составляли 1,57 тыс. экз./м2 и 8,59 г/м2, в августе – 1,22 тыс. экз./м2 и 17,88 г/м2, в октябре – 1,11 тыс. экз./м2 и 2,71 г/м2, (в 2017 г.: в мае – 0,69 тыс.экз./м2 и 60,73 г/м2, в августе – 1,43 тыс. экз./м2 и 86,54 г/м2, в октябре – 3,4 тыс. экз./м2 и 227,83 г/м2).

Значительные межгодовые колебания численности донных беспозвоночных, связанны, главным образом, с многолетними изменениями речного стока, являются характерной особенностью Невской губы и неоднократно наблюдались в предыдущие годы. В 2014–2018 гг. в целом по акватории было заметно увеличение видового разнообразия бентосных сообществ. Количественные показатели макрозообентоса в Невской губе в целом незначительно снизились по сравнению с 2017 г. Различия в темпах роста численности и биомассы происходит из-за значительного количества молоди, а также развития мелких форм олигохет.

В целом, начиная с 2008 г., развитие макрозообентоса Невской губы в 2018 г. наиболее высокое. Дальнейшие наблюдения в акватории Невской губы должны показать, сохранится ли тенденция к восстановлению ее донных сообществ после начала строительства набережной в 2009 г.

Черное море. Наблюдения проводились в октябре 2018 г. в северо-восточной части Черного моря – заповедника «Утриш» на трех станциях в поверхностном и придонном горизонтах. В районе наблюдений было отмечено 44 вида водорослей, относящихся к 4 отделам, что существенно отличается по числу видов сообщества фитопланктона в весенне-летний период, насчитывающему до 98 видов в 2010–2013 гг. Среднее число видов в пробе варьировало от 21 до 52, что соответствует среднемноголетним данным.

Средние значения численности и биомассы фитопланктона в октябре 2018 г. составляли 83 тыс. кл/л и 290 мг/м3 соответственно. Численность фитопланктона возросла в 3 раза по сравнению с отмеченными в мае 2010 г. (36,6 тыс. кл/л) и июле 2013 г. (19,3 тыс. кл/л). Биомасса фитопланктона была достаточно высока и соответствовала уровню вегетации в весенний и летний периоды 2010-2013 гг., варьировавшие от 253,4 до 279,5 мг/м3. Основу биомассы сообщества формировали крупные представители диатомовых: Probosciaalataf. alata (Brightwell) Sündstrom, 1986, Pseudosoleniacalcar-avis (Schultze) B.G.Sundström, 1986, Rhizosoleniafragilissimaf. fragilissima Bergon, 1903 и Hemiaulushauckii GrunowexVanHeurck, 1882 . По доле в численности доминировал представитель золотистых – Emilianiahuxleyi (Lohmann) W.W.Hay & H.P.Mohler, 1967, составляя до 65% численности фитопланктона. По доле в биомассе доминировали диатомовые, составляя до 77%. Их доля в численности, в тоже время, была незначительна, и не превышала 25%. На долю динофитовых водорослей приходилось не более 7% общей численности и 20% биомассы.

Море Лаптевых. Наблюдения проводились в заливе Неёлова прибрежной акватории моря Лаптевых, который находится восточнее дельты р. Лены и подвержен влиянию ее опресняющего стока. В течение года соленость вод залива Неёлова не опускается ниже 7‰, что характеризует его как солоноватоводный водоем. Наблюдения за состоянием экосистемы залива Неёлова проводятся с 1977 г. на створе в районе пгт. Тикси. В 2018 г. фитопланктон залива Неёлова был представлен 13 (в 2017 г. – 48) пресноводными эвригалинными видами, среди которых в качественном и количественном отношении доминировали холодноводные диатомовые водоросли – 8 видов, а также зеленые водоросли. В 2018 г. произошло значительное сокращение видового состава фитопланктона.

В составе макрозообентоса залива Неелова в 2018 г. было отмечено 8 видов беспозвоночных, среди которых наибольшее видовое разнообразие принадлежало Bivalvia  3 вида, Amphipoda и Oligochaeta – представлены по 2 вида, Chironomidae – одним видом. Сообщество бентосных беспозвоночных включает в себя 2 неритических вида бокоплавов: реликтового Monoporeiaaffinis (Lindström, 1855) и морской эвригалинный вид Onisimusbirulai (Gurjanova, 1929), создававших основу биомассы зообентоса в 2018 г. Из представителей эумакрозообентоса основу биомассы формировали двустворчатые моллюски Sphaeriumcorneum (Linnaeus, 1758), по численности – Limnodrilushoffmeisteri Claparède, 1862. В 2016–2017 гг. фауна макрозообентоса залива была представлена теми же группами видов. Качественный и количественный состав зависит от преобладающих течений и формируется из фаун зообентоса, приносимого паводковыми водами питающих его рек.

Флора и фауна арктических водоемов и водотоков, как пресноводных, так и морских, является крайне неустойчивой системой, ежегодно формирующейся под воздействием краткосрочного арктического вегетативного сезона. Основу пресноводного фитопланктона водоемов и водотоков, как по видовому составу, так и по количественным характеристикам формируют представители холодноводной флоры диатомовых водорослей. Фауна макрозообентоса формируется приносимыми с паводковыми водами рек гидробионтами. Таким образом, качественный состав биоты залива не зависит от антропогенного воздействия, а определяется, прежде всего, такими факторами, как объем паводковых вод, питающих залив рек, направление устойчивых ветров, создающих затоки морских вод в залив, валентность видов сообществ по отношению к соленостному фактору.

Японское море. В 2018 г. гидробиологические наблюдения по микробиологическим показателям проводились на 9 участках залива Петра Великого Японского моря, расположенных в заливах: Амурском, Уссурийском и Находка, бухтах: Золотой Рог, Диомид, Находка, Врангель и Козьмино, а также в Проливе Босфор Восточный. Оценивалась общая численность и биомасса микроорганизмов и доля сапротрофных и нефтеокисляющих бактерий в общей численности/биомассе.

Амурский залив. В водах Амурского залива средняя численность микроорганизмов составила 2,47*106 кл/мл при среднем значении биомассы 1644 мг/м3. По сравнению с 2017 г. наблюдалось незначительное снижение общей численности, и увеличение их биомассы. Максимальное значение общей численности микроорганизмов и их биомассы наблюдалось в поверхностном горизонте осенью – 6,66*106 кл/мл и 4,6*103 мг/м3. Минимальные значения – на фоновой станции весной в придонных горизонтах и составляли 0,51*106 кл/мл и 234 мг/м3 соответственно.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом отмечалось снижение среднегодового значения численности сапротрофных бактерий до 9,44*105 кл/мл, численность варьировала в диапазоне 2,5*103-6*106 кл/мл. В апреле в придонном горизонте была отмечена минимальная численность микрофлоры (2500 кл/мл), а максимальная – 6*106 кл/мл – осенью в поверхностном горизонте.

Концентрация нефтеокисляющих бактерий увеличилась в 2 раза по сравнению с 2017 г. При среднем значении 4840 кл/мл их численность находилась в пределах от 6 до 2,5*104 кл/мл. Максимальная численность нефтеокисляющих бактерий была зафиксирована в поверхностных горизонтах осенью – 2,5*104кл/мл.

Концентрация фенолокисляющих бактерий варьировала от 1 до 250 кл/мл, составив в среднем 15 кл/мл. Минимальные значения фенолокисляющих бактерий наблюдалось на всех станциях весной. В осенний период по сравнению с весенним периодом, их средняя численность увеличилась до 29 кл/мл. По микробиологическим показателям воды Амурского залива – α-β-мезосапробные, эфтрофные – загрязненные.

Уссурийский залив. В 2018 г. общая численность микроорганизмов в Уссурийском заливе незначительно снизилась по сравнению с 2017 г. и в среднем составила 1,59*106 кл/мл при увеличении их среднегодовой биомассы до 986 мг/м3. Максимальная общая численность бактериопланктона и его биомасса были зафиксированы в поверхностном горизонте летом – 3,14*106 кл/мл и 2170 мг/м3 соответственно, а минимальные – в поверхностном горизонте в апреле – 0,32*106 кл/мл и 147 мг/м3. Весной общая средняя численность микроорганизмов составила 0,70*106кл/мл, при средней биомассе – 230 мг/м3. Летом наблюдалось увеличение количественных показателей по сравнению с 2017 г. – 2,28*106 кл/мл и 1527 мг/м3 соответственно. Осенью эти показатели сократились до – 1,18* 106 кл/мг, и 1201 мг/м3 соответственно.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом численность сапротрофных бактерий увеличилась в 1,7 раза при среднем значении 1,4*104 кл/мл. Численность бактериопланктона варьировала в пределах 2,5*103–6*105 кл/мл. Максимальные значения численности сапротрофных микроорганизмов наблюдались осенью в поверхностном и придонном горизонтах, а минимальные – 2,5*104 кл/мл – весной в придонных горизонтах. Летом и осенью среднее значение численности сапротрофных бактерий на всех станциях составляло 2,5*105 кл/мл.

Численность нефтеокисляющих бактерий сократилась по сравнению с 2017 г. в 6,2 раза и варьировала от 1 кл/мл до 2,5*104 кл/мл, составив в среднем – 1700 кл/мл. Максимальные значения 2,5*104 кл/ мл были зарегистрированы летом в придонном горизонте, минимальные – в апреле в поверхностном горизонте. Весной численность нефтеокисляющих микроорганизмов варьировала от 1 до 2500 кл/мл, составив в среднем 397 кл/мл. Летом их средняя численность возросла до 4500 кл/мл, а осенью снова снизилась до 135 кл/мл.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом численность фенолокисляющих бактерий сократилась в 3 раза, среднегодовые значения численности микроорганизмов варьировали от 1 до 25 кл/мл, составив в среднем 1 кл/мл. Максимальные значения были зафиксированы в поверхностном и придонном горизонтах летом – 25 кл/м. Средние значения численности фенолокисляющих бактерий составляли: летом – 3 кл/мл, весной и осенью – 0 кл/мл.

Приведенные данные о состоянии микроорганизмов в водах Уссурийского залива характеризуют их как α-β-мезосапробные, эвтрофные – загрязненные.

Бухта Золотой Рог. Среднее значение общей численности микроорганизмов в акватории бухты Золотой Рог составляло 3,14 *106 кл/мл, при средней биомассе – 1954 мг/м3. Общая численность бактериопланктона варьировала от 1,60 *106 кл/мл до 6,66*106 кл/мл, а биомасса – от 733 мг/м3 до 4603 мг/м3. Максимальные значения общей численности и их биомассы были зарегистрированы в августе в придонном горизонте – 6,66*106 кл/мл и 4603 мг/м3 соответственно. Минимальные значения – в поверхностном горизонте – 1,60*106 кл/мл и 733 мг/м3. Осенью средняя численность и биомасса составляли 3,39*106 кл/мл и 2290 мг/м3 соответственно.

Численность сапротрофных микроорганизмов варьировала в диапазоне от 6,0*104 кл/мл до 2,5*106 кл/мл, составив в среднем 1,44*106 кл/мл. Максимальные значения были отмечены в июле в поверхностных и придонных горизонтах, а минимальные – в мае в придонном горизонте. Весной численность саприфитов в среднем достигала 2,3*105 кл/мл. Летом их численность увеличилась до 2,5*107 кл/мл, к осени сократилась до 1,6*106 кл/мл.

В 2018 г. по сравнению с 2017 г. численность нефтеокисляющих микроорганизмов сократилась в 2,8 раза, составив в среднем 1,5*105 кл/мл. Максимальные значения – 2,5*105 кл/мл наблюдались в поверхностных и придонных горизонтах в мае и августе, осенью – 2500 кл/мл. Численность нефтеокисляющих бактерий в бухте Золотой Рог в среднем составила: весной – 2,1*105 кл/мл, летом – 2,3*104 кл/мл, осенью – 1,5*105 кл/мл.

Численность фенолокисляющих бактерий варьировала от 1 кл/мл до 60 кл/мл, составив в среднем 8 кл/мл. В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом отмечено сокращение численности фенолокисляющих микроорганизмов в 4,6 раза. Максимальные средние значения были отмечены летом – 18 кл/мл и осенью – 7 кл/мл. Весной фенолокисляющих микроорганизмов не было обнаружено.

Бактериологические показатели, полученные при исследовании акватории бухты Золотой Рог, позволяют отнести морские воды к α-β-мезосапробным, эфтрофным – загрязнённые.

Бухта Диомид. Среднегодовая общая численность бактерий в 2018 г. незначительно сократилась по сравнению с 2017 г. Максимальные средние значения общей численности и биомассы бактерий были зарегистрированы летом в придонном горизонте – 4,21*106 кл/мл и 2910 мг/м3 соответственно. Минимальные значения этих показателей были зарегистрированы весной – 1,93*106 кл/мл и 1117 мг/м3 соответственно. Летом средняя численность микроорганизмов и их биомасса были выше среднегодовых значений предыдущего года и составляли 4,19*106 кл/ и 2893 мг/м3 соответственно. Осенью по сравнению с летним периодом, наблюдалось снижение значений общей численности бактерий и их биомассы – 2,78*106 кл/мл и 1922 мг/м3.

Численность сапротрофных бактерий варьировала от 2,5*105 кл/мл до 2,5*106 кл/мл, составив в среднем 1,0*106 кл/мл. По сравнению с 2017 г. наблюдается незначительное увеличение численности микроорганизмов. Максимальные значения численности наблюдались летом в поверхностном и придонном горизонтах. В мае и октябре были зарегистрированы минимальные показатели численности – 2,5*105 кл/мл в поверхностном и придонном горизонтах.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом численность нефтеокисляющих бактерий увеличилась в 1,5 раза и варьировала в пределах от 250 кл/мл до 2,5*105 кл/мл, составив в среднем 1,35*105 кл/мл. Максимальные значения были зарегистрированы в придонном и поверхностном горизонтах летом, минимальные – осенью.

Численность фенолокисляющих бактерий в бухте Диомид по сравнению с 2017 г. сократилось в 2 раза и варьировала в пределах от 1 кл/мл до 6 кл/мл, составив в среднем 2 кл/мл. Минимальные значения численности 0 кл/мл наблюдались летом и осенью в поверхностных и придонных горизонтах.

Микробиологические показатели позволяют охарактеризовать воды бухты Диомид как α-β-мезосапробные, эфтрофные – загрязнённые.

Пролив Босфор Восточный. Общая численность бактерий в акватории пролива в 2018 г. варьировала от 1,01*106 кл/мл до 4,17*106 кл/мл, биомасса в пределах 547–2882 мг/м3, средние значения численности и биомассы составляли 2,35*106 кл/мл и 1551 мг/м3 соответственно, что 1,1 раза выше значений 2017 г. Средние значения общей численности и биомасы микрофлоры составляли: весной – 1,28*106 кл/мл при биомассе 601 мг/м3; летом – 3,78*106 кл/мл, 1336 мг/м3; осенью – 1,38*106 кл/мл, 920 мг/м3. Максимальные значения общей численности и биомасс микрофлоры отмечались летом в поверхностном горизонте и составляли 4,17*106 кл/мл, 2882 мг/м3 соответственно, а минимальные – в мае в поверхностном горизонте – 1,01*106 кл/мл и 547 мг/м3.

Численность сапротрофных бактерий варьировала от 2,5*103 до 2,5*106 кл/мл, составив в среднем 8,45*105 кл/мл. Максимальные значения численности наблюдались летом и варьировали от 6,0*105 до 2,5*106 кл/мл, минимальные – весной.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом численность нефтеокисляющих бактерий снизилась в 1,2 раза, при среднегодовом значении 5,5*104 кл/мл. Максимальная численность нефтеокисляющих бактерий была отмечена летом – 2,5*105 кл/мл в поверхностных горизонтах, а минимальная – 2,5*103 кл/мл – в мае в придонном горизонте. Фенолокисляющие бактерии в 2018 г. не были обнаружены.

Микробиологические показатели позволяют охарактеризовать морские воды акватории пролива Босфор Восточный как α-β-мезосапробные, эфтрофные – загрязнённые.

Залив Находка. В 2018 г. средние значения общей численности и биомассы бактерий составили 1,81*106 кл/мл и 1148 мг/м3 соответственно. Общая численность микрофлоры варьировала от 0,66*106 кл/мл до 3,90*106 кл/мл, а биомасса – от 302 кл/м3 до 2696 кл/м3. Максимальные значения общей численности микроорганизмов и их биомасса были зафиксированы в июле и сентябре в поверхностных и придонных горизонтах, а минимальные – в мае в придонном горизонте.

Максимальная численность сапрофитов в 6,0*105 кл/мл была отмечена в летний и осенний периоды в приповерхностном и придонном горизонтах, а минимальная – 250 кл/мл – в придонном горизонте в мае.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом численность нефтеокисляющих бактерий уменьшилась в 2,8 раза и находилась в диапазоне 25–2,5*104 кл/мл, составив в среднем 4600 кл/мл. Максимальная численность была отмечена весной на горизонтах 0 и на дне, минимальная –в поверхностном и придонном горизонтах осенью.

Численность фенолокисляющих бактерий в 2018 г. по сравнению с предыдущим годом снизилась в 6 раз и составила 1 кл/мл. Максимальные показатели присутствия фенолокисляющих микроорганизмов были зарегистрированы весной в поверхностном и придонном горизонтах.

Микробиологические показатели позволяют отнести воды залива Находка к α-β-мезосапробным, эвтрофным – загрязнённые.

Бухта Находка. Среднее значение общей численности бактерий в бухте составило 2,54*106 кл/мл, при среднем увеличении значений биомассы до 1639 мг/м3. Максимальные значения общей численности бактериопланктона и его биомассы наблюдались в осенний период в поверхностном горизонте, а минимальные – весной в придонном горизонте.

Численность сапротрофных бактерий варьировала от 2,5*105 до 2,5*106 кл/мл, составив в среднем – 7,1*105 кл/мл. Максимальные значения численности были отмечены летом в поверхностном горизонте, а минимальные – на горизонтах 0 и на дне весной.

Численность нефтеокисляющих бактерий варьировала от 25 до 2,5*104 кл/мл, составив в среднем 1,5*104 кл/мл. В весенний период в поверхностном и придонном горизонтах были зафиксированы максимальные значения, а минимальные – в придонном горизонте осенью.

По сравнению с 2017 г. численность фенолокисляющих бактерий снизилась в 1,3 раза и варьировала от 1 кл/мл до 25 кл/мл, составив в среднем 9 кл/мл. Максимальные показатели были отмечены весной на горизонтах 0 и на дне – 25 кл мл, а также летом в придонном горизонте. Летом и осенью в поверхностном горизонте фенолокисляющие бактерии не были обнаружены. Микробиологические данные позволяют отнести воды залива Находка к α-β-мезосапробным, эвтофным – загрязненные.

Бухта Врангель. Общая численность бактерий в акватории бухты Врангель варьировала от 0,90*106 кл/мл до 2,89*106 кл/мл, составив в среднем 2,15*106 кл/мл. Среднее количество биомассы микрофлоры варьировало от 412 мг/м3 до 1998 мг/м3, составив в среднем 1391 мг/м3. Максимальные показатели общей численности микроорганизмов и их биомассы наблюдались в поверхностном горизонте в осенний период, а минимальные – весной в придонном горизонте.

Средняя численность сапротрофных бактерий составляла 2,08*105 кл/мл. Численность сапротрофных микроорганизмов составляла: весной на поверхности – 6,0*104 кл/мл, в придонном горизонте – 2,5*104кл/мл; летом на поверхности – 6*105 кл/мл, в придонном горизонте – 2,5*105 кл/мл; осенью на поверхности – 2,5*105 кл/мл, придонном горизонте – 6*104 кл/мл.

Численность нефтеокисляющих бактерий по сравнению с 2017 г. снизилась в 2 раза и варьировала от 250 кл/мл до 2,5*104 кл/мл. Среднегодовая численность составила 7*103 кл/мл. Максимальные показатели наблюдались весной в поверхностном горизонте, а минимальные – осенью в поверхностном и придонном горизонтах – 250 кл/мл. Фенолокисляющие бактерии в акватории бухты Врангель в 2018 г. не были обнаружены.

Микробиологические показатели позволяют отнести воды бухты Врангель к α-β-мезосапробным, эфтофным – загрязненные.

Бухта Козьмино. Количество общей численности бактерий и биомассы в водах бухты Козьмино варьировало от 0,8*10 кл/мл до 2,6*106 кл/мл, и от 408 мг/м3 до 1120 мг/м3 соответственно, составив в среднем 1,74*106 кл/мл и 1120 мг/м3 соответственно. Максимальные значения общей численности и биомассы наблюдались в осенний период в поверхностном горизонте – 3,1*106 кл/мл и 1329 мг/м3 соответственно, а минимальные – в придонном горизонте осенью.

Численность сапротрофных бактерий находилась в диапазоне от 2,5*104 кл/мл до 2,5*106 кл/мл. Среднегодовая численность сапротрофной микрофлоры составила 1,2*105 кл/мл при постоянной максимальной численности летом и осенью в поверхностном горизонте – 2,5*105 кл/мл, в придонном – 6*104 кл/мл. Минимальные значения были отмечены весной в придонном горизонте.

В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом средняя численность нефтеокисляющих бактерий увеличилась в 2,1 раза и варьировала от 25 кл/мл до 6*103 кл/мл, составив в среднем 2850 кл/мл. Минимальная численность наблюдалась осенью в придонном горизонте – 25 кл/мл, а максимальная численность – 6*103 кл/мл – весной в поверхностных и придонных горизонтах. Фенолокисляющие бактерии в 2018 г. не были обнаружены.

Микробиологические показатели позволяют отнести морские воды бухты Козьмино к α-β-мезосапробным, эвтрофным – загрязненные.

Все воды исследуемой части залива Петра Великого в 2018 г. относятся к α-β-мезосапробным, эвтрофным водам – загрязненные.

В 2018 г. произошло снижение общей численности бактериопланктона и его биомассы в заливах: Амурском, Уссурийском, Находка и бухтах: Козьмино, Находка, Врангель. В то же время отмечалось увеличение численности гетеротрофного сапрофитного бактериопланктона в акваториях залива Уссурийского, бухт: Золотой Рог, Диомид, Находка, Врангель, Козьмино и пролива Босфор Восточный. Постоянное антропогенное воздействие с прилегающих прибрежных урбанизированных территорий приводит к загрязнению морских акваторий. Численность нефтеокисляющих бактерий увеличилась в заливах: Уссурийский и Находка, проливе Босфор-Восточный, бухтах: Диомид, Находка. На остальных акваториях численность нефтеокисляющих микроорганизмов снизилась. Наблюдалось уменьшение численности фенолокисляющих микроорганизмов на всей обследованной акватории залива Петра Великого, за исключением Амурского залива.