В соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации, изменения в ст. 19 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации» от 28.07.2004 г. № 83-ФЗ с начала 2005 г. был введен федеральный водный налог. Сумма поступлений этого налога в федеральный бюджет составила в 2005 г. 11,6 млрд руб., 2007 г. – 14,8 млрд руб. В 2010 г. соответствующие поступления были на уровне менее 6,2 млрд руб., в 2012 г. – 2,8; в 2013 г.– менее 2,5; в 2014 г. – 2,2; в 2015 г. – около 2,6 млрд руб.; в 2016 г. – менее 2,3 и в 2017 г. – почти 2,4 млрд руб. (таблица 5.5).

Федеральным законом от 24.11.2014 № 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» введена ежегодная индексация водного налога. С 01.01.2015 ставки водного налога, установленные п. 1 ст. 333.12 Налогового кодекса Российской Федерации, применяются: в 2015 г. с коэффициентом 1,15, в 2016 г. – 1,32, в 2017 г. – 1,52, в 2018 г. – 1,75 и т.д.

Таблица 5.5 – Поступления в федеральный бюджет Российской Федерации от платного водопользования и платежей за негативное воздействие на водные объекты в 2006–2017 гг.

Показатель 2006 г. 2010 г. 2012 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Млрд. рублей
Всего поступлений в доходную часть бюджета 14,79 15,22 14,39 13,55 14,82 16,4 18,52
в том числе:
водный налог 14,25 6,17 2,76 2,20 2,55 2,27 2,39
плата за пользование водными объектами, находящимися в
федеральной собственности
8,29 10,81 10,44 11,26 13,26 15,42
платежи за негативное воздействие на водные объекты 0,54 0,76 0,82 0,90 1,01 1,11 0,71

   

Главным администратором водного налога является Федеральная налоговая служба России.

Данный налог полностью перечисляется в федеральный бюджет, где трансформируется (обезличивается, как и большинство других налогов) и лишь косвенным образом обеспечивает государственное финансирование водохозяйственных и водоохранных мероприятий.

Одновременно, в соответствие со статьей 20 Водного кодекса Российской Федерации (утвержден Федеральным законом от 3.06.2006 г. № 73-ФЗ), начиная с 2007 г. было предусмотрено введение платы за пользование водными объектами или их частями. Эта плата устанавливается в соответствии с договорами водопользования. При этом ставки платы за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности, также как и порядок расчета и взимания этой платы регулируются Правительством Российской Федерации. Платежи и порядок их расчета по водным объектам, находящимся в собственности субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, устанавливаются органами государственной власти соответствующих уровней управления.

Главным администратором платежей за пользование водными объектами является Федеральное агентство водных ресурсов. При этом уточнение и развитие этого администрирования систематически продолжается. Предприятия, осуществляющие водопользование, в принципе не могут подвергаться двойному налогообложению, т.е. выплачивать одновременно водный налог и платеж при осуществлении одного и того же водопользования по одному и тому же водному объекту.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2014 № 1509 «О ставках платы за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности и внесении изменений в раздел I ставок платы за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности» введена ежегодная индексация ставок платы за пользование водными объектами.

В соответствии с этим постановлением ставки платы за забор воды (кроме питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения населения), за использование водных объектов в целях гидроэнергетики и за использование акватории, установленные постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 г. № 876, применяются: в 2015 году с коэффициентом 1,15, в 2016 г. – 1,32, в 2017 г. – 1,52 и в 2018 г. – с коэффициентом 1,75.

Ставка платы за забор воды для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения населения установлена: в 2015 г. – 81 руб. за тыс. м3, в 2016 г. – 93, в 2017 г. – 107 и в 2018 г. – 122 руб. за тыс. м3.

Если рассматривать структуру водного налога и платежей за водопользование и их изменения более подробно, то можно делать следующие выводы. В частности, из материалов таблицы 5.6 следует, что наибольшая часть суммы водного налога (97%) в целом по Российской Федерации в 2013 г. приходилась на данный налог, выплачиваемый при осуществлении забора воды из водных объектов; при этом 70% составлял налог за забор воды из подземных водных объектов. В 2014 г. эти цифры составляли соответственно 96% и 67%, в 2015 г. – 96% и около 65%, в 2016 г. – 98,5 и почти 84% и в отчетном 2017 г. – 99,6 и 95,4%. Иначе говоря, приведенная структура в последний период изменилась относительно незначительно, включая 2017 г.

Таблица 5.6 – Поступление водного налога в федеральный бюджет Российской Федерации по видам водопользования, тыс. руб.

Российская Федерация Год Сумма водного налога, поступившая в федеральный бюджет
Всего в том числе за:
забор воды из водных объектов использование водных
объектов без забора
воды для целей гидроэнергетики
использование акватории
водных объектов
или их частей
использование
водных
объектов в целях
лесосплава в плотах
и кошелях
итого в том числе из
подземных водных объектов
Всего 2013 2482613 2406973 1703132 62347 13293 0,0
2014 2201473 2108268 1476261 83463 9742 0,0
2015 2550838 2448602 1583234 90948 11288 0,0
2016 2270000 2236000 1898000 26000 8000 0,0
2017 2390000 2380000 2281000 657 5203 3449

   

Таблица 5.7 – Поступление от платы за пользование водными объектами доходов в федеральный бюджет Российской Федерации, тыс. руб.

Российская Федерация Год Плата за пользование водными объектами за:
Всего забор воды из поверхностных водных объектов использование
водных объектов без забора водных
ресурсов
для целей производства электрической
энергии
использование
акватории поверхностных
водных объектов
или их частей
платежи
победителей
аукционов
на право
заключения
договоров водопользования
всего в том числе за:
забор пресной воды
из поверхностных водных
объектов
забор морской воды забор воды
из поверхностных водных
объектов для водоснабжения населения
Всего 2013 10881379 8739690 8388343 33375 317972 2062807 19855 59027
2014 10444320 8345968 7988623 43356 313989 2063151 21545 13656
2015 11256608 9018693 8490692 56908 471093 2169829 30728 37358
2016 13263824 10595996 10000368 64093 531535 2579656 44860 43312
2017 15419735 12069126 11441868 66403 560855 3161763 66003 122843

   

В 2015 г. поступление средств по рассматриваемому фискальному инструменту увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 349 млн руб., или на 16%. При этом налог за забор воды из поверхностных источников возрос на 233 млн руб., или на 37%, а за подземный водозабор – на 107 млн руб., или на 16%. Кроме того, прирост водного налога в сумме 9 млн руб. обеспечили иные виды водопользования.

В 2016 г. рассматриваемое поступление снизилось по сравнению с 2015 г. на 11% (на 281 млн руб.). Доходы федерального бюджета от налога на забор воды из водных объектов уменьшились почти на 9% (на 213 млн руб.); при этом за водозабор из подземных горизонтов – возросли на 20% (на 315 млн руб.). Поступления от использования водных объектов для целей гидроэнергетики сократились на 71% (на 65 млн руб.), от использования акватории водных объектов (или их частей) также уменьшились почти на 30% (на 3 млн руб.).

В отчетном 2017 г., после снижения в 2016 г., произошел рост рассматриваемых поступлений с 2270 до 2390 млн руб., то есть на 120 млн руб., или на 5,3%. При этом величина водного налога на забор воды из природных объектов увеличилась на 6,4%, а на забор воды из подземных горизонтов – на 20,1%. Характерно также, что в 2017 г. при ощутимом сокращении поступления водного налога за использование акватории водных объектов (или их частей), впервые за последний период была собрана та часть этого налога, которая касается водопользования в целях лесосплава в плотах и кошелях (свыше 3,4 млн руб.: см. таблицу 5.6).

Подавляющая часть общего объема водного налога (99%) в целом по Российской Федерации в 2017 г., как и ранее, пришлась на соответствующие выплаты за осуществление забора воды из водных объектов; при этом 95% указанной суммарной величины составлял налог за забор воды из подземных водных объектов.

Сумма водного налога за 2017 г., поступившая в федеральный бюджет за использование водных объектов без забора воды для целей гидроэнергетики, снизилась до менее 0,7 млн руб (в 2016 г. – 26 млн руб.) и равнялась лишь 0,03% от общего объема водного налога в целом по России. В 2017 г. основная часть водного налога, выплачиваемого гидроэнергетическими объектами, поступила в федеральный бюджет от Дальневосточного федерального округа (Камчатский край) – соответствующая величина оказалась равной почти трем четвертям общего объема этого налога за данный вид использования водных объектов в целом по стране.

Доля водного налога за использование акватории водных объектов или их частей в целом по Российской Федерации за 2017 г. оказалась на уровне 0,22% от общей суммы водного налога в целом по России. В значительной степени эта часть рассматриваемого налога была выплачена водопользователями, расположенными в Южном, Сибирском и Приволжском федеральных округах.

Динамика поступления водного налога зависит от ряда причин, в том числе от окончания действия ряда лицензий на пользование водными объектами и переходом на регулирование водных отношений на основании договоров водопользования.

Что же касается поступлений в федеральный бюджет платы за пользование водными объектами, то в 2014 г. соответствующая величина составляла 10444,3 млн руб., что было на 4,0% меньше соответствующих поступлений в 2013 г. В 2015 г. соответствующие бюджетные доходы от рассматриваемой платы составили 11260,2 млн руб., или почти на 8% больше уровня предшествующего года (таблица 5.7).

В 2016 г. данного рода поступления в федеральный бюджет равнялись 13263,8 млн руб., или примерно на 18% больше, чем в 2015 г. В этом году за забор воды из поверхностных водных объектов было выплачено, как и ранее, почти 80% всех рассматриваемых платежей; за водопользование в гидроэнергетических целях – 19,5%; за использование поверхностной водной акватории – свыше 0,3%; платежей при заключении соответствующих договоров – также более 0,3%.

В целом по Российской Федерации за 2017 г. сумма платы за пользование водными объектами, поступившая в федеральный бюджет составила 15419,7 млн руб., то есть на 2155 млн руб. выше по сравнению с предшествующим годом. Кроме того, в соответствии с нормами водного законодательства страны было взыскано в федеральный бюджет около 17 млн руб. в виде соответствующих пени и штрафов.

Как следует из таблицы 5.7, структура рассматриваемых платежей по конкретным видам водопользования в общей сумме указанной платы в целом по России в 2017 г. изменилась в весьма небольшой степени по сравнению с предыдущими периодами. На забор воды из поверхностных водных объектов пришлось этой платы 78%; за использование водных объектов без забора водных ресурсов для целей производства электрической энергии – 20%, за использование акватории поверхностных водных объектов или их частей – 0,4%; платежи при заключении договоров по результатам аукциона составили 0,8%.

Характерно, что абсолютный размер платежей за использование водных объектов без забора водных ресурсов для целей гидроэнергетики в 2017 г. вырос по сравнению с предыдущим годом более чем на 580 млн руб., или почти на 23%. В некоторой степени это связано с ростом выработки гидроэлектроэнергии в рассматриваемом периоде.

В 2017 году наибольший доход от суммы платы за пользование водными объектами поступил в федеральный бюджет по зоне деятельности Енисейского бассейнового водного управления (БВУ) – абсолютная величина этой платы равнялась 3,2 млрд руб., или около 20% от общей величины этого показателя в целом по стране. Доходы, превышающие 1 млрд руб., поступили в федеральный бюджет от рассматриваемой платы по водопользователям, расположенным в зоне деятельности Кубанского БВУ (1,7 млрд руб), Нижне-Волжского БВУ (1,6), Верхне–Волжского БВУ (1,3), Двинско-Печорского БВУ (1,2), Московско-Окского БВУ (1,16) и Камского БВУ (1,01 млрд руб.).

Минимальный доход от суммы платы за пользование водными объектами, поступивший в федеральный бюджет в 2017 г., имел место по зоне деятельности Западно-Каспийского и Ленского БВУ (соответственно 70 млн руб. и 153 млн руб.).

Наибольшее поступление платы за вырабатываемую ГЭС электроэнергию, как и в предыдущие периоды, отмечается по бассейну р. Енисей (60% от общего показателя в целом по России за данный вид водопользования) и по бассейну р. Волги (21%).

В отчетном 2017 г. по сравнению с 2016 г. повышение доходов от платы за пользование водными объектами отмечается по зоне деятельности всех бассейновых водных управлений За исключением Западно-Каспийского БВУ.

Этот рост по оценке и в значительной степени определялся следующими факторами:

  • ежегодной индексации ставок платы за пользование водными объектами;
  • уточнением производственных показателей по увеличению выпуска продукции крупных водопотребителей, в том числе показателя, характеризующего выработку электроэнергии на отдельных ГЭС;
  • заключением дополнительных договоров водопользования в планируемые сроки;
  • увеличением объема забора воды при росте выработки электроэнергии на теплоэлектростанциях;
  • погашением задолженности;
  • досрочным поступлением платы;
  • увеличением сумм авансовых платежей;
  • увеличение количества договоров за использование акваторий водных объектов;
  • оплата проведения аукционов и др.

Если же говорить о суммарной величине доходов федерального бюджета в виде водного налога и платежей по договорам за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности, составила в 2006 г. около 14,3 млрд руб., в 2007 г. – 14,8, в 2008 г. – свыше 15, в 2009 г. – 13,6 и в 2010 г. – порядка 14,5 млрд руб. В 2011 г. эта сумма составила 13,7 млрд руб., а в 2012 г. – 13,6, в 2013 г. – 13,4 млрд руб. В 2014 г. соответствующая величина сократилась до 12,6 млрд руб., в 2015 г. вновь увеличилась до 13,8 млрд руб. В 2016 г. рассматриваемая суммарная величина превысила 15,5 млрд руб., или на 12% больше, чем в предшествующем году, а в отчетном 2017 г. равнялась 17,8 млрд руб., или почти на 15% больше, чем в 2016 г.

Следует отметить, что в общей сумме доходов федерального бюджета суммарные поступления от платного водопользования в последние годы составляли в среднем менее 0,2% (в частности в 2012 г. – 0,1%, в 2013–2015 гг. – 0,1% и в 2016–2017 гг. – также порядка 0,1%). По отношению к совокупным поступлениям от налогов, сборов и платежей за использование природных ресурсов и платежей при пользовании природными ресурсами водный налог и соответствующие платежи в последние годы находились в среднем в пределах 1%, в частности в 2012 г. – 0,6%, в 2013 г. – менее 0,5%, в 2014 г. и в 2015 г. – порядка 0,4%, в 2016 г. – 0,5% и в 2017 г. – вновь 0,4%).

По отношению к консолидированному бюджету Российской Федерации эти налог и платежи находятся на уровне 0,05% от всех суммарных доходов.

Примечание. Анализируя динамику поступлений в бюджет доходов от платного водопользования, следует учитывать, что в соответствии с Водным кодексом 2006 года часть полномочий в области водных отношений предана уполномоченным органам власти субъектов Российской Федерации, в том числе – предоставление права пользования водными объектами (за исключением водохранилищ). Таким образом, начиная с 2007 г., администраторами платы за пользование водными объектами по заключаемым договорам водопользования являются не только федеральные, но и региональные органы власти. Учитывая, что 100% указанных платежей подлежит перечислению в федеральный бюджет, целесообразно принимать во внимание уровень реализации переданных полномочий органами власти субъектов Российской Федерации в части обеспечения собираемости доходов требует отдельного анализа.

Суммарный объем поступлений в федеральный бюджет от приведенных видов платного водопользования с 2006 г. по 2010 г. незначительно увеличился в ценах соответствующих лет – с 14,3 млрд руб. до 14,5 млрд руб. В 2011–2017 гг. этот объем возрос соответственно с 14,5 до 17,8 млрд руб. Иначе говоря, с 2010 г. по отчетный 2017 г. общее увеличение было на уровне порядка 23%. Одновременно в 2010–2017 гг. общий уровень цен в стране, рассчитанный по индексу-дефлятору валового внутреннего продукта, возрос за этот период примерно в 1,7 раза. Таким образом, в реальном исчислении объем соответствующих налогов и платежей (оцененный по возможности их дальнейшей реализации в качестве бюджетных расходов, т.е. по своего рода их «покупательной» способности) уменьшился примерно в 1,4–1,5 раза. При этом индексация ставок соответствующего налога и платежей началась по сути только с 2015 г. (см. постановление Правительства страны от 26.12.2014 г. № 1509 выше); она, естественно, не могла за два года восполнить реальное падение предыдущего периода.

Если говорить конкретно об отчетном 2017 г., то по предварительным оценкам физический (реальный) темп роста анализируемых бюджетных поступлений значительно превысил общий рост цен (индекс цен). Тем не менее, роль водного налога и платежей за пользование водными объектами среди всех доходов федерального бюджета оставалась и остается весьма незначительной. При этом зачастую темпы роста других налогов, платежей и неналоговых поступлений превышали и продолжают превышать темпы увеличения поступлений от водного налога в совокупности с платежами за пользование водными объектами. Заметна также небольшая колебательная тенденция в области отношения водного налога и водных платежей к общей совокупности налогов, сборов и регулярных платежей за использование природных ресурсов и платежам при пользовании природными ресурсами.

Водный налог, как и платежи за пользование водными объектами, не являются единственными источниками бюджетных доходов от водопользования. В частности, в 2012–2014 гг. в бюджеты всех уровней управления ежегодно поступало от 4,1 до 4,5 млрд руб. в виде платежей за негативное воздействие на водные объекты, прежде всего, за загрязнение этих объектов сточными водами. При этом от 0,7 до 1,1 млрд руб. поступало в доходы федерального бюджета (администратором рассматриваемых выплат является система органов Росприроднадзора; сами выплаты осуществляют хозяйственные объекты-водопользователи). Характерно также, что в этот период такого рода платежи составляли порядка 15% от общей суммы выплат за все виды негативного воздействия на окружающую среду.

В 2015 г. платежи за негативное воздействие на водные объекты достигли по сути максимальной величины – почти 5,4 млрд руб., в том числе 1,0 млрд руб. являлись доходами федерального бюджета, а остальное поступило в бюджеты других уровней управления. Доля указанных выплат от суммы платежей за негативное воздействие на окружающую среду достигла 20%.

После 2015 г. соответствующие выплаты предприятиями-водопользователями значительно уменьшились: в 2016 г. – 4,1 млрд руб., в том числе 0,21 млрд руб. поступило в федеральный бюджет; в 2017 г. – 2,6 млрд руб., в том числе 0,13 млрд руб. поступило в федеральный бюджет. Доля «водных» платежей в общем объеме выплат за негативное воздействие на окружающую среду в 2016–2017 гг. составляла порядка 18–19% (таблицы 5.5 и 5.8). Иначе говоря, рассматриваемые поступления уменьшились не только в части водных объектов, но и по другим видам негативного воздействия на природу.

Одной из главных причин вышеописанного снижения в последние два года, явился, судя по всему, актуализированный и получивший широкое распространение порядок зачета (уменьшения) рассматриваемых платежей при проведении водопользователями значительных по объему и затратам водоохранных и водосберегающих мероприятий.

Таблица 5.8 – Динамика платежей за негативное воздействие на водные объекты[*]

Платеж 2010 г. 2012 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Общая сумма платежей за негативное воздействие на окружающую
природную среду, млн руб.
19780 29742 23186 27928 17268 14221
в % к 2010г. 100 150 117 141 87 72
в том числе:
платежей за негативное воздействие на водные объекты – всего, млн руб. 3788 4743 4172 4919 3722 2595
в % к 2010г. 100 125 110 130 98 68,5
из них:
в пределах нормативов загрязнения, млн руб. 1255 1347 1140 1060 973 ...
в % к 2010г. 100 107 91 84,5 77,5 ...
за сверхнормативное загрязнение, млн руб. 2533 3396 3032 3859 2750 ...
в % к 2010 г. 100 134 120 152 109 ...

   

Примечание. Следует иметь в виду, что динамика анализируемых платежей представлена в ценах соответствующих лет, но с учетом ежегодно проводимой индексации ставок платы за негативное воздействие на окружающую среду. В частности, в федеральном бюджете на 2007 г. ставки платежей за негативное воздействие на окружающую природную среду в целом и на водные объекты в частности, установленные в 2003 г. специальным постановлением Правительства страны, были проиндексированы с коэффициентом 1,4, а ставки, установленные в 2005 г. аналогичным целевым постановлением Правительства страны – с коэффициентом 1,15. В бюджете на 2011 г. эта индексация составила соответственно 1,93 и 1,58; в бюджете–2012 г. – 2,05 и 1,67; в бюджете–2013 – 2,20 и 1,79, в бюджете 2014 – 2,33 и 1,89. В соответствие с Постановлением Правительства России от 19.11.2014 г. № 1219 в 2015 г. ставки соответствующих платежей также были проиндексированы. Что касается отчетного 2017 г., то соответствующие ставки были фактически проиндексированы постановлением Правительства страны от 13.09.2016 г. № 913. В частности, за 1 т алюминия, сбрасываемого в составе сточных вод в природные водные объекты, в 2017 г. надо было заплатить 18,4 тыс. руб. (против 17,6 тыс. руб. в 2016 г.), за 1 т аммиака – 14,7 (14,1), бенз(а)пирена – 73,6 млн руб. (70,5 млн руб.) и т.д. Однако такого рода индексация далеко не полностью, не всегда и не везде соответствовала реальному росту цен в стране.

Обращает внимание тот факт, что варьирующая, во многом маятниковая тенденция (таблица 5.8) была характерна как для выплат за вредное воздействие в пределах нормативов, так и сумм, выплаченных за сверхнормативное загрязнение водных ресурсов. Причинами данного явления могут одновременно служить сразу несколько факторов – от общего экономического кризиса до регулирования рассматриваемых платежей, а также от согласованного с природоохранными и иными органами снижения фискальной нагрузки на объекты, осуществляющие водоохранные и водосберегающие мероприятия, и реструктуризации платежей до изменений в нормировании, корректировок в статистическом учете и изменений в охвате единиц статнаблюдения и др.

Имеющиеся статистические и аналитические материалы свидетельствуют как о стабильности, так и об изменениях отраслевой структуры рассматриваемых платежей в конце первого – начале второго десятилетия XXI в.

В частности, доля объектов, относящихся к видам экономической деятельности – «сельское хозяйство, охота и представление услуг в этих областях», «добыча полезных ископаемых», «обрабатывающие производства», «транспорт и связь», «производство, передача и распределение электроэнергии, газа, пара и горячей воды», а также водопроводно–канализационное хозяйство («сбор, очистка и распределение воды» плюс «удаление и обработка сточных вод») – в общей сумме платежей в 2013 г. по сравнению с 2006 г. практически не изменилась – и в том, и в другом году эта доля превышала 90%. В 2014 г. она снизилась до 86%, а в 2015 г. вновь поднялась до 94%, а в 2016 г. оказалась на уровне 89%.

К сожалению, в виду исключения из соответствующей формы статистического наблюдения, собираемой и обобщаемой Росстатом, рассматриваемых показателей, в сводном отчете за 2017 г. необходимые данные отсутствуют. Вместе с тем, можно утверждать, что подавляющая часть рассматриваемых платежей приходилась, как и ранее, на весьма ограниченный круг отраслей.

Небезынтересно, что в 2006–2016 гг. внутри этой ограниченной группы отраслей наблюдались определенные подвижки. В частности, доля объектов коммунального водопровода и канализации возросла с 21% в 2006 г. до более 34% в 2011 г.; в 2012 г. она вновь сократилась до 27%; в 2013 г. повторно увеличилась до 37%, в 2014 г. упала до 31%, в 2015 г. дополнительно снизилась и составила 26%, а в 2016 г. вновь увеличилась почти до 35%. Одновременно и весьма значительно в этот период колебались доли добывающей и обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и транспорта (таблица 5.9).

Таблица 5.9 – Платежи за негативное воздействие на водные объекты по видам экономической деятельности в России в ценах соответствующих лет, млн. руб.[*]

Вид деятельности (отрасль) 2010 г. 2012 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г.
Всего 3788 4743 4172 4919 3722 2595
в том числе по предприятиям (организациям):
сельского хозяйства, охоты и представление услуг в этих областях 160 79 100 45 59 ...
добычи полезных ископаемых 418 531 464 401 218 ...
обрабатывающих производств 1025 1294 1108 2319 886 ...
производства, передачи и распределения электроэнергии, газа, пара и горячей воды 535 932 522 487 816 ...
водопроводно-канализационного хозяйства (забор, распределение и очистка воды
и удаление и обработка сточных вод)
1140 1278 1275 1285 1296 ...
транспорта и связи 212 246 121 85 45 ...

   

Все это прямо и косвенно свидетельствует, что значение платежей за негативное воздействие на окружающую среду в целом и за негативное воздействие на водные объекты, в частности, в качестве инструмента, стимулирующего природо/водоохранную деятельность, или значительно снижалось, или росло запаздывающими темпами. Однако повышение этой роли сопряжено с решением как общих проблем действующего эколого-экономического механизма, так и вопросов в области водного налога/платежей за использование водных объектов. Кроме того, необходимо учитывать систематическое увеличение тарифов на услуги по водоснабжению и водоотведению для населения, а также влияние общего роста цен на товары и услуги (особенно по отдельным видам деятельности и некоторым регионам страны).

Приведенные факты свидетельствуют также и о том, что экономические регуляторы водопользования должны дополняться другими инструментами, в том числе нерыночного характера. Последнее должно быть связано с прямым увеличением бюджетного финансирования, придания этому увеличению необратимого, обязательного, повсеместного и строго контролируемого характера. Определенное участие в целевом финансировании водохозяйственных и водоохранных мероприятий обязаны также нести негосударственные предприятия и организации (например, на кооперационной основе и с долевым финансированием строительства коммунальных сооружений по очистке сточных вод).

Примечание. Среди прочих источников федеральных доходов, имеющих в данном случае профильный или близкий к нему характер, следует отметить денежные взыскания (штрафы) за нарушение водного законодательства. В частности, в 2013 г. их величина в целом по России составила 124 млн руб., в 2014 г. – почти 145 млн руб. и в 2015 г. – около 160 млн руб. В 2016 г. указанная сумма оказалась на уровне 175 млн руб., а в 2017 г. – 203 млн руб. При этом в бюджеты всех уровней управления поступило в 2016 г. почти 256 млн руб., а в 2017 г. – 316 млн руб. такого рода взысканий. Кроме того, в федеральный бюджет в 2013 г. поступило 8 млн руб. в виде госпошлины за выдачу разрешений на сброс загрязняющих веществ в окружающую среду, в 2014 – 7, в 2015 г. – около 12, в 2016 г. – 9,2 и в 2017 г. – 8,7 млн руб. (поступления осуществлялись через систему Федеральной службы по надзору в сфере природопользования).