Основными факторами, определяющими гидрохимический режим поверхностных вод, являются климатические условия, геологическое и геоморфологическое строение территории, характер почв и растительного покрова, также в значительной мере антропогенное воздействие неочищенных и загрязненных сточных вод многочисленных предприятий различной хозяйственной направленности. Сброс неочищенных или недостаточно очищенных сточных вод является основной причиной возникновения чрезвычайных экологических ситуаций, вызванных периодическим накоплением в одной среде большого набора загрязняющих веществ. По сбросам загрязняющих веществ, по их количеству и компонентному составу в каждом гидрографическом районе превалируют предприятия разных видов промышленности, чаще всего металлодобывающей, металлургической, металлообрабатывающей, целлюлозно–бумажной, химической, химико–биологической, фармацевтической, оборонной, предприятий энергетики, жилищно–коммунального хозяйства, стоки сельскохозяйственных предприятий и др.

Поступление в водные объекты сточных вод большинства видов промышленного и коммунального хозяйства является одной из причин их загрязнения минеральными, биогенными и органическими веществами, многие из которых токсичны, а также евтрофирования отдельных водных объектов, в первую очередь водохранилищ. Современный уровень очистки сточных вод недостаточен.

Существенное влияние на содержание биогенных, органических веществ и пестицидов оказывают стоки с сельскохозяйственных угодий, пастбищ, животноводческих ферм. Картосхема загрязненности основных рек России представлена на рисунке 1.11.

Рисунок 1.11 – Карта-схема загрязненности основных рек России

   

Качество поверхностных вод по гидрохимическим показателям

Анализ динамики качества поверхностных вод на территории Российской Федерации представлен на основе статистической обработки данных государственной наблюдательной сети за загрязнением поверхностных вод суши (по гидрохимическим показателям) по наиболее характерным для каждого водного объекта показателям.

Качество поверхностных вод оценено с использованием комплексных оценок (по гидрохимическим показателям). Проведена классификация степени загрязненности воды, т.е. условное разделение всего диапазона состава и свойств поверхностных вод в условиях антропогенного воздействия на различные интервалы с постепенным переходом от «условно чистой» к «экстремально грязной». При этом были использованы следующие классы качества воды: 1 класс – «условно чистая»; 2 класс – «слабо загрязненная»; 3 класс – «загрязненная»; 4 класс – «грязная»; 5 класс – «экстремально грязная».

Поверхностные воды Северо-Запада.

Загрязнение бассейна р. Преголи, основной водной системы Калининградской области, связано с поступлением сточных вод промышленных предприятий, канализационных систем населенных пунктов и многочисленных сельскохозяйственных объектов. В 2018 г. в воде реки наблюдалось увеличение минерализации до 3729 мг/л, а содержание хлоридов и сульфатов (до 2694 и 259 мг/л соответственно). В многолетнем плане вода р. Преголи характеризуется как «загрязненная». Качество воды участка реки, находящегося в промышленной зоне г. Калининграда, в 2018 г. незначительно ухудшилось от «загрязненной» до «грязной», содержание в воде нитритного азота достигало критического уровня (9ПДК).

На протяжении ряда лет на гидрохимический режим р. Неман существенное влияние оказывают сточные воды предприятий, расположенных в гг. Советске и Немане.

Общий уровень загрязненности воды трансграничных водотоков в 2018 г существенно не изменился и характеризовался водой – рукава Матросовка и р. Шешупе – «загрязненной».

Качество воды большинства водотоков бассейна и р. Невы сохраняется стабильным. В 2018 г. вода большинства створов характеризовалась как «загрязненная».

Самым загрязненным притоком р. Невы на протяжении десятилетий сохраняется р. Охта в створе г. Санкт-Петербурга, воды которой оцениваются как «грязные». В течение 2018 г. были зарегистрированы 2 случая экстремально высокого и 3 случая высокого загрязнения воды соединениями марганца.

Основными источниками загрязнения водных объектов Волховского бассейна являются сточные воды многочисленных предприятий и организаций Новгородской и Ленинградской областей. Качество воды рек в многолетнем плане находилось в диапазоне от «загрязненной» до «грязной». В целом в 2018 г. в бассейне превалировали «загрязненные» воды, рр. Питьба, Кересть, Тигода, Черная сохраняются «грязными».

В течение ряда лет наблюдается загрязненность воды р. Волхов по всей длине соединениями железа, меди, марганца, органическими веществами. В 2018 г. высокий уровень загрязненности воды регистрировался в р. Кересть соединениями марганца. Поверхностные воды на территории Новгородской области отличаются повышенным содержанием органических веществ (по ХПК), концентрации которых на протяжении многих лет в воде ниже г. Кириши достигали критического уровня.

Малые реки Кольского полуострова. К характерным загрязняющим веществам вод малых рек Кольского полуострова на протяжении последних десятилетий относятся соединения меди, железа, марганца, дитиофосфат крезиловый.

В 2018 г. на 15 водных объектах в Мурманской области было зарегистрировано 84 случая высокого загрязнения и 25 – экстремально высокого загрязнения. Загрязнения были связаны с высоким содержанием соединений никеля, ртути, молибдена, меди, марганца; фосфатов, дитиофосфата крезилового, аммонийного азота, органических веществ (по ХПК), легкоокисляемых органических веществ (по БПК5).

Негативное влияние на водные объекты Мурманской области оказывают сточные воды предприятий горнодобывающей, горнообрабатывающей и металлургической промышленности.

В 2018 г. вода ручья Варничный характеризовалась как «экстремально грязная»; рр. Хауки-лампи-йоки, Нюдуай, Луотти-йоки, Можель, Белая, Травяная, Кумужья, Роста, Колос-йоки и оз. Большой Вудъявр – «грязная».

В течение 2013–2018 гг. вода ручья Варничный стабильно характеризуется как «экстремально грязная».

В течение 2018 г. в воде р. Нюдуай было зарегистрировано 9 случаев экстремально высокого и 27 случаев высокого уровня загрязнения.

В бассейне р. Печенги на протяжении многолетнего периода наиболее загрязненной сохраняется вода р. Хауки-лампи-йоки, что связано со сточными водами комбината Печенганикель АО «Кольская ГМК» и хозбытовыми стоками МУП «Городские сети МО г. Заполярный».

Загрязнение воды малых рек Кольского полуострова, испытывающих постоянную нагрузку сточными водами промышленных комплексов и населенных пунктов при низкой способности к самоочищению в условиях Арктики в течение ряда десятилетий носит хронический характер, что подтверждается повторяющимися случаями ВЗ и ЭВЗ, высоким средним уровнем содержания вредных веществ в воде, накоплением их в донных отложениях водных объектов.

Бассейн р. Северной ДвиныМногие годы верхнее течение р. Северной Двины загрязнено сточными водами предприятий гг. Великого Устюга, Красавино, Котлас, льяльными водами судов речного флота и водами притоков Сухоны и Вычегды.

С 2010 г. вода на участке р. Северной Двины у г. Красавина (Вологодская область) стабильно оценивается как «грязная».

В 2018 г. в среднем, нижнем течении и в устье Северной Двины (Архангельская область), вода реки стабильно характеризуется как «загрязненная».

В дельте Северной Двины существенных изменений в качестве воды не произошло.

На фоне низкой водности в марте и августе 2018 г. в прот. Кузнечиха (4 км выше устья), а также в августе в прот. Маймакса, наблюдались случаи нагонных явлений, сопровождающиеся проникновением морских вод в дельту реки, вследствие чего минерализация воды в этот период достигала концентраций 0,85–2,68 г/дм3, хлоридов – 0,41–1,54 г/дм3, ионов натрия – 0,16–0,60 г/дм3 и сульфатов – 0,09–0,22г/дм3.

Вода р. Сухоны во всех створах характеризовалась как «грязная», что обусловлено ростом среднегодовых концентраций соединений марганца до 5–8 ПДК; нефтепродуктов до 3 ПДК; органических веществ (по ХПК) до 3–4 ПДК. Соединения железа по течению реки находились на уровне 4–5 ПДК в районе впадения р. Пельшмы, 6 ПДК – в районе гг. Сокол и Великий Устюг, 9 ПДК – в районе г. Тотьма. Максимальное превышение установленного норматива в 16 раз было зарегистрировано ниже г. Тотьма.

Река Пельшма (Вологодская область) на протяжении многолетнего периода оценивается экстремально высоким уровнем загрязненности воды. Негативное влияние на формирование химического состава воды р. Пельшмы оказывают недостаточно очищенные сточные воды ОАО «Сокольский ЦБК» и объединенных очистных сооружений г. Сокол.

Критическими показателями загрязненности воды реки сохраняются органические вещества (по БПК5 и ХПК), лигносульфонаты, соединения железа; максимальные концентрации которых достигали 23, 6, 18, 20 ПДК соответственно. Критически низким оценивалось содержание в воде р. Пельшмы растворенного кислорода (2,53 мг/л).

В 2018 г. вода р. Вычегды в верхнем и среднем течении ниже д. Гавриловки, в районе г. Сыктывкара, у с. Малая Кужба, в нижнем течении реки в створах выше г. Коряжмы и в черте г. Сольвычегодска оценивалась как «загрязненная». В створе 4,9 км ниже г. Коряжмы вода оценивалась как «грязная».

Бассейн р. Волги. Поверхностные воды бассейна р. Волги испытывают антропогенную нагрузку разного масштаба и степени опасности. Загрязнение бассейна р. Волги связано с поступлением промышленных и бытовых сточных вод. Наибольшие объемы загрязненных сточных вод приходятся на долю городов Москвы, Самары, Нижнего Новгорода, Ярославля, Саратова, Уфы, Волгограда, Балахны, Тольятти, Ульяновска, Череповца, Набережных Челновв и т.д. Уровень загрязненности воды большинства водотоков бассейна р. Волги в многолетнем плане не испытывал значительных изменений.

В 2008–2018 гг. вода Верхне-Волжских водохранилищах оценивалась как «загрязненная». В 2017–2018 гг. по сравнению с предыдущим периодом 2010–2016 гг. на наиболее неблагоприятном в экологическом отношении участке Рыбинского водохранилища, находящегося под влиянием сточных вод предприятий г. Череповца (ПАО «Северсталь», АО «Апатит», МУП «Водоканал»), возрастало качество воды от «грязной» до «загрязненной». К наиболее характерным загрязняющим веществам воды р. Волги у г. Ржева и Верхне-Волжских водохранилищ относились: органические вещества (по ХПК), соединения железа и меди, в меньшей степени – соединения цинка, среднегодовые концентрации которых, не превышали 1–3 ПДК, максимальные, за исключением соединений меди, были ниже 10 ПДК. На участке р. Волги выше г. Ржева и в Иваньковском водохранилище ниже г. Твери, где максимальные концентрации соединений меди находились на уровне ВЗ, средний уровень загрязненности воды возрастал до 8–10 ПДК. В 2018 г. на участках Иваньковского водохранилища ниже г. Твери, в Угличском водохранилище у г. Углича и Рыбинском водохранилище ниже г. Череповца фиксировались единичные случаи загрязненности воды соединениями свинца в концентрациях, превышающих ПДК.

Качество воды Чебоксарского водохранилища на протяжении многих лет варьировало от «загрязненных» до «грязных». Наиболее часто к категории «грязные» относились воды на участках водохранилища у г. Кстова и г. Нижнего Новгорода, реже – ниже г. Кстова и г. Балахны. В последние четыре года вода ниже г. Нижнего Новгорода стабильно характеризовалась как «грязная».

Характерными загрязняющими веществами водохранилища на протяжении многих лет являются: соединения меди, железа и органические вещества (по ХПК), среднегодовые концентрации которых находились в пределах 2–5, 1–2, 2 ПДК соответственно. В 2018 г. частота встречаемости аммонийного и нитритного азота в концентрациях выше ПДК в водохранилище ниже г. Нижнего Новгорода возросла до 50%, максимальные концентрации превышали ПДК в 4 и 9 раз соответственно. На этом участке водохранилища наблюдались значительные вариации изменения среднего уровня загрязненности воды соединениями меди от 4–6 ПДК в большую часть рассматриваемого периода до 3 и 2 ПДК в последние два года.

В многолетнем плане в Куйбышевском и Саратовском водохранилище преобладают «загрязненные» воды. В 2018 г. качество воды трех створов Куйбышевского водохранилища: выше и ниже г. Казани и в черте г. Козловки (в районе г. Зеленодольска), как и в предыдущие годы, оценивалось как «грязная». В 2018 г. качество воды на участке Саратовского водохранилища в черте г. Саратова по сравнению с предыдущими десятью годами снизилось до «грязной».

Характерными загрязняющими веществами в Куйбышевском водохранилище сохраняются органические вещества (по ХПК), соединения меди, марганца, частота случаев превышения ПДК по водоему в 2018 г. составляла 92, 89 и 57% соответственно. На территории Республики Татарстан по сравнению с остальной акваторией водоема по-прежнему регистрируются повышенные концентрации соединений меди до 8–13 ПДК, марганца до 2–10 ПДК и алюминия до 2–5 ПДК, среднегодовые значения которых соответственно составляли: 3–4, 1–2, ниже 1–2 ПДК. Наиболее часто случаи загрязненности воды аммонийным и нитритным азотом в концентрациях от 1 до 9 ПДК, в среднем около 2 ПДК, отмечались в воде водоема ниже г. Казани.

В 2018 г. по сравнению с 2008–2017 гг. число случаев загрязненности воды Саратовского водохранилища нефтепродуктами в концентрациях до 1–2 ПДК возросло от 0–2 до 38%, соединениями меди до 47%. В 2018 г. на участке ниже г. Самары наблюдалось загрязнение воды органическими веществами (по ХПК) до 1–2 ПДК и соединениями марганца до 3–6 ПДК по всей акватории водохранилища; фенолами до 4 ПДК, нефтепродуктами до 2 ПДК и соединениями меди до 3 ПДК. Случаи загрязненности воды аммонийным азотом до 2 ПДК были зафиксированы в районе г. Самары, нитритным до 1–3 ПДК – по всей акватории водохранилища. Соединения кадмия в концентрациях от 1 до 2 ПДК периодически фиксировались на отдельных участках Куйбышевского и Саратовского водохранилищ (г. Ульяновск, г. Тольятти и г. Самара).

Вода Волгоградского водохранилища и р. Волги у г. Волгограда в 2010–2018 гг. стабильно оценивалась как «загрязненная». В 2018 г. наблюдалось загрязнение воды, как водохранилища, так и реки органическими веществами (по ХПК) до 2 ПДК, соединениями меди до 3–6 ПДК, цинком до 1–2 ПДК, соединениями меди 2–3 ПДК. Концентрации нитритного азота, нефтепродуктов и фенолов в воде водных объектов периодически превышали ПДК в 2 раза.

В течение 2009–2018 гг. вода участка р. Волги ниже г. Астрахани характеризуется как «грязная». Перечень характерных загрязняющих веществ на этом участке реки расширился до 11-ти: органические вещества (по ХПК и БПК5), нитритный и аммонийный азот, фенолы, нефтепродукты, соединения меди, железа, цинка, марганца и молибдена. Среднегодовое содержание органических веществ (по БПК5 и ХПК) варьировало в пределах 1,5–2 и 1,2–2 ПДК соответственно. Всплески загрязненности воды нитритным азотом в среднем до концентраций свыше 2 ПДК были зафиксированы в 2011 и 2018 гг. Среднегодовое содержание аммонийного азота в течение многолетнего периода было ниже ПДК. Загрязненность воды нефтепродуктами варьировала в среднем от 1 ПДК в отдельные периоды (2006–2010 и 2013–2014 гг.) до 2–4 ПДК в первые два и последние четыре года многолетнего периода. Загрязненность воды соединениями меди возрастала в 2008 г. до 9 ПДК и постепенно снижалась до 5–6 и 3–4 ПДК в последующие годы. За многолетний период наблюдалось снижение содержания соединений железа в среднем до 1– 1,5 ПДК, сохранение уровня загрязненности воды фенолами, соединениями цинка в пределах 1–2 ПДК, аммонийного азота ниже ПДК.

Качество воды большинства притоков Верхне-Волжских водохранилищ варьируется от «загрязненных» до «грязных». Как «грязные» характеризуются воды бассейнов рек на территории Московской областиЛамы, Дубны, Сестры и Кунья; Вологодской области – Кошты, Ягорбы; отдельные реки на территории Ярославской области. К характерным загрязняющим веществам воды рек Московской области относятся трудноокисляемые органические вещества (по ХПК), соединения меди, железа, цинка, фенолы, реже – аммонийный и нитритный азот, легкоокисляемые органические вещества (по БПК5). В 2018 г. максимальные концентрации большинства загрязняющих веществ, как правило, варьировали от 2 до 4 ПДК; соединений меди и железа в воде р. Дубны достигали 13 и 8 ПДК соответственно. В июле был зафиксирован случай высокого загрязнения воды р. Куньи ниже г. Краснозаводска нитритным азотом – 39 ПДК.

Основным источником загрязнения р. Кошты являются сточные воды предприятий г. Череповца (АО «Апатит»). Реки Кошта и Ягорба отличаются повышенной минерализацией воды с преобладанием в анионном составе сульфатных ионов в концентрациях до 386 и 596 мг/л соответственно. Сохраняется высокой на уровне критических значений загрязненность воды рр. Андоги, Мологи трудноокисляемыми органическими веществами (по ХПК) до 84,0 мг/л; рр. Мологи, Чагодоща, Сити, Ухры – соединениями железа до 16–27 ПДК; р. Остречины – органическими веществами (по БПК5) до 6 ПДК.

В бассейне Чебоксарского водохранилища по-прежнему к «грязным» отнесены воды отдельных рек: в Республике Мордовия – рр. Инсар и Нуя; Нижегородской области – рр. Пыра, Кудьма, Пензенской – рр. Тешнярь, Сура. Реки Кудьма, Сундовик и Пьяна – правые притоки водохранилища, отличаются высокой минерализацией воды до 1125–12010 мг/л и повышенным на уровне критического содержанием в воде сульфатных ионов до 483–699 мг/л. Критический уровень загрязненности воды р. Пыры соединениями железа и марганца соответственно до 35 и 92 ПДК (в среднем 24 и 21 ПДК) обусловлен природными факторами формирования качества воды. Сохраняется низкой на уровне 1 ПДК загрязненность воды р. Пыры метанолом. Сточные воды различных предприятий являются причиной критического уровня загрязненности воды р. Инсар аммонийным азотом до 10 ПДК, рек Кудьмы и Нуи – аммонийными и нитритным азотом до 9–12 ПДК. В 2018 г. в воде рек Керженец и Ветлуга возросло содержание нефтепродуктов: среднегодовое до 3 и 6 ПДК, максимальное 13 и 16 ПДК соответственно. Содержание остальных загрязняющих веществ в воде водотоков в 2018 г. было ниже 10 ПДК.

В течение 2009–2018 гг. качество вод водотоков Куйбышевского водохранилища варьировало от «загрязненных» до «грязных». Поверхностные воды бассейна р. Вятки – наиболее крупного притока водохранилища – характеризовались как «загрязненные», в отдельные годы в отдельных реках – как «грязные» (рр. Шошма, Адамка, Хлыновка). На протяжении большей части многолетнего периода на территории Республики Татарстан низким качеством воды, соответствующим категории «грязная», оценивались реки: Степной Зай, Зай, Казанка и Ульяновской области: Большой Черемшан. В последние два-три года многолетнего периода качество воды отдельных рек на территории Ульяновской области возросло до уровня «загрязненная» вода (рр. Свияга, Гуща, Сельда). Для рек, протекающих по территории Республики Татарстан и Ульяновской области, характерна повышенная минерализация воды и высокое содержание сульфатных ионов до уровня критического (в р. Казанке до 7,5 ПДК), обусловленная природными факторами. Наиболее распространенными загрязняющими веществами воды большинства притоков были органическими веществами (по ХПК), соединениями меди, марганца; в отдельных реках – аммонийный и нитритный азот, сульфатные ионы, соединения железа. Сточные воды жилищно-коммунальных предприятий обуславливают высокий уровень загрязненности воды р. Степной Зай и р. Зай. В 2018 г. были зарегистрированы случаи высокого загрязнения: р. Степной Зай ниже г. Лениногорска в апреле аммонийным азотом (32 ПДК) и органическими веществами (по ХПК 22 ПДК); р. Зай ниже г. Бугульмы в летний период 3 случая нитритного азота (11 ПДК) и в декабре 1 случай аммонийным азотом (11 ПДК). Соединения марганца, в концентрациях, превышающих 10 ПДК, были зафиксированы в воде рек Степной Зай, Зай, Гуща, Большой Иргиз.

Воды бассейна Саратовского водохранилища оцениваются как «загрязненные» и «грязные». Для большинства водотоков Саратовского водохранилища характерен сульфатно-магниевый состав воды повышенной минерализации и повышенное содержание соединений марганца, обусловленное природными условиями. Повторяемость числа случаев превышения ПДК сульфатными ионами и ионами магния в воде водотоков колеблется в пределах 40–100%. В воде рек Сок и Сургут содержание сульфатных ионов достигало критического уровня, их максимальные разовые концентрации находились в пределах 6–9 ПДК. Нижнее течение рр. Самары, Бузулука, Чапаевки, среди остальных водотоков, выделяются более высоким уровнем загрязненности воды соединениями марганца до 18–28 ПДК, в среднем 6–8 ПДК.

Среди водных объектов бассейна реки Волги, наблюдаемых как по гидробиологическим, так и гидрохимическим показателям, лишь воды дельтового участка реки 5,5 км ниже г. Астрахани и Чебоксарского водохранилища совпадают в оценке класса качества и соответствовали «слабо загрязненным» и «загрязненным». Состояние загрязненности вод Горьковского, Волгоградского и Куйбышевского водохранилищ и их притоков по гидробиологическим показателям соответствуют уровню «слабо загрязненных» вод, в то же время по гидрохимическим показателям — «загрязненным» и «грязным». Вероятно, разночтения в оценках загрязненности по гидрохимическим и гидробиологическим показателям вызваны активным перемещением водными массами подвижных гидробионтов и отложенного эффекта воздействия даже на виды-индикаторы фито- и зоопланктона. В свою очередь донные малоподвижные сообщества дают аналогичную оценку состояния экосистем и характеризуют придонный слой воды как «загрязненные».

Бассейн р. ОкиВ течение многолетнего периода вода верхнего течения р. Оки (г. Орел – г. Алексин) оценивается как «загрязненная». Ниже по течению реки вода варьировала от «загрязненной» до «грязной». В 2018 г. по сравнению с 2008–2017 гг. число створов наблюдений, соответствующих категории «грязных» вод, уменьшилось; к ним относились пять створов: ниже г. Серпухова, ниже г. Коломны, выше г. Рязани, ниже г. Мурома и ниже г. Дзержинска.

Характерными загрязняющими веществами воды являются органические вещества (по БПК5 и ХПК) и соединения меди практически для всего течения реки; фенолы – в основном в верхнем течении реки, соединения цинка – на территории Московской области; нитритный азот – в верхнем течении реки в отдельных створах, ниже по течению – в преобладающем числе створов; аммонийный азот – ниже городов Калуги, Коломны, Мурома. В течение 2018 г. максимальные концентрации загрязняющих веществ: фенолов, нефтепродуктов, соединений железа, цинка, как правило, не превышали 2–5 ПДК, соединений меди у г. Коломны и Павлова достигали 11–18 ПДК. В 2018 г. на территории Московской области сохранилась загрязненность воды соединениями цинка до 3–8 ПДК, в среднем 2 ПДК. У г. Алексина и г. Коломны критического уровня достигала загрязненность воды легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5), максимальные концентрации находились на уровне ВЗ (5,5 ПДК). Ниже г. Коломны критической характеризовалась загрязненность воды легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5), аммонийным и нитритным азотом, составляющая в среднем 2, 3 и 12 ПДК соответственно. В 2018 г. здесь было зарегистрировано 8 случаев ВЗ воды. Сохранился высоким уровень загрязненности воды ниже г. Коломны нитритным азотом – 10–13 ПДК (2008–2017 гг. – 2–7 ПДК), аммонийным азотом до уровня 2004–2012 гг. – 3 ПДК. Содержание труднокисляемых органических веществ снизилось до уровня 2013–2017 гг. – 1,8 ПДК. Высокое содержания загрязняющих веществ в воде реки ниже г. Коломны обусловлено не только сбросом сточных вод жилищно-коммунального хозяйства города, но и загрязненными водами р. Москвы.

В 2018 г. на участке реки у г. Рязани сохранилась хроническая загрязненность воды нитритным азотом от 1 до 9 ПДК, средний уровень снизился в 2 раза до 3–4 ПДК. Ниже по течению реки вплоть до устья средний уровень загрязненность воды нитритным азотом не превышал 1–2 ПДК, максимальный колебался в диапазоне 7–9 ПДК. На участке реки от г. Рязани до устья превышение среднего уровня загрязненности воды аммонийным азотом отмечалось у г. Мурома. Единичные случаи загрязненности воды реки соединениями свинца в концентрациях от 1 до 2 ПДК регистрировались в черте и ниже г. Павлова, а также ниже г. Дзержинска.

В притоках р. Оки преобладают «грязные» воды. Содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5), нитритного и аммонийного азота, реже органических веществ (по БПК5 и ХПК) достигает критического уровня загрязненности воды, в основном, в притоках, протекающих по территориям Московской и Тульской областей, а также в отдельных водотоках Рязанской области.

Наиболее загрязненными притоками верхнего течения р. Оки, относящихся к категориям «грязных», являются водные объекты Тульской области: рр. Упа, Воронка, Мышега и Шатское водохранилище.

Сохраняется неудовлетворительным качество воды рек Нары и Лопасни – притоков Оки на территории Московской области.

Качество воды р. Москвы снижалось по течению и, как правило, изменялось от «загрязненной» в верхнем течении д. Барсуки – п. Ильинское до «грязной» в черте г. Москвы ниже Бабьегородской плотины и от Бесединского моста МКАД в черте г. Москвы до устья. На протяжении ряда лет критическими показателями загрязненности воды как р. Москвы, так и ее притоков (рр. Медвенка, Закза, Пахра, Рожая, Нерская) являются аммонийный и нитритный азот, легкоокисляемые органические вещества (по БПК5). В 2018 г. на участке р. Москвы от Бесединского моста МКАД до устья было зарегистрировано 122 случая высокого загрязнения воды вышеперечисленными ингредиентами. В 2018 г. среднегодовое содержание аммонийного азота снизилось до уровня ВЗ (10 ПДК), нитритного не превышало (13 ПДК). Резко возросшее в 2017 г. среднегодовое содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) до 4,4 ПДК и нефтепродуктов до 8 ПДК в 2018 г. снизилось и составило 3 и 5 ПДК. В последние годы многолетнего периода наметилось снижение среднегодового содержания в воде фенолов до 3–2 ПДК. Содержание органических веществ (по ХПК) в последние десять лет колебалось в довольно узких пределах 2,6–3,1 ПДК.

В многолетнем плане р. Клязьма в преобладающем числе створов оценивается как «грязная». После реконструкции Щелковских очистных сооружении наметилось улучшение качества воды р. Клязьмы ниже г. Щелкова от уровня «экстремально грязная» до уровня «грязная» в 2016–2017 гг.

Наиболее загрязненными притоками не только р. Клязьмы, но и бассейна р. Оки, являются р. Воймега в Московской области, качество воды которой ухудшилось от "грязной" в 2009–2012 гг. до "экстремально-грязной" в 2013–2018 гг., а также р. Ундолка во Владимирской области, характеризующейся в 2016–2017 гг. как «экстремально грязная».

Бассейн р. Камы, самого мощного притока р. Волги, отличающийся высокой водоносностью, так как полностью расположен в пределах зон избыточного увлажнения. В пределах бассейна отдельные частные водосборы отличаются наличием карстующихся и трещиноватых пород, что определяет из года в год высокие содержания в воде сульфатов и минерализации на некоторых участках рек Сылвы, Ирени, Ика, Дёмы, Уршака, Юрюзани, Быстрого Таныпа и др.

За многолетний период наблюдений в бассейне отмечалась тенденция постепенного снижения загрязненности воды водных объектов с последующей её стабилизацией. В 2018 г. количество створов, вода в которых оценивалась как «грязная», уменьшилось и составило 17% общего количества створов, при этом возросло и стало превалировать число пунктов, где вода характеризовалась как «загрязненная».

В течение последних пятнадцати лет качество поверхностных вод бассейна р. Камы определялось, главным образом, загрязненностью воды соединениями меди, железа, марганца и органическими веществами (по ХПК), повторяемость превышения ПДК которыми в целом для бассейна в 2018 г. достигала 83, 73, 58 и 71%, среднегодовые концентрации при этом превышали ПДК в 3, 3, 8 и 1,5 раза соответственно.

В воде р. Камы и её водохранилищ в 2018 г. отмечались высокие концентрации отдельных соединений металлов: меди – на уровне 7 ПДК в районе г. Сарапула, железа – 15 ПДК в пункте р.п. Гайны, марганца – 16 ПДК в Нижнекамском водохранилище в пункте д. Андреевка. В многолетнем плане наблюдается тенденция роста загрязненности воды Нижнекамского водохранилища соединениями марганца.

Повышенное содержание соединений железа и марганца природного происхождения в большинстве водных объектов бассейна р. Камы обуславливает устойчивую загрязненность воды этими металлами.

Практически ежегодно отмечается повышенный уровень загрязненности комплексом веществ воды рек (или их участков, отдельных пунктов, створов) Косьвы, Чусовой, Северушка, Иж. В 2018 г. вода этих рек характеризовалась как «грязная».

Река Косьва на участке ниже г. Губахи многие годы сохраняется загрязненной соединениями железа.

Река Чусовая, являясь крупным левобережным притоком Камского водохранилища, из года в год наиболее загрязнена на участке ниже г. Первоуральска. В 2018 г. в створах ниже города к характерным загрязняющим веществам воды р. Чусовой относились 12 ингредиентов и показателей качества воды, повторяемость превышений ПДК которыми составляла 50–100%. В многолетнем плане резких колебаний степени загрязненности воды не наблюдалось: в 2018 г., как и в предыдущий период, вода р. Чусовой в створах 1, 7 и 17 км ниже г. Первоуральска оценивалась как «грязная».

Бассейн р. Белой является крупнейшей составляющей бассейна р. Камы, оказывающей влияние на её состав лишь ниже впадения р. Белой в Нижнекамское водохранилище. Качество воды р. Белой и ее притоков формируется под влиянием сточных вод предприятий топливно-энергетического, нефтехимического, нефтеперерабатывающего, металлургического и других комплексов, жилищно-коммунального хозяйства и др.

В 2018 г. на значительном по протяженности участке реки г. Мелеуз – г. Салават – г. Стерлитамак снизилась загрязненность воды р. Белой нефтепродуктами. Как и в предыдущие годы, в 2018 г. вода р. Белая ниже г. Стерлитамака оценивалась как «грязная».

Вода Павловского водохранилища на вертикали 3,5 км к СЗ от п. Павловска в 2018 г. значительно улучшилась и оценивалась как «условно чистая».

Снизилась до состояния «слабо загрязненная» вода р. Уфы в створе в черте д. Верхний Суян.

В ряде водных объектов бассейна р. Белой: рр. Большой Авзян, Большой Нугуш, Ашкадар, Уфалейка, Ай, Нугушское водохранилище и др. – фиксировалась загрязненность воды нефтепродуктами. В целом по бассейну р. Белой повторяемость случаев загрязненности поверхностных вод нефтепродуктами в 2018 г. по сравнению с предыдущим годом уменьшилась от 2,26 до 0,55%.

Бассейн р. Дон. Качество воды р. Дон в течение ряда лет колеблется от «слабо загрязненной» до «грязной». В 2018 г. качество воды в большинстве створов сохранилось; несколько ухудшилось – на участке г. Данков – г. Задонск, где возросло количество загрязняющих веществ от 4–7 до 8–10, а содержание соединений меди увеличилось до 2–3 ПДК. Вода характеризуется как «загрязненная». В 2018 г. только в одном створе р. Дон – выше г. Лиски вода оценивалась как «слабозагрязненная».

В многолетнем плане наиболее загрязненной и оцениваемой как «грязная» сохраняется вода р. Дон в верхнем течении в районе г. Донскоого и в нижнем течении на участке г. Ростов-на-Дону – г. Азов.

В 2018 г. случаи высокого загрязнения были зафиксированы в створе выше г. Донского: аммонийным азотом (12 и 14 ПДК) и органическими веществами (по БПК5 – 18 ПДК). Их причиной являлся сброс сточных вод ООО «Новомосковский городской водоканал».

Качество воды остальных створов верхнего течения р. Дон на участке г. Воронеж – с. Новая Калитва мало изменилось, их вода оценивалась как «загрязнённая» (г. Воронеж – г. Нововоронеж, ниже г. Лиски – с. Новая Калитва). В результате уменьшения количества загрязняющих веществ от 7 до 5 и среднегодового содержания соединений меди от 3 до значения ниже ПДК в воде реки выше г. Лиски, улучшилось качество воды до «слабо загрязнённая».

Качество воды среднего течения р. Дон (ст-ца Казанская – г. Калач-на-Дону) сохранилось на уровне 2017 г. и оценивалось как «загрязнённая». Для воды на этом участке характерна загрязненность органическими веществами (по БПК5 и ХПК), соединениями железа и меди, к ним добавлялся аммонийный азот в створе выше г. Серафимовича. В воде реки у ст-цы Казанская в 2018 г. снизилась среднегодовая концентрация нитритного азота в 3 раза до 1 ПДК, максимальная не превышала 3 ПДК в единичной пробе.

Сохранилось качество воды нижнего течения р. Дон на участке г. Ростов-на-Дону – г. Азов. Вода в течение последних 2–4 лет стабильно оценивается как «грязная». В 2018 г. наблюдалось увеличение количества загрязняющих веществ от 8 до 9–10 из 13-ти, используемых в оценке качества воды. Для воды устьевого участка реки характерными загрязняющими веществами сохранились органические вещества (по БПК5 и ХПК), нефтепродукты, сульфаты, в большинстве створов к ним добавлялись – соединения железа, в отдельных створах – соединения меди и нитритный азот, среднегодовые концентрации которых колебались в пределах 1–3 ПДК, максимальные в основном 2–3 ПДК, за исключением соединений меди и железа. Максимальные концентрации соединений меди – 7 ПДК и железа – 24 ПДК были зарегистрированы в воде р. Дон у х. Колузаево и ниже г. Ростова-на-Дону. В течение 2004–2018 гг. качество воды р. Дон ниже г. Ростова-на-Дону характеризовалось «грязными» водами.

Наиболее минерализована вода р. Дон, как и в предыдущем году в верхнем течении у г. Донской и в нижнем течении на участке г. Семикаракорск – р.п. Багаевский, где среднегодовые величины составляли 696–713 и 1019– 1124 мг/л, максимальные достигали – 1240 мг/л ниже г. Донской и 1455 мг/л ниже г. Семикаракорска. Наименее минерализована вода р. Дон выше г. Воронежа: величина минерализации не превышала в среднем 416 мг/л.

Существенное негативное влияние на качество воды р. Дон оказывает р. Северский Донец, берущая начало в Белгородской области протекающая по территории Украины и впадающая в р. Дон на территории Ростовской области. Наименее загрязнён в многолетнем плане участок реки в верхнем течении у с. Беломестное (Белгородская область), где вода характеризуется как «загрязнённая», среднегодовые концентрации загрязняющих веществ в воде были ниже или в пределах ПДК. Качество воды Белгородского водохранилища в течение многих лет характеризуется «грязными» водами. В 2018 г. наблюдалось ухудшение качества воды.

Вода р. Северский Донец на территории Ростовской области в многолетнем плане стабильно характеризуется как «грязная» на всём протяжении реки. Вода притоков верхнего течения р. Северский Донец – р. Оскол, г. Старый Оскол (контрольные створы), р. Осколец (ниже г. Губкина) и всех притоков нижнего течения реки – рек Большая Каменка, Глубокая Калитва, Быстрая, Кундрючья, – характеризуется как «грязная».

Бассейн р. КубаниВ 2018 г. незначительно улучшилось качество воды р. Кубани на участке ниже г. Невинномысск – ниже г. Кропоткин, за счет снижения количество загрязняющих веществ от 7–8 до 5–6.

«Загрязненной» сохранилась вода реки у ст. Ладожской, Краснодарском водохранилище, выше г. Краснодар, 24,5 км ниже г. Краснодара и «грязной» – р. Кубань, 30 км ниже г. Краснодара.

Характерными загрязняющими веществами для всего течения р. Кубани на участке г. Невинномысск – г. Краснодар являются соединения железа и меди, к которым в большинстве створов добавляются органические вещества (по ХПК), в отдельных створах – органические вещества (по БПК5) и сульфаты, среднегодовые концентрации которых колебались в пределах 1–2 ПДК, соединений железа – 2–4 ПДК, соединений меди – 2–5 ПДК. В воде контрольного створа 24,5 км ниже г. Краснодара были зарегистрированы максимальные концентрации соединений железа – 11 ПДК, а выше г. Кропоткина  и в контрольных створах г. Краснодара  – соединений меди (10 ПДК). Незначительный рост содержания в воде соединений меди наблюдался ниже г. Невинномысска до 3 ПДК, а также выше и ниже г. Кропоткина до 4–5 ПДК.

Наименее загрязненной сохраняется устьевая часть р. Кубани (х. Тиховский – г. Темрюк), вода которой в многолетнем плане характеризуется как «загрязненная».

В 2018 г. вода большинства притоков р. Кубани оценивалась как «загрязненная». Незначительное ухудшение качества воды отмечалось в реках: Большой Зеленчук (г. Невинномысск), Лаба (х. Догужиев), Белая (выше г. Майкопа), Пшиш (выше г. Хадыженска, х. Фокин), Абин (г. Абинск) и Адагум (ниже г. Крымска). Вода р. Лабы в створах г. Лабинска характеризовалась как «слабозагрязненная».

Реки Крыма, впадающие в Чёрное море. В 2018 г. качество воды большинства рек Крыма, впадающих в Чёрное море сохранилось на уровне 2017 г. и соответствовало «условно-чистым»: Биюк-Узенбаш (в черте с. Счастливое), Кучук-Узенбаш (в створе 0,5 км ниже с. Многоречье); «слабозагрязненным»: Бельбек (0,5 км выше с. Фруктовое), Дерекойка (0,5 км выше и в черте г. Ялты), Улу-Узень (0,2 км СВ от с. Солнечногорское); «загрязненным»: Альма (в черте пгт Почтовое), Демерджи (в черте г. Алушты).

Вместе с тем, качество воды: р. Чёрная, 2 км ниже с. Хмельницкое и р. Кача, 0,5 км выше с. Баштановка ухудшилось от уровня «условно чистая» до «слабо загрязнённая», среднегодовые концентрации в воде этих рек были на уровне 1 ПДК, максимальные не превышали 3 ПДК; р. Таракташ, 0,25 км ниже пгт Судак от «слабо загрязнённая» до «загрязненная».

Значительно ухудшилось от «условно чистая» до «загрязненная» качество воды р. Ускут (в черте с. Приветное).

Хорошим качеством воды продолжают характеризоваться водохранилища: Партизанское, Счастливое, Чернореченское.

Реки Крыма, впадающие в Азовское море. В течение 2015–2018 гг. вода р. Салгир у с. Пионерское стабильно характеризуется как «слабо загрязнённая», а р. Биюк-Карасу выше г. Белогорска (2017–2018 гг.) – «условно чистая». Незначительно ухудшилось качество воды в створах пгт. ГРЭС (р. Салгир), выше г. Симферополя (р. Малый Салгир), качество воды р. Биюк-Карасу в створе ниже г. Белогорска перешло из уровня «условно чистая» до «загрязненная» вода, за счет увеличения количества загрязняющих веществ от 3-х до 6-и. В 2018 г. вода большинства створов рек Крыма, впадающих в Азовское море, характеризовалась как «загрязнённая».

В 2018 г. наблюдалось увеличение содержания органических веществ (по БПК5) в воде Симферопольского водохранилища, г. Симферополь и органических веществ (по БПК5 и ХПК) в воде Феодосийского водохранилища (0,1 км выше плотины) от значений, не превышающих ПДК до 2 ПДК, с повторяемостью случаев превышения нормативов 50–75%; в результате вода этих водохранилищ перешла от «слабо загрязненной» в «загрязненную». Вода Аянского водохранилища характеризуется как «условночистая».

Бассейн р. ОбиВ 2018 г. на участке с. Фоминское – г. Камень-на-Оби (Алтайский край) качество воды по-прежнему оценивается как «загрязненная». Характерными загрязняющими веществами для этого участка реки являлись соединения железа и нефтепродукты, в отдельных створах к ним добавлялись легкоокисляемые органические вещества (по БПК5), фенолы, нитритный азот.

По сравнению с 2017 г. качество воды Новосибирского водохранилища и р. Оби в районе г. Новосибирска ухудшилось в большинстве створов и оценивалось как «грязная». Характерными загрязняющими веществами являлись фенолы, нефтепродукты, марганец, соединения железа, цинка, меди и алюминия.

Вода р. Оби в районе с. Александровского и нижнем течении от г. Нижневартовска до г. Салехарда в большинстве створов характеризовалась как «грязная». Критического уровня загрязненности воды достигали соединения марганца, соединения железа и цинка; в районе пгт. Октябрьское наблюдался глубокий дефицит растворенного в воде кислорода, минимальное содержание которого снижалось до 0,90 мг/л.

Вода р. Полуй, притока Оби в нижнем течении, на протяжении многих лет характеризовалась низким качеством, оцениваемым в 2018 г. как «грязная». Повторяемость случаев превышения ПДК загрязняющими веществами изменялась от 75 до 100%. В черте г. Салехарда в обоих створах р. Полуй наблюдался глубокий дефицит растворенного в воде кислорода, минимальное содержание которого снижалось до 1,60 мг/л.

Как и в предыдущие годы, в 2018 г. малые реки, протекающие в районе г. Новосибирска, характеризовались высоким уровнем загрязненности. Вода рр. Нижней Ельцовки, Камышенки, Тулы, Ельцовки I и Ельцовки II, Каменки и Плющихи оценивалась как «грязная». Критического уровня загрязнения во всех реках достигали соединения марганца, в отдельных реках – нефтепродукты, соединения цинка, аммонийный и нитритный азот.

Бассейн р. ИртышВ 2018 г. качество воды р. Иртыш (с. Татарка) на границе России с Казахстаном ухудшилось, вода характеризовалась как «загрязненная» (в 2017 г. – «слабо загрязненная»). В районе г. Омска вода р. Иртыш во всех створах оценивалась как «загрязненная».

На участке г. Тобольск – г. Ханты-Мансийск вода оценивалась как «грязная». Характерными загрязняющими веществами р. Иртыш являлись соединения меди, в некоторых створах к ним добавлялись соединения марганца и органические вещества (по ХПК); реже фенолы, аммонийный азот, легкоокисляемые органические вещества (по БПК5), соединения железа и цинка.

В многолетнем плане вода р. Исети оценивается низким качеством и характеризуется как «грязная» и «экстремально грязная».

В 2018 г. качество воды р. Миасс оценивается как «грязная».

Как и в предыдущие годы, в 2018 г. вода р. Пышмы оценивалась как «грязная» и «экстремально грязная», лишь в створах р.п. Белоярского и г. Сухого Лога произошло улучшение класса качества воды от «грязной» до «загрязненной».

Бассейн р. Енисей. В 2018 г. качество воды р. Енисей на территории Красноярского края, Республик Тыва и Хакасия в большинстве створов (78%) оценивается как «загрязненная». Произошло незначительное улучшение качества воды в створах пгт. Черемушки и в фоновом створе г. Саяногорска – где вода оценивалась как «загрязненная», в районе г. Абакана – «слабо загрязненная». Качество воды р. Енисей в обоих створах г. Дивногорска и в районе г. Игарки сохранилось на уровне «загрязненная».

В 2018 г. вода большинства притоков р. Енисей характеризовалось как «загрязненная». Вода рр. Бузим, Ирба, Кача, Нижняя Тунгуска и оз. Шира оценивалась как «грязная».

Вода Братского и Усть-Илимского водохранилищ в многолетнем плане оценивается хорошим качеством, уровень загрязненности реки варьирует в пределах от «условно чистой» до «слабо загрязненной». В 2018 г. в Усть-Ильимском водохранилище в створе п. Энергетик и г. Усть-Ильимска качество воды ухудшилось до уровня «слабо загрязненной», в контрольных створах с. Усть-Вихорева и п. Игирма вода соответствовала качеству «загрязненная».

В 2018 г. вода р. Вихорева в районе г. Вихоревки и у п. Чекановский сохранилась на уровне 2017 г. и оценивалась как «загрязненная», а в районе с. Коблякова как «грязная». Критическими показателями загрязненности воды р. Вихорева в районе с. Коблякова являлись аммонийный азот, органические вещества (по ХПК), водорастворимый сульфатный лигнин.

Бассейн р. Лены. Характерными загрязняющими веществами воды р. Лены и её бассейна на протяжении последних лет являются органические вещества (по БПК5 и ХПК), фенолы, в отдельных створах к ним добавляются соединения железа, меди, цинка, марганца, нефтепродукты и нитритный азот. Качество воды реки в створе ниже г. Якутска характеризуется как «загрязненная».

Качество воды в черте г. Усть-Кута, 2 км выше и 1 км ниже г. Киренска ухудшилась от уровня «слабо загрязненная» до «загрязненная»; 1 км выше г. Олекминска от «загрязненная» до «грязная». В большинстве створов качество воды сохранилось на уровне 2017 г. Произошло значительное улучшение качества воды р. Лена в пункте 1 км выше р.п. Пеледуй от уровня «загрязненная» до «условно чистая». В воде реки снизилось содержание соединений марганца.

Бассейн р. КолымыВ 2018 г. вода бассейна р. Колымы по качеству варьировала от «загрязненной» до «грязной». Были зафиксированы 11 случаев высокого уровня загрязнения воды: Критического уровня достигала загрязненность воды р. Колымы в створе п. Усть-Среднекана соединениями марганца.

Реки полуострова Камчатка в 2018 г. характеризовались как «загрязненные». Практически во всех реках края отмечалась загрязненность воды нефтепродуктами на уровне 4 ПДК и соединениями меди на уровне 2 ПДК. В р. Камчатке на участке г. Козыревск – г. Ключи, рр. Корякской, Пиначевской, Половинке и др. была зафиксирована загрязненность фенолами в среднем от 2 до 7 ПДК.

Бассейн р. Амур. Качество поверхностных вод бассейна р. Амур и его притоков формируется в существенно различающихся по территории бассейна природных условиях. Антропогенная нагрузка, включающая влияние рудоносных и коллекторно-дренажных вод, сточных вод золото- и угледобывающих предприятий, промышленных центров и др., распределена по бассейну неравномерно.

Последнее десятилетие поверхностные воды бассейна характеризовались в большинстве створов (62%) как «загрязненные», реже (35%) как «грязные».

В последнее десятилетие наблюдается снижение содержания соединений железа, меди и марганца в воде р. Амур в районе г. Амурска.

Несколько уменьшилась загрязненность воды р. Читы соединениями азота и марганца, р. Березовой – органическими веществами (по БПК5) и металлами.

В 2018 г. возросла до уровня «экстремально грязная» вода р. Черной ниже с. Сергеевки, которая находится под влиянием сточных вод жилмассива г. Хабаровска. Одновременно до уровня высокого или экстремально высокого загрязнения повысились в ряде проб аммонийный и нитритный азот, фосфаты, соединения марганца, органические вещества (по БПК5).

В р. Силинки в контрольных створах ниже п. Горного был зафиксирован высокий и экстремально высокий уровень загрязнения воды соединениями цинка, меди, и железа.

Вода р. Дачной в бассейне р. Уссури в зоне влияния г. Арсеньева на протяжении многолетнего периода оценивается как «экстремально грязная», что связано с экстремально высокой загрязненностью органическими веществами, фенолами, нефтепродуктами, аммонийного азота, наличием глубокого дефицита растворенного в воде кислорода до 0,50 мг/л, АСПАВ и др.

В 2018 г. возросла загрязненность воды р. Дачной нефтепродуктами, сохранилась на уровне высокого загрязнения – аммонийным азотом. В течение многолетнего периода вода р. Дачной в черте г. Арсеньева характеризуется как «экстремально грязная».

В бассейне Японского моря на протяжении многолетнего периода были представлены и «слабо загрязненные» и «грязные» воды. С 2017 г. в бассейне стали превалировать створы с «грязной» водой. Степень загрязненности воды рек бассейна отличается значительной контрастностью.

Реки о. Сахалин. В 2018 г. до 65% увеличилось количество створов, вода в которых характеризовалась как «загрязненная» и одновременно уменьшилось в три раза количество створов, где вода оценивалась как «слабо загрязненная». К последней категории относились рр. Рогатка, Синяя и Лютога в фоновом створе в районе п. Чапланово и р. Чеховка.

Характерными загрязняющими веществами поверхностных пресных вод острова являются соединения меди, железа и марганца, превышение ПДК которыми в 2018 г. наблюдалось в 83, 75, и 67% проб воды соответственно. По сравнению с предыдущим годом загрязненность воды рек Сахалинской области нефтепродуктами уменьшилась в среднем до уровня 7 ПДК более, чем в трети проб.

В рр. Поронай и Чёрной снизился уровень загрязненности воды соединениями кадмия. В рр. Сусуе и Красносельской в районе влияния г. Южно-Сахалинска сохранилась загрязненность воды аммонийным, реже нитритным, азотом. В 2018 г. вода этих рек оценивалась как «грязная».

Как и в предыдущие годы, в 2018 г. в р. Охинке в пункте г. Оха отмечалась экстремально высокая загрязненность воды нефтепродуктами, среднегодовая концентрация которых превысила ПДК в 177 раз.

   

Гидробиологическая оценка состояния пресноводных объектов

Гидробиологические наблюдения за состоянием пресноводных экосистем проводятся по основным экологическим показателям: фитопланктона, зоопланктона, перифитона и зообентоса. Каждый из них наблюдаются по ряду параметров, позволяющих получать информацию о количественном и качественном составе экосистем поверхностных вод различных регионов России.

По данным наблюдений рассчитываются обобщенные гидробиологические индексы, на основе которых проводится оценка качества вод по пятибалльной шкале: от 1-го класса – «условно чистые» до 5-го класса – «экстремально грязные».

Влияние загрязнения на водные объекты можно выразить также через категории экологических градаций, в которых могут находиться экосистемы. При этом по мере роста нагрузки загрязнения на водную среду наблюдается последовательное изменение состояния водных экосистем. В зависимости от нагрузки на водную среду, различают следующие последовательные градации состояния экосистем:

  • экологическое благополучие;
  • антропогенное экологическое напряжение;
  • антропогенный экологический регресс;
  • антропогенный метаболический регресс.

Применение при оценке качества поверхностных вод различных подходов – по шкале качества вод и категории экологических градаций состояния экосистем дает возможность объективно оценивать состояние водных объектов суши.

Оценка состояния пресноводных экосистем по гидробиологическим показателям в 2018 г. проводилась на 121 водном объекте, на 175 гидробиологических пунктах и 274 створах. Наблюдения за состоянием поверхностных вод суши по гидробиологическим показателям в 2018 г. осуществлялись в 18 субъектах Российской Федерации, в том числе в 10 областях (Амурская, Астраханская, Иркутская, Ленинградская, Псковская, Мурманская, Нижегородская, Ростовская, Самарская, Еврейская АО), в Республиках Бурятия, Карелия, Татарстан, Саха (Якутия), в Забайкальском, Красноярском и Хабаровском краях, а также в г. Санкт-Петербурге.

Основными объектами наблюдения являлись: каскад водохранилищ на р. Волге, реки Лена, Енисей, Ангара, Амур, Дон, Селенга, водные объекты городов Санкт-Петербурга, Казани, Астрахани, Тольятти, Мурманска, Красноярска, Читы, Самары, Нижнего Новгорода, Петрозаводска, а также трансграничные водные объекты: Псковское и Чудское озера, реки Паз и Амур.

Прослеживаются следующие изменения в состоянии загрязнения пресноводных объектов по гидрографическим регионам.

Баренцевский гидрографический район. Качество вод в большинстве водных объектов региона на протяжении 2007–2018 гг. сохранялось неизменным и варьировалось от «условно чистых» до «слабо загрязненных» с межгодовыми колебаниями в пределах класса качества.

В 2018 г. по показателям фито- и зоопланктона воды озер Имандра и Чунозеро, рек Патсойоки, Лотта и Акким по-прежнему характеризовались как «слабо загрязненные», по показателям макрозообентоса – как «грязные».

Биоценозы рек: Патсойоки ниже пос. Никель (протока Сальмиярви), Намайоки, Луоттнйоки, Печенга и Кола, а также озер Пермус, Колозеро, Умбозеро, Семеновское и Ледовое находились в состоянии антропогенного экологического напряжения, по показателям зообентоса качество придонных вод варьировалось от «грязной» до «экстремально грязной». Биоценозы рек Кицы, Вите и Нивы на фоне экологического благополучия испытывали антропогенное экологическое напряжение в придонных сообществах. Биоценозы озер Пермус, Чунозеро и Имандра, а также реки Лотта сохраняются в состоянии антропогенного экологического напряжения.

Балтийский гидрографический район. Наиболее загрязненным водоемом района по показателям зообентоса является Петрозаводская губа Онежского озера, вода придонного слоя которой в 2018 г. характеризовалась как «загрязненная» (в 2017 г. – «грязная»). Однако это не отражает действительного состояния экосистем данного водоема, т.к. Онежское озеро относится к ксенотрофным водоемам, в которых фактически отсутствуют отложения органического вещества в осадках, что не позволяет полноценно развиваться фауне макрозообентоса. По показателям фито- и зоопланктона качество вод Чудского, Псковского и Онежского озер сохраняется неизменным. Воды Онежского, Чудского и Псковского озер по-прежнему относятся к «слабо загрязненным» (2015–2018 гг.).

В 2018 г. качество вод рек Неглинки и Шуи (в районе г. Петрозаводска) – водотоков, питающих Онежское озеро, улучшилось от «загрязненных» до «слабо загрязненных». Качество воды р. Лососинки сохранилось и соответствовало классу «слабо загрязненные».

Каспийский гидрографический район. Наблюдения проводили на каскаде водохранилищ р. Волги и ее крупных притоках. По показателю фитопланктон – воды Горьковского и Чебоксарского водохранилищ в 2016–2018 гг. характеризовались как «слабо загрязненные».

Воды Саратовского и Куйбышевского водохранилищ по показателям фитопланктон, зоопланктон и перифитон в 2016–2018 гг. оценивались как «слабо загрязненные». В 2018 г. в отдельных створах было отмечено изменение качества вод по показателям зообентоса. Так, в створах Саратовского водохранилища в районе гг. Сызрани, Хвалынска, Балакова и Чапаевска качество вод улучшилось от «загрязненной» (2017 г.) до «слабо загрязненной» (2018 г.). Ухудшение качества вод по показателям зообентоса было отмечено в районе г. Кашпира – от «слабо загрязненных» в 2017 г. до «загрязненных» в 2018 г. В створах Куйбышевского водохранилища в районе г. Зеленодольска, с. Тенишево, г. Чистополя – качество вод улучшилось от «загрязненной» (2017 г.) до «слабо загрязненной» (2018 г.), а в районе г. Тетюши от «загрязненной» (2017 г.) до «условно чистой» (2018 г.).

Качество вод Нижней Волги в районе г. Астрахани в 2016–2018 гг. по показателям состояния фитопланктона не изменилось. Воды рукавов Камызяк, Бузан, Кривая Болда, Кигач, Ахтуба характеризуются как «слабо загрязненные». Качество вод по показателям зообентоса сохранилось неизменным.

В целом значительных изменений состояния рассмотренных водных экосистем не произошло. Состояние экосистем Волжского каскада водохранилищ характеризовалось как антропогенное экологическое напряжение с элементами экологического регресса.

Карский гидрографический район. В период 2015–2018 гг. по состоянию зоопланктона, зообентоса и перифитона воды р. Енисей (в районе г. Красноярска) и р. Березовки характеризовались как «слабо загрязненные».

По показателям зоопланктона и перифитона воды р. Енисей в районе г. Дивногорска в 2018 г. оценивались как «слабо загрязненные», а по показателям макрозообентоса – как «загрязненные».

Воды устьевых участков рек Маны, Базаихи и Есауловки в 2015–2018 гг. по показателям зообентоса характеризовались как «условно чистые», а по показателям зоопланктона и перифитона – как «слабо загрязненные». В фоновом сегменте воды р. Базаихи по показателям зоопланктона и зообентоса характеризовались как «условно чистые», по показателю перифитон – «слабо загрязненные». В р. Березовке качество вод улучшилось по всем наблюдаемым показателям от «загрязненных» в 2017 г. до «слабо загрязненных» в 2018 г.

По показателям зообентоса наиболее загрязненным водным объектом данного гидрографического района является р. Кача: ее воды характеризовались как «грязные». Изменений в состоянии экосистемы за период 2015– 2018 гг. не было выявлено.

За период 2014–2018 гг. воды Братского и Иркутского водохранилищ по показателям фито- и зоопланктона характеризовались как «условно чистые» и «слабо загрязненные».

Воды р. Ангары в районе гг. Иркутска и Ангарска по показателям фито- и зоопланктона, зообентоса оценивались как «условно чистые» и «слабо загрязненные»: в 2014–2018 гг. по состоянию зоопланктона – как «условно чистые», по состоянию фитопланктона и зообентоса – «слабо загрязненные».

В 2017–2018 гг. наблюдалось ухудшение качества вод рр. Джиды и Большой речки по показателям зообентоса от «условно чистых» до «слабо загрязненных». Противоположная динамика (от «слабо загрязненных» вод до «условно чистых») зарегистрирована на р. Уде по показателям зообентоса и фитопланктона, на р. Турке – по показателям фито- и зоопланктона и зообентоса.

В целом состояние биоценозов большинства водоемов и водотоков данного гидрографического района сохраняется без существенных изменений качества воды в пределах сложившегося состояния экологической обстановки, варьируя от экологического благополучия до экологического регресса. Выявлены положительные тенденции изменения качества вод и состояния экосистем ряда притоков р. Енисей, рр. Березовки, Есауловки и Базаихи, Уды (притока р. Селенги).

Восточно-Сибирский гидрографический район. В 2018 г. наиболее загрязненным водным объектом района по-прежнему являлся залив Неелова. За период 2016–2018 гг. качество его вод по показателям зообентоса соответствовало «загрязненным», по показателям фитопланктона сохранилось неизменным и соответствовало «слабо загрязненным».

В 2018 г. сохранилась положительная динамика качества вод в нижнем течении р. Лены у станции Хабарова и пос. Кюсюр: по состоянию зообентоса вода оценивалась как «условно чистая». На р. Копчик-Юрэгэ качество воды по показателям фитопланктона соответствовало «слабо загрязненным», по показателям зообентоса – «условно чистым». В оз. Мелкое состояние экосистемы не изменилось, вода в нем по-прежнему характеризуется как «условно чистая» в поверхностном слое и «слабо загрязненная» в придонном. Состояние экосистем соответствует экологическому благополучию с элементами антропогенного напряжения.

Состояние водных экосистем р. Лен и залива Неелова соответствовало экологическому антропогенному напряжению и экологическому регрессу соответственно.

Тихоокеанский гидрографический район. В 2018 г. качество вод р. Амур от г. Благовещенск до г. Николаевска-на-Амуре по состоянию зоопланктона не изменилось: вода оценивалась как «слабо загрязненная» в створах, расположенных по течению ниже городов и «условно чистая» в сворах выше городов.

На протяжении многих лет воды Зейского водохранилища, рр. Тунгуски, Ивановки и Чирки и протоки Амурской по показателям зоопланктона относятся к «условно чистым» – «слабо загрязненным».

Воды р. Зеи по состоянию зоопланктона оценивались как «условно чистые» выше гг. Зеи и Благовещенска и «слабо загрязненные» в черте г. Благовещенска.

Качество вод р. Ситы по показателям фитопланктона не изменилось, воды реки характеризуются как «слабо загрязненные».

В 2018 г. водные экосистемы бассейна р. Амур по показателям фито- и зоопланктона находились в состоянии экологического благополучия с элементами антропогенного экологического напряжения.

   

Высокое и экстремально высокое загрязнение водных объектов

В 2018 г. экстремально высокие уровни загрязнения (ЭВЗ) поверхностных пресных вод на территории Российской Федерации отмечались на 133 водных объектах в 631 случае (в 2017 г. – на 128 водных объектах в 624 случаях), высокие уровни загрязнения (ВЗ) – на 312 водных объектах в 2112 случаях (в 2017 г. – на 330 водных объектах в 2121 случае). Всего в 2018 г. было зарегистрировано 2743 случая ЭВЗ и ВЗ по 35 основным загрязняющим веществам. Следует отметить, что в течение последних пяти лет количество случаев ЭВЗ практически не менялось, ВЗ имело тенденцию к незначительному сокращению (рисунок 1.12).

Рисунок 1.12 – Динамика количества случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод суши на территории Российской Федерации

   

Анализ внутригодового распределения количества случаев ВЗ и ЭВЗ за 10-летний период показал, что их максимум приходится на апрель–май (рисунок 1.13). Как и в 2017 г., в 2018 г. суммарное количество ВЗ и ЭВЗ достигло максимума в мае, однако максимум ЭВЗ (92 случая) пришелся на апрель, что обусловлено весенним половодьем.

Рисунок 1.13Динамика внутригодового распределения количества случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод суши на территории Российской Федерации за период 2009–2018 гг.

   

Как и в предыдущие годы, максимальную нагрузку от загрязнения испытывали бассейны рек Волги, Оби и Амура, на долю которых в 2018 г. приходилось 78% всех случаев ВЗ и ЭВЗ (рисунок 1.14). По сравнению с прошлым годом в бассейне реки Волга суммарное количество случаев ВЗ и ЭВЗ сократилось на 4%; в бассейне реки Оби – увеличилось на 13%; в бассейне реки Амур данный показатель остался практически неизменным.

Рисунок 1.14 – Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ по бассейнам рек (в % от общего количества случаев на территории Российской Федерации) за период 2009–2018 гг.

   

В таблице 1.15 приведено количество случаев ВЗ и ЭВЗ, зарегистрированных в 2018 г. в бассейнах рек Российской Федерации.

Таблица 1.15 –Экстремально высокое и высокое загрязнение поверхностных пресных вод Российской Федерации в 2018 г.

Бассейны рек Число случаев Субъекты Российской Федерации
ВЗ ЭВЗ Сумма
Обь 654 311 965 Кемеровская, Курганская, Новосибирская, Омская, Свердловская, Тюменская, Челябинская области, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий авт. округа
Волга 847 58 905 Астраханская, Кировская, Московская (включая г. Москву), Нижегородская, Рязанская, Самарская, Свердловская, Тверская, Тульская, Челябинская области, Пермский край, Удмуртская республика
Амур 237 42 279 Амурская область, Забайкальский, Приморский и Хабаровский края
Днепр 12 118 130 Смоленская область
Енисей 51 7 58 Иркутская область
Урал 30 13 43 Оренбургская и Челябинская области
Дон 34 1 35 Белгородская область
Терек 30 0 30 Республика Северная Осетия – Алания
Сев. Двина 16 1 17 Вологодская область
Колыма 8 3 11 Магаданская область
Прочие 193 77 270 Ленинградская (включая г. Санкт-Петербург), Мурманская, Новосибирская, Сахалинская области, Приморский край
Итого 2112 631 2743

   

В 2018 г. ВЗ и ЭВЗ поверхностных пресных вод было зафиксировано в 51 субъекте Российской Федерации. 57% всех случаев ВЗ и ЭВЗ пришлось на водные объекты Свердловской (15,5%), Московской (10,4%), Нижегородской (7,7%), Челябинской (4,9%), Мурманской (4,8%), Курганской (4,0%) и Новосибирской (3,9%) областей, Хабаровского (6,2%) края (рисунок 1.15). На протяжении последних десяти лет на Свердловскую область приходится наибольшее среди субъектов Российской Федерации количество случаев ВЗ и ЭВЗ, тем не менее, по сравнению с предыдущим годом этот показатель значительно сократился – на 17% и достиг минимума за период 2009–2018 гг.

Рисунок 1.15 – Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ по некоторым субъектам Российской Федерации за период 2009–2018 гг.

   

По сравнению с предыдущим годом в 2018 г. в 3 регионах Российской Федерации более чем в пять раз увеличилось суммарное количество случаев ВЗ и ЭВЗ: Ямало-Ненецком автономном округе (7 – в 2017 г. и 95 – в 2018 г.), Ханты-Мансийском автономном округе (13 и 100) и Архангельской области (9 и 48) (рисунок 1.16). В последние 5 лет наметился устойчивый тренд роста количества случаев загрязнения водных объектов Смоленской области: с 2014 г. величина этого показателя выросла в 14 раз. С 2017 г. наблюдается значительное снижение суммарного количества случаев ВЗ и ЭВЗ, приходящихся на регион, в Пермском и Приморском краях, Иркутской области, с 2015 г. – в Красноярском крае. В остальных регионах Российской Федерации количество случаев ВЗ и ЭВЗ в 2018 г. изменилось незначительно по сравнению с прошлым годом.

Рисунок 1.16 – Динамика количества случаев ВЗ и ЭВЗ в отдельных субъектах Российской Федерации

   

Экстремально высокие и высокие уровни загрязнения поверхностных пресных вод на территории Российской Федерации были зафиксированы в 2018 г. по 35 основным ингредиентам. Суммарный вклад взвешенных веществ, соединений марганца и цинка, нитритного азота, а также дефицита растворенного в воде кислорода в загрязнение поверхностных вод составил 70% всех случаев (рисунок 1.17), при этом доля загрязнения тяжелыми металлами (Mn, Zn, Cu, Ni, Fe, Hg, Mo, Pb) выросла на 7% по сравнению с 2017 г. и составила 37% от общего числа случаев ВЗ и ЭВЗ (рисунок 1.18). Единичный случай высокого загрязнения соединениями кобальта был зарегистрирован на р. Аргуни (пос. Молоканка) в Забайкальском крае; 6 случаев ЭВЗ соединениями мышьяка – на р. Пышме (г. Березовский) Свердловской области. С 2015 г. наблюдается тенденция снижения количества случаев ВЗ и ЭВЗ аммонийным азотом, с 2017 г. – взвешенными веществами, соединениями меди и алюминия. В 2018 г. по сравнению с предыдущим годом количество случаев загрязнения поверхностных пресных вод нефтепродуктами и органическими веществами (по ХПК) уменьшилось более, чем в 2 раза, при этом количество случаев загрязнения соединениями железа и ртути возросло почти в 2 раза. Следует отметить, что в течение последних 5 лет наблюдается устойчивая тенденция роста количества случаев дефицита растворенного в воде кислорода.

Рисунок 1.17 – Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных пресных вод по ингредиентам (в % от общего количества случаев ВЗ и ЭВЗ на территории Российской Федерации)

   

Рисунок 1.18 – Динамика количества случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных пресных вод тяжелыми металлами

   

В 226 случаях наблюдалось снижение концентрации в воде растворённого кислорода до 3 мг/л и ниже, в 119 случаях из них его содержание было менее 1 мг/л. В течение 2018 г. 5 раз (4 в июне, 1 в октябре) было зафиксировано минимальное значение концентрации растворённого в воде кислорода, 0,1 мг/л и ниже, в р. Вязьме (г. Вязьма, Смоленская область). Увеличение биохимического потребления кислорода (БПК5) до 10 мг/л и выше было зарегистрировано 139 раз. Максимальное содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) – 90,6 мг/л, наблюдалось в декабре 2018 г. в р. Рязанке (приток р. Великой) и р. Кудьме (г. Богородск, Нижегородская область).

В 2018 г. случаи ЭВЗ были зафиксированы на 187 пунктах наблюдения, ВЗ – на 452 пунктах. Максимальное число повторений случаев ВЗ и ЭВЗ – 120 раз наблюдалось на пункте р. Вязьмы, г. Вязьма (Смоленская область), 118 из них было связано с дефицитом растворенного в воде кислорода, который регистрировался с июня по октябрь 2018 г.

В 2018 г. было зарегистрировано 16 аварий на поверхностных пресноводных объектах Российской Федерации, из них в бассейне р. Волги – 7, р. Оби – 5, р. Днепр – 3, р. Северной Двины – 1. Последствием 13 аварийных ситуаций стало ЭВЗ и/или ВЗ водных объектов. В 5 случаях источник загрязнения не был установлен, 3 случая были связаны с хроническим загрязнением промышленными и неорганизованными хозбытовыми сточными водами, а также с поверхностным стоком с прилежащих загрязненных территорий, в 4 случаях была установлена неэффективная работа очистных сооружений города и предприятий, 1 случай был обусловлен природными факторами. В 3 случаях аварии были связаны с утечкой нефтепродуктов, в том числе в результате несанкционированной врезки в нефтепровод. Последствием данных аварий стало образование радужной и нефтяной пленок на водной поверхности; в 1 случае наблюдалось образование обширного масляного пятна шириной до 100 м и протяженностью до 10 км. Случаи ЭВЗ поверхностных вод нефтепродуктами в результате аварий не регистрировались. В 2018 г. аварии на нефтяных скважинах не наблюдались.

В 4 случаях следствием аварийных ситуаций стал замор рыбы в результате ЭВЗ или ВЗ водных объектов.

Повторные аварии на одном пункте наблюдения были зафиксированы на р. Вязьме, г. Вязьма (в августе и в сентябре), р. Исети, г. Екатеринбург (в мае и в ноябре), р. Рязанке, г. Борогодск (в ноябре и в декабре).

   

Загрязнение поверхностных водных объектов в результате трансграничного переноса химических веществ

Качество воды трансграничных водных объектов, расположенных на участках границы Российской Федерации с 12 государствами, оценивалось по результатам режимных наблюдений, проведенных в 2018 г. на 53 водных объектах (48 рек, 2 протоки, 2 озера, 1 водохранилище) в 68 пунктах, 66 створах, на 71 вертикали. Наиболее распространенными загрязняющими веществами в воде водных объектов на границе России с сопредельными государствами являлись: с Норвегией – соединения никеля, меди, цинка, марганца, ртути и дитиофосфаты; с Финляндией – органические вещества (сумма легко- и трудноокисляемых органических веществ по ХПК, далее ОВ), соединения меди, железа, ртути; с Эстонией – ОВ, соединения меди, железа, цинка; Литвой – ОВ, легкоокисляемые органические вещества по БПК5 воды (далее ЛОВ), нитритный азот, соединения железа; с Польшей – ОВ, ЛОВ, нитритный азот, соединения железа; Белоруссией – ОВ, ЛОВ, соединения железа, меди, марганца; с Украиной – ОВ, ЛОВ, соединения железа, марганца, сульфаты, главные ионы (по сумме), нитритный азот, нефтепродукты; с Азербайджаном – соединения меди, нефтепродукты; с Казахстаном – ОВ, ЛОВ, соединения меди, марганца, фториды; с Монголией – ОВ, соединения меди, марганца; с Китаем – ОВ, ЛОВ, соединения железа, меди, марганца, алюминия.

Дефицит растворенного в воде кислорода наблюдался в феврале на границе с Казахстаном в воде р. Уй с. Усть-Уйское и в июне на границе с Украиной – вдхр. Белгородское г. Белгород.

Критические показатели загрязненности трансграничных водных объектов установлены для 28 пунктов наблюдений, расположенных на 23 водных объектах. На границе с Норвегией критическими показателями являлись соединения ртути (2 пункта), меди, никеля и дитиофосфаты (2 пункта), с Финляндией и Эстонией – соединения цинка (1 и 2 пункта соответственно), с Польшей – нитритный азот (1 пункт), с Белоруссией – соединения марганца (1 пункт), с Украиной – сульфаты и нитритный азот (по 3 пункта), с Казахстаном – соединения марганца (2 пункта), нитритный азот (1 пункт), с Монголией – ОВ (1 пункт), с Китаем – соединения марганца (3 пункта), алюминия (2 пункта), алюминия и меди (1 пункт), цинка (1 пункт), железа, алюминия, нитритный азот (1 пункт), нитритный азот (1 пункт).

Нарушение норм качества воды в пограничных районах России, в основном, находилось в пределах от 1 до 10 ПДК. Единичные случаи превышения 50 ПДК были отмечены на границе с Норвегией соединениями никеля (р. Колосйоки пгт. Никель), с Казахстаном – соединениями марганца (р. Уй с. Усть-Уйское, р. Тобол с. Звериноголовское) и с Монголией – ОВ (р. Ульдза-гол с. Соловьёвск); превышения 30 ПДК: на границе с Норвегией – соединениями меди (р. Колосйоки пгт. Никель), с Украиной – нитритным азотом (р. Оскол пгт. Волоконовка), с Китаем – соединениями меди и марганца (р. Аргунь п. Молоканка), меди (р. Аргунь с. Кути), алюминия (р. Амур г. Хабаровск), железа (р. Амур г. Благовещенск во втором створе), меди и цинка (р. Амур г. Благовещенск в первом створе).

Наименее загрязнены участки рек, в основном, на западной части границы России: с Норвегией (р. Патсойоки), с Финляндией (реки Патсойоки, Лендерка), с Белоруссией (р. Ипуть), с Украиной (реки Десна, Сейм и Псёл). На юге границы наименее загрязнены участки рек Терек (Грузия), Самур (Азербайджан), Менза (Монголия). Качество воды указанных участков рек оценивалось как «слабо загрязненная».

Наиболее загрязненные участкам рек, вода которых характеризовалась как «грязная», отмечены на границе с Норвегией (р. Колосйоки), с Польшей (р. Мамоновка), с Белоруссией (р. Сож), с Украиной (реки Северский Донец, Кундрючья, Большая Каменка, Миус и вдхр. Белгородское), с Казахстаном (реки Илек (п. Веселый), Уй, Тобол), с Китаем (реки Аргунь, Сунгача, Раздольная, протока Прорва). В остальных пунктах наблюдений вода характеризовалась как «загрязненная».

В течение 2014–2018 гг. степень загрязненности трансграничных поверхностных вод в пунктах наблюдений на границе с Финляндией: на реках Лендерка, Патсойоки (ГЭС Кайтакоски, Янискоски и Раякоски) и на границе с Норвегией: на реке Патсойоки (ГЭС Хеваскоски) характеризовалась как «условно чистая» или «слабо загрязненная».

Наиболее загрязнённой в этот период была вода рек на границе с Норвегией (р. Колосйоки), на границе с Украиной (реки Северский Донец, Большая Каменка, Кундрючья, Миус), на границе с Казахстаном (реки Илек (п. Весёлый), Уй (с. Усть-Уйское и п. Бобровский), Тобол), на границе с Китаем (реки Аргунь (п. Молоканка), Раздольная и протоки Прорва). В большинстве пунктов наблюдений качество воды характеризовалось как «грязная». В остальных пунктах наблюдений качество воды варьировало от «условно-чистой» до «грязной».

Расчет переноса химических веществ по результатам наблюдений на 33 реках в районе пересечения границы с Финляндией, Польшей, Республикой Беларусь, Украиной, Грузией, Азербайджаном, Казахстаном, Монголией и Китаем приведен за 2017 г., что обусловлено регламентом поступления необходимой гидрологической информации.

Наибольшее количество водной массы было внесено на территорию России через границу с Казахстаном и Финляндией (соответственно 43 и 32%), вынесено с территории России в Республику Беларусь и Украину (соответственно 52 и 28%).

Максимальное количество главных ионов, минерального азота, кремния, общего железа, соединений меди, цинка, никеля, общего хрома, нефтепродуктов, фенолов, Σ ДДТ и Σ ГХЦГ поступило в 2017 г. с речным стоком на территорию России из Казахстана; органических веществ – из Финляндии; общего фосфора – из Украины.

В 2017 г. максимальные количества определяемых химических веществ были перенесены речным стоком из России на территорию Республики Беларусь; главных ионов и соединений никеля – на территорию Украины.

В 2018 г. максимальные количества переносимых отдельными реками химических веществ уменьшались в следующей последовательности: сумма главных ионов – 6261 тыс. т, органические вещества – 460 тыс. т, биогенные элементы (кремний – 58,1, минеральный азот – 20,3, общее железо – 3,79, общий фосфор – 1,56 тыс. т), нефтепродукты – 449 т, соединения цинка – 121 т, меди – 97,9 т, фенолы – 27,6 т, соединения никеля – 4,69 т, общего хрома – 917 кг, хлорорганические пестициды (Σ ДДТ – 219 кг, Σ ГХЦГ – 40,3 кг) (таблица 1.16).

Таблица 1.16 – Количество химических веществ – тыс. тонн (соединений меди, цинка, фенолов – тонн), перенесенных в Россию отдельными реками через границу с сопредельными государствами в 2018 г.

Река, пункт Водный сток, км3 Органические вещества Сумма ионов Сумма азота минерального Фосфор общий Кремний Железо общее Медь Цинк Нефтепродукты Фенолы
Финляндия
Патсойоки, 5,72 39,2 89,5 0,151 0 25,9 0,159 6,20 7,34 0,062 Нд
пгт. Кайтакоски
Вуокса, 23,0 46 0 932 2,53 0,242 47,2 1,67 97,9 Нд 0,383 Нд
пгт. Лесогоркий
Польша
Лава, г. Знаменск 0,891 21,5 337 0,779 0,128 4,20 0,219 Нд Нд Нд Нд
Мамоновка, г. Мамоново 0,072 1,63 25,3 0,123 0,024 0,476 0,026 Нд Нд Нд Нд
Украина
Миус, с. Куйбышево 0,215 5,03 378 0,086 0,030 0,635 0,089 0 0,072 0,018 0,096
Северский Донец, х. Поповка[*] 4,13 97,4 5222 1,69 1,56 15,8 1,20 0,918 1,84 0,386 5,50
Грузия
Терек, 0,950 4,33 308 1,06 0,066 5,39 0,086 0,633 5,62 0,011 0
г. Владикавказ
Казахстан
Ишим, 1,93 35,8 1559 0,501 0,042 3,36 0,156 4,92 5,57 0,146 3,00
с. Ильинка
Иртыш, 31,0 379 6261 20,3 1,13 58,1 1,23 81,9 121 0,249 27,6
с. Татарка
Тобол, 0,719 10,6 802 1,13 0,104 2,79 0,123 4,73 8,15 0,103 1,00
с. Звериноголовское
Монголия
Селенга, 9,78 287 2090 1,39 0,196 46,4 1,15 22,2 100 0,446 12,0
п. Наушки
Онон, с. Верхний Ульхун 6,91 55,9 502 0,579 0,086 37,7 0,610 4,96 5,92 0,449 0
Китай
Раздольная, 3,18 59,1 460 4,84 0,211 17,9 3,79 12,1 16,6 0,060 4,00
с. Новогеоргиевка

   

Наибольшее количество большей части перечисленных выше вещество поступило в Россию в 2018 г. со стоком наиболее многоводной р. Иртыш (31,0 км3); органических веществ и соединений меди – с водой р. Вуоксы (23,0 км3), общего фосфора – р. Северский Донец (4,13 км3); общего железа – р. Раздольная (3,18 км3); нефтепродуктов – р. Онон (6,91 км3); соединений хрома и никеля – р. Ишим (1,93 км3).

Высокие значения переноса химических веществ, следующие за максимальными, наблюдались со стоком рек: Вуоксы (кремний, общее железо), Северский Донец (главные ионы), Иртыш (органические вещества, общий фосфор, соединения меди), Селенги (соединения цинка, нефтепродукты, фенолы), Онон (хлорорганические пестициды), Раздольной (минеральный азот).

В целом за период 2014–2018 гг. из Казахстана в Россию со стоком р. Иртыш поступило максимальное количество главных ионов (28,9 млн т), минерального азота (58,9 тыс. т), кремния (332 тыс. т), нефтепродуктов (1,57 тыс. т), соединений меди (429 т) и цинка (908 т), фенолов (106 т), Σ ДДТ (621 кг), Σ ГХЦГ (163 кг); из Финляндии р. Вуокса – органических веществ (1,80 млн. т); из Украины р. Северский Донец – общего фосфора (8,59 тыс. т); из Китая р. Раздольная – общего железа (12,4 тыс. т); из Монголии р. Селенга – соединений никеля (99,4 т) и шестивалентного хрома (38,7 т).

Кроме перечисленных веществ, с водой р. Вуоксы в 2014–2018 гг. было перенесено через границу повышенное количество общего железа (12,1 тыс. т) и соединений меди (354 т); р. Северский Донец – главных ионов (23,9 млн т); р. Иртыш – органических веществ (1,77 млн т), общего фосфора (5,68 тыс. т) и соединений шестивалентного хрома (34,4 т); р. Ишим – соединений никеля (35,6 т) и Σ ГХЦГ (примерно 29 кг); р. Селенги – кремния (194 тыс. т), нефтепродуктов (1,32 тыс. т), соединений цинка (452 т), фенолов (38,2 т); р. Онон – Σ ДДТ (58 кг); р. Раздольной – минерального азота (18,8 тыс. т).

Изучение динамики поступления в Россию определяемых химических веществ в 2014–2018 гг. свидетельствует о следующем: со стоком р. Патсойоки с 2015 г. наблюдалось существенное увеличение переноса из Финляндии органических веществ, главных ионов, кремния и нефтепродуктов, в 2015–2017 гг. – стабилизация переноса общего железа, с 2017 г. – снижение переноса минерального азота и соединений цинка. Динамика поступления в Россию других определяемых веществ с водой этой реки была неоднозначна. Перенос изомеров ГХЦГ был отмечен лишь в 2015 г. Поступление химических веществ со стоком р. Вуоксы имело сложный характер: начиная с 2015 г., наблюдалось существенное увеличение переноса через границу общего фосфора и соединений меди, в 2016 и 2017 гг. – стабилизация переноса органических веществ, минерального азота и общего железа, с 2017 г. – резкий рост выноса с территории Финляндии кремния, в 2018 г. – увеличение выноса нефтепродуктов. Динамика поступления стока главных ионов была разнонаправленной.

Минимальное количество определяемых химических веществ поступило на территорию России из Польши со стоком рек Лавы и Мамоновка в маловодном 2015 г., максимальное – в самом многоводном 2017 г.

Со стоком р. Миус с 2015 г. наблюдалось значительное увеличение переноса с территории Украины органических веществ, главных ионов и общего фосфора; с 2015 г. – кремния; в 2014–2017 г. наблюдалась стабилизация поступления минерального азота, с 2016 г. – снижение соединений цинка. Максимальное количество органических веществ, главных ионов, минерального азота и общего железа р. Миус было перенесено через границу в наиболее многоводном 2018 г., других определяемых веществ – в разные по водности годы. Минимальное количество большей части химических веществ было перенесено со стоком р. Миус в самом маловодном 2014 г.

Со стоком р. Северский Донец с 2016 г. наблюдалось увеличение переноса с территории Украины органических веществ, с 2017 г. – увеличение переноса главных ионов, в 2018 г. – нефтепродуктов; в 2016–2017 гг. наблюдалась стабилизация переноса кремния; с 2015 г. – снижение переноса соединений меди, с 2016 г. – многократное уменьшение переноса соединений цинка. Максимальное количество органических веществ, главных ионов, кремния, общего железа, нефтепродуктов и фенолов поступило в Россию в самом многоводном 2018 г., других определяемых веществ – в разные по водности годы.

С водой р. Терек с 2016 г. наблюдалось увеличение переноса из Грузии общего фосфора, с 2015 г. – заметное снижение переноса соединений меди и цинка. В 2016–2018 гг. перенос в Россию органических веществ и общего железа, а в 2014–2015 гг. главных ионов и нефтепродуктов сохранился стабильным. Вынос фенолов с территории Грузии был зафиксирован только в 2014 г. Максимальное количество главных ионов, минерального азота и кремния было перенесено через границу со стоком р. Терек в наиболее многоводном 2016 г., органических веществ, общего железа, соединений меди и цинка – в маловодном 2014 г. Динамика переноса в Россию других химических веществ была неоднозначна.

В 2014–2015 гг. со стоком р. Ишим наблюдалась стабилизация переноса из Казахстана кремния, нефтепродуктов и соединений меди, в 2015–2016 гг. – общего фосфора, фенолов и соединений никеля. Резкий рост водности реки в 2017 г. обусловил существенное увеличение переноса через границу всех определяемых химических веществ, кроме хлорорганических пестицидов (ХОП). Минимальное количество большей части веществ, за исключением главных ионов, нефтепродуктов и фенолов, поступило в Россию в самом маловодном 2018 г. Динамика переноса химических веществ с водой р. Ишим в 2014–2018 гг. имела сложный характер.

С водой самой многоводной р. Иртыш с 2015 г. значительно возросло поступление из Казахстана главных ионов, минерального азота, ХОП и наблюдалось уменьшение поступления общего железа и соединений шестивалентного хрома. В 2016 и 2017 гг. отмечена стабилизация переноса Σ ДДТ, в 2017 и 2018 гг. – кремния. Динамика переноса других определяемых веществ с водой этой реки была неоднозначна. Максимальное количество главных ионов, общего фосфора, кремния, нефтепродуктов, фенолов и изомеров ГХЦГ поступило на территорию России из Казахстана в самом многоводном 2016 г., органических веществ, соединений меди, цинка и никеля – в среднем по водности 2015 г., минерального азота и Σ ДДТ – в многоводном 2018 г. Минимальное количество определяемых веществ было перенесено в маловодном 2014 г. и среднем по водности 2017 г.

С 2015 г. со стоком р. Тобол наблюдалось снижение переноса из Казахстана органических веществ; в 2016 и 2017 гг. наблюдалась стабилизация переноса общего железа, в 2017 и 2018 гг. – фенолов. Динамика поступления других определяемых химических веществ была сложной и разнонаправленной. Максимальное количество главных ионов, минерального азота, общего фосфора, кремния, соединений меди и фенолов было перенесено в Россию в самом многоводном 2016 г., органических веществ – в многоводном 2014 г., соединений цинка – в маловодном 2015 г. Минимальное количество всех определяемых химических веществ поступило из Казахстана в самом маловодном 2018 г.

Изучение динамики переноса химических веществ из Монголии со стоком многоводной р. Селенги показало, что максимальное количество органических веществ, главных ионов, кремния, общего железа, соединений меди и цинка транспортировалось в Россию в наиболее многоводном 2016 г., минерального азота, нефтепродуктов и фенолов – в среднем по водности 2018 г., общего фосфора – в маловодном 2015 г., соединений никеля и хрома – в среднем по водности 2014 г. Минимальное количество химических веществ было перенесено в Россию в маловодные годы: органических веществ, главных ионов, минерального азота, общего фосфора, кремния, фенолов и соединений меди – в 2017 г., общего железа, нефтепродуктов и соединений цинка – в 2015 г. С 2015 г. произошло значительное уменьшение переноса через границу соединений никеля и шестивалентного хрома.

В 2018 г. резкое увеличение водности р. Онон обусловило существенный рост переноса из Монголии наибольшего количества определяемых веществ. Максимальное количество превалирующей части химических веществ было перенесено через границу с водой этой реки в самом многоводном 2018 г., соединений меди и цинка, фенолов. Минимальное количество определяемых веществ поступило в Россию со стоком этой реки в маловодные 2015 и 2016 гг. Начиная с 2015 г., со стоком р. Онон произошло уменьшение поступления в Россию соединений меди и цинка, с 2016 г. – увеличение поступления нефтепродуктов, с 2017 г. – Σ ДДТ. В 2016 и 2017 гг. отмечалась стабилизация переноса из Монголии нефтепродуктов. В течение 2014–2018 гг. вынос соединений никеля с водой р. Онон наблюдался лишь в 2016 г., соединений общего хрома – в 2017 г.

Максимальное количество органических веществ, минерального азота, общего фосфора, кремния, общего железа, соединений никеля и общего хрома, фенолов поступило на территорию России из Китая со стоком р. Раздольной в многоводном 2016 г., главных ионов, нефтепродуктов и соединений меди – в наиболее многоводном 2018 г., соединений цинка – в самом маловодном 2014 г. Минимальное количество веществ, кроме общего железа и соединений цинка, было перенесено через границу с водой этой реки в маловодном 2014 г. С 2015 г. в бассейне р. Раздольной наблюдался значительный рост переноса в Россию органических веществ, главных ионов, минерального азота, общего фосфора, кремния, соединений меди и снижение переноса соединений цинка. Перенос Σ ДДТ со стоком р. Раздольной был отмечен только в 2015 г.

Общим для всех рек, кроме Патсойоки, Северский Донец, Ишим, Иртыш, Онон и Раздольная было отсутствие переноса через границу в 2014–2018 гг. хлорорганических пестицидов.

Определяющим фактором в существенном изменении величин переноса отдельных химических веществ для рек Вуоксы, Северский Донец, Терек, Иртыш, Селенги был уровень загрязненности воды этими веществами, для рек Патсойоки, Лавы, Мамоновки, Миус, Ишим, Тобол, Онон, Раздольной – как водных сток, так и концентрация их в воде.