Каспийское море

Соленость вод Северного Каспия в 2017 г. на станциях вековых разрезов III и IIIa изменялась в диапазоне 2,72–13,07‰, составив в среднем 8,22‰. Прозрачность вод изменялась от 0,7 до 9,1 м. Воды района были по-прежнему загрязнены нефтяными углеводородами (среднее 4,7 ПДК, максимальное 8,8 ПДК), причем за два года их концентрация увеличилась вдвое. Степень загрязнения фенолами, напротив, имеет тенденцию к уменьшению – от 1,5 ПДК в 2015 г. до 1,0 ПДК в 2017 г. Концентрация синтетических поверхностно-активных веществ (СПАВ) составляла в среднем 23,8 мкг/дм3. Другими приоритетными загрязняющими веществами воды на разрезе III были металлы: кобальт (9,7 ПДК – 19,1 ПДК), никель (4,1 ПДК – 8,5 ПДК), железо (5,8 ПДК – 10,8 ПДК), свинец (2,6 ПДК – 12,4 ПДК), медь (1,4 ПДК – 3,1 ПДК), (таблица 1.25). При этом за последние три года средняя концентрация железа повысилась в два раза, а средняя концентрация меди – понизилась во столько же раз. Содержание наиболее токсичных металлов – ртути и кадмия оставалось существенно ниже допустимого предела.

С учетом характерного для Северного Каспия высокого природного геохимического фона при расчете уровня загрязнения морских вод на станциях вековых разрезов III и IIIa концентрация металлов не учитывалась. Тем не менее, в 2017 г. воды Северного Каспия по-прежнему характеризовались как «загрязненные», преимущественно за счет растущего загрязнения нефтяными углеводородами. Следует отметить, что даже без учета загрязнения металлами, состояние вод Северного Каспия в последние 4 года ухудшилось, и класс качества вод изменился от «чистых» в 2013 г. до «загрязненных» в 2017 г.

Таблица 1.25 – Концентрация тяжелых металлов (мкг/дм3 и единицы ПДК) в водах Северного Каспия в 2017 г.

Параметр Вековой разрез III Вековой разрез IIIа
Средн. Мин. Макс. Средн. Мин. Макс.
Fe 290
5,8 ПДК
200
4,0 ПДК
540
10,8 ПДК
220
4,4 ПДК
20
0,4 ПДК
450
9,0 ПДК
Cu 7,1
1,4 ПДК
2,9
0,6 ПДК
15,3
3,1 ПДК
6,8
1,4 ПДК
2,4
0,5 ПДК
12,8
2,6 ПДК
Zn 94,4
1,9 ПДК
12,3
0,2 ПДК
404,9
8,1 ПДК
100,3
2,0 ПДК
11,5
0,2 ПДК
432,9
8,7 ПДК
Ni 41,0
4,1 ПДК
18,4
1,8 ПДК
85,2
8,5 ПДК
35,7
3,5 ПДК
9,6
1,0 ПДК
89,3
8,9 ПДК
Co 48,6
9,7 ПДК
1,7
0,3 ПДК
95,6
19,1 ПДК
20,3
4,0 ПДК
1,2
0,2 ПДК
63,5
12,7 ПДК
Cd 0,86
0,09 ПДК
0,03
<0,01 ПДК
2,68
0,3 ПДК
0,19
0,02 ПДК
0,02
<0,01 ПДК
1,23
0,1 ПДК
Pb 26,1
2,6 ПДК
1,8
0,2 ПДК
124,1
12,4 ПДК
10,0
1,0 ПДК
1,9
0,2 ПДК
56,3
5,6 ПДК
Mn 5,2
0,1 ПДК
2,5
0,05 ПДК
13,5
0,3 ПДК
6,8
0,14 ПДК
0,8
0,02 ПДК
33,4
0,67 ПДК
Hg 0,02
0,2 ПДК
0,01
0,1 ПДК
0,06
0,6 ПДК
0,02
0,2 ПДК
0,00
0,0 ПДК
0,05
0,5 ПДК

   

Высокой была пространственная неоднородность концентрации металлов в водах Северного Каспия. Оценки их изменчивости, описываемой средней разностью максимума и минимума концентрации каждого металла на двух разрезах, отнесенной к средней концентрации этого металла на двух разрезах показывают, что диапазон колебаний концентрации превышал ее средние значения в 1,6–9,3 раза. При этом наименьшая изменчивость была характерна для железа и меди, а наибольшая – для кадмия.

В морских водах на границе Северного и Среднего Каспия соленость вод составила в среднем 10,14‰. Из загрязняющих веществ превышение норматива было отмечено только для фенолов (2,8–4,0 ПДК). Значения концентрации нефтяных углеводородов не превышали 1 ПДК, что в 4–5 раз ниже, чем в водах Северного Каспия. Концентрация аммонийного азота оставалась в пределах норматива, хотя за последние годы отмечается увеличение до 0,7 ПДК. Кислородный режим в 2017 г. оставался в пределах установленного норматива, однако за последние годы отмечается уменьшение концентрации кислорода – как средней годовой – от 8,95 мг/дм3 в 2015 г. до 7,90 мг/дм3 в 2017 г., так и минимальной – от 7,25 мг/дм3 в 2015 г. до 7,06 в 2017 г. В целом воды открытого моря на границе между Северным и Средним Каспием оцениваются как «загрязненные», хотя уровень загрязнения здесь несколько ниже, чем на более северных акваториях.

Воды Дагестанского взморья от п. Лопатин на севере до взморья р. Самур на юге у границы с Азербайджаном характеризовались как «загрязненные». Приоритетным загрязняющим веществом сохранились фенолы: их средние значения варьировали от 4,2 ПДК у Лопатина до 2,9 ПДК у Избербаша, максимальные значения – до 5–6 ПДК у Дербента. Заметно меньший вклад в общее загрязнение вносили нефтяные углеводороды – их среднее содержание не превышало 1,0 ПДК, даже в районе такого крупного порта как Махачкала. Средняя концентрация аммиачного азота сохранилась в пределах норматива, хотя в северной части Дагестанского взморья (Лопатин и взморье Терека) был отмечен рост от 0,3 ПДК в 2015 г. до 0,7–0,8 ПДК в 2017 г. Соленость вод находилась в среднем на уровне 8,99‰. Кислородный режим был в пределах нормы – минимальная концентрация кислорода составила 7,1 мгО2/дм3, что заметно выше норматива, а средняя концентрация изменялась от района к району в пределах от 8,7 до 9,2 мгО2/дм3.

В прибрежных водах Республики Дагестан в последние 30 лет наблюдался хорошо выраженный тренд снижения уровня загрязнения, однако, начиная с 2014 г., на всех восьми локальных участках побережья, где проводятся наблюдения, уровень загрязнения вод увеличивается. Данные наблюдений в 2017 г. свидетельствуют о том, что в районах Лопатина, Каспийска, Дербента и Самура этот рост продолжился.

Таким образом, сохраняется высокий уровень загрязнения Северного Каспия металлами, а концентрация железа за последние годы даже возросла. Но даже без учета загрязнения металлами состояние вод Северного Каспия в последние 4 года систематически ухудшалось, и класс качества вод эволюционировал от «чистых» в 2013 г. до «загрязненных» в 2017 г. Основная причина – рост концентрации нефтяных углеводородов. Отмечается высокая степень пространственной неоднородности концентрации металлов, но каких-либо закономерностей в пространственном распределении не обнаружено. На южной границе Северного Каспия и вдоль побережья Дагестана концентрация нефтяных углеводородов не превышала ПДК, здесь наиболее значимым сохранилось загрязнение морских вод фенолами. В северной части Дагестанского взморья был отмечен рост концентрации аммиачного азота.

   

Азовское море

Устьевая область реки Дон. В 2017 г. гидрохимические наблюдения проводились в устьевой области р. Дон на трех станциях в устьях рукавов Мёртвый Донец, Переволока и Песчаный. Соленость вод протоков варьировала в пределах 0,48–0,91‰. Содержание неорганического фосфора изменялось в водах русловых протоков и составило в среднем 93,4 мкг/дм3 (1,9 ПДК для мезотрофных водоемов); общего фосфора – 112,7 мкг/дм3; силикатов – 3047 мкг/дм3; аммонийного азота – 84,7 мкг/дм3 (0,2 ПДК); нитритного азота – 31,5 мкг/дм3 (1,3 ПДК); нитратного азота – 171,6 мкг/дм3 (0,02 ПДК).

Среднегодовая концентрация нефтяных углеводородов (НУ) в речном стоке составила 0,070 мг/дм3 при максимуме 0,16 мг/дм3 (3,2 ПДК, июнь, рукав Переволока). В целом содержание НУ в русловых протоках в последние годы стабилизировалось на уровне 1–2 ПДК, тогда как максимальные значения существенно превышали этот уровень.

Среднегодовая концентрация СПАВ в речных водах соответствовала 14 мкг/дм3 при максимуме 140 мкг/дм3 (1,4 ПДК), зарегистрированном в октябре в поверхностном слое устья рукава Переволока. В воде устьевых рукавов дельты р. Дон была обнаружена растворенная ртуть, среднее значение концентрации соответствовало 0,004 мкг/дм3. Содержание хлорорганических пестицидов групп ГХЦГ и ДДТ в воде речного стока было ниже предела обнаружения. Среднегодовая концентрация растворенного кислорода в водах рукавов р. Дон составила 9,28 мг О2/дм3; диапазон насыщения вод кислородом 77–154%. В целом в последние три года состояние вод в устьевых участках дельтовых протоков реки Дон оценивается как стабильное.

Таганрогский залив. Нефтяные углеводороды являются одним из наиболее существенных загрязнителей вод Таганрогского залива. В 2017 г. году концентрация НУ изменялась в диапазоне от величины менее предела обнаружения до 0,42 мг/дм3 (8,4 ПДК), что более чем в 3 раза превосходит показатель предыдущего года (0,13 мг/дм3, 2,6 ПДК). Среднегодовое значение концентрации (0,095 мг/дм3) почти в 2 раза выше значения 2016 г. Концентрация СПАВ, при среднегодовой концентрации 6,5 мкг/дм3, не превышала ПДК. Среднегодовая концентрация ртути составила 0,014 мг/дм3 (1,4 ПДК). Содержание хлорорганических пестицидов групп ГХЦГ и ДДТ было ниже предела обнаружения. Концентрация фосфатов изменялась в диапазоне 5,0–71,7 мкг/дм3, при среднем значении 17,5 мкг/дм3; общего фосфора 12,2–91,3 мкг/дм3; аммонийного азота 18,1–78,1 при среднем значении 33,7 мкг/дм3; нитритного азота 9,0-40,2 при среднем значении 14,7 мкг/дм3; нитратного азота 12,4–89,9 при среднем значении 29,9 мкг/дм3.

Среднегодовое содержание кислорода составило 9,33 мг О2/дм3, что соответствует уровню предыдущих лет. Минимальное значение было зафиксировано в августе на глубине 3 м, при этом уровень насыщения вод кислородом составил 50%. В целом воды Таганрогского залива в 2017 г. можно отнести к категории «загрязненные».

Устьевая область реки Кубани и Темрюкский залив. В 2017 г. наблюдения за качеством вод Темрюкского залива проводились на станции в середине канала порта Темрюк, на устьевом взморье и в дельте рукавов Протока и Кубань, а также в гирлах лиманов. В порту Темрюк в течение года концентрация нефтяных углеводородов достигала 4,6 ПДК, составив в среднем 0,4 ПДК. Средняя концентрация НУ составила 0,052 мг/дм3 (1,0 ПДК). Концентрация СПАВ достигала 7,3 мкг/дм3 (0,07 ПДК). Хлорорганические пестициды (α-ГХЦГ, γ-ГХЦГ, ДДТ и ДДЭ) и фосфорорганические соединения (метафос, карбофос, фозалон и рогор) были ниже предела обнаружения. Сероводородобнаружен не был. В воде была обнаружена растворенная ртуть, среднегодовая концентрация, которой составила 0,004 мкг/дм3 (0,04 ПДК). Концентрация растворенного в воде кислорода была ниже норматива (6,0 мг О2/дм3), среднегодовая концентрация составила 9,08 мгО2/дм3. В течение года насыщение вод растворенным кислородом менялось в диапазоне 47–118%. Наименьшее содержание кислорода достигало 3,70 мг О2/дм3, что составило лишь 47% от насыщения при соответствующей температуре воды.

В Темрюкском заливена мелководном взморье рукавов Протока и Кубань, а также в устьевых районах гирл лиманов концентрация нефтяных углеводородов достигала 1,6 ПДК, составив в среднем 0,56 ПДК. Содержание СПАВ было ниже предела обнаружения. Хлорорганические пестициды групп ГХЦГ и ДДТ, также, как и их изомеры и метаболиты (α-ГХЦГ, γ-ГХЦГ, ДДТ и ДДЭ) не были обнаружены. Содержание растворенной ртути составляло 0,01мкг/дм3 (0,1 ПДК).

Концентрации фосфатов в водах Темрюкского залива в 2017 г. изменялись в диапазоне от аналитического нуля до 49,0 мкг/дм3, составив в среднем 8,4 мкг/дм3; общего фосфора в среднем – 28,6 мкг/дм3; аммонийного азота – 180,2 мкг/дм3; нитритного азота – 8,4 мкг/дм3; нитратного азота – 407,9 мкг/дм3; силикатов – 793 мкг/дм3. В последнее десятилетие максимальные значения концентрации фосфатов были наибольшими в речных протоках Кубани и существенно ниже в водах Темрюкского залива. Относительно высокие концентрации фосфатов регистрировались у порта Темрюка. Среднегодовые концентрации фосфатов в водах района находятся в диапазоне 10–20 мкг/дм3 на протяжении трех десятилетий.

Кислородный режим в прибрежных водах Темрюкского залива в целом был относительно благоприятным. Концентрация растворенного в воде кислорода была зафиксирована ниже норматива 6,0 мг/дм3 лишь дважды при минимуме 4,94 мг О2/дм3. Среднегодовое содержание кислорода составило 8,65 мг/дм3, что близко к значению предыдущего года (8,45 мг/дм3). Сероводород обнаружен не был.

   

Черное море

Крым. Севастопольская бухта. Содержание основных показателей загрязнения вод Севастопольских бухт соответствовало естественному диапазону: соленость – 17,96–18,54‰; рН – 8,17–8,37; щелочность – 2,954–3,202; фосфаты – 1,8–19,0 мкг/дм3; общий фосфор – 8–27 мкг/дм3; аммонийный азот – 0–42 мкг/дм3; нитритный азот – 0,2–4,2 мкг/дм3; нитратный азот – 4,6–73,2 мкг/дм3. Среднее содержание легкоокисляемого органического вещества по БПК5 составило 1,93 мг О2/дм3 (0,6 ПДК). Содержание нефтяных углеводородов варьировало от 0,01 до 0,07 мг/дм3 (максимум – 1,4 ПДК, в поверхностном слое на фарватере бухты в июне). Кислородный режим вод бухт был в пределах нормы: диапазон содержания растворенного кислорода в поверхностном слое 7,53–10,03 мг О2/дм3, в среднем 8,65 мг О2/дм3; в придонных водах – 7,63–10,25 мг О2/дм3, в среднем 8,83 мг О2/дм3.

Севастопольский район. Значения основных гидрохимических параметров вод Севастопольского района в прибрежной зоне от аэропорта «Бельбек» на севере до Балаклавской бухты на юге соответствовали диапазону: температура – 7,5–24,7°С; соленость – 15,74–18,85‰; рН – 8,05–8,38; щелочность – 2,488–3,543 мг–экв/дм3; фосфаты – 1,0–30,0 мкг/дм3; общий фосфор – 6–51 мкг/дм3; аммонийный азот – 0–134 мкг/дм3; нитритный азот – 0,0–4,1 мкг/дм3; нитратный азот – 0,0–161,0 мкг/дм3. Значения БПК5 изменялись в пределах 0,04–4,06 мг О2/дм3, в среднем 2,19 мгО2/дм3 (0,7 ПДК). Содержание нефтяных углеводородов варьировало от 0,02 до 0,39 мг/дм3 (7,8 ПДК, придонный горизонт на глубине 32 м на взморье у аэропорта «Бельбек» 29 мая; в этот же день у дна на глубине 8 м в этом же участке прибрежья у поселка им. Полины Осипенко концентрация НУ составила 0,15 мг/дм3, 3,0 ПДК), в среднем 0,08 мг/дм3.

Крым. Порт Ялта. Значения основных гидрохимических параметров вод района соответствовали диапазону: температура 7,1–26,0°С; соленость – 8,581–18,535‰; рН – 8,13–8,48; щелочность – 3,229–3,440 мг-экв/дм3; фосфаты – 2–35 мкг/дм3; общий фосфор – 5–45 мкг/дм3; силикаты – 117–2439 мкг/дм3; аммонийный азот – 9–32 мкг/дм3; нитритный азот – 0,5–13,5 мкг/дм3; нитратный азот – 2–146 мкг/дм3. Концентрация нефтяных углеводородов на акватории морского пассажирского порта изменялась от аналитического нуля до 0,03 мг/дм3 (0,6 ПДК, поверхностный и придонный слой, 21 февраля); среднее значение составило 0,01 мг/дм3. Содержание СПАВ варьировало от аналитического нуля до 43 мкг/дм3 (0,4 ПДК, середина сентября на поверхности); среднее за год – 11 мкг/дм3 (0,1 ПДК). Фенолы обнаружены не были. Из хлорорганических пестицидов группы ДДТ был отмечен метаболит ДДД в концентрации 0,81 нг/дм3. Из другой группы был обнаружен «свежий» линдан (g-ГХЦГ) в концентрации 1,00–13,88 нг/дм3 (1,4 ПДК, максимум наблюдался на поверхности в середине ноября); среднегодовая величина 4,2 нг/дм3. a-ГХЦГ был зафиксирован в концентрации 0,40–0,59 нг/дм3. В отличие от предыдущего года в 2017 г. в водах акватории морского пассажирского порта были обнаружены пестициды альдрин (0,63–0,99 нг/дм3), гептахлор (0,61–2,57 нг/дм3). ПХБ не были обнаружены. Значения растворённого в воде кислорода варьировали в пределах 6,19–11,46 мгО2/дм3 в поверхностном слое и 6,76–10,25 мгО2/дм3 в придонном; минимум был отмечен в начале сентября. Среднегодовое значение составило 8,88 мгО2/дм3. Процент насыщения вод кислородом варьировал от 79,9% до 110,5%, в среднем 95,1% насыщения. В 2017 году воды морского пассажирского порта Ялта оцениваются как «чистые».

Крым. Керченский пролив. Значения основных гидрохимических параметров вод между портами Крым и Кавказ соответствовали диапазону: температура – 9,1–27,7°С; соленость – 13,58–18,21‰; рН – 7,09–8,85; щелочность – 2,162–3,953 мг-экв/дм3; фосфаты – 5–9 мкг/дм3; общий фосфор – 10–125 мкг/дм3; силикаты 50–680 мкг/дм3; аммонийный азот – 20–103 мкг/дм3; нитритный азот – 0,3–17,0 мкг/дм3; нитратный азот – 4–31 мкг/дм3. Приоритетным загрязняющим веществом сохраняются нефтяные углеводороды (среднее содержание – 0,040 мг/дм3, максимальное – 0,16 мкг/дм3, 3,2 ПДК). Среднегодовое содержание СПАВ соответствовало 13,8 мкг/дм3 (0,1 ПДК). Фенолы не были обнаружены. Из хлорорганических пестицидов был обнаружен ДДТ в концентрации от аналитического нуля до 5,6 нг/дм3; ДДЕ – 0–0,73 нг/дм3; ДДД – 0–0,69 нг/дм3. Линдан (g-ГХЦГ) и его изомеры не были обнаружены. В воде был зафиксирован пестицид альдрин (0,51 нг/дм3). Гептахлор и полициклические хлорированные бифенилы не были обнаружены. Значения растворённого в воде кислорода варьировали в пределах 5,66–11,10 мгО2/дм3, в среднем 8,21 мгО2/дм3. В 2017 году воды Керченского пролива оцениваются как «чистые».

Район Анапа–Туапсе. Значения основных гидрохимических параметров вод в районе Анапы, Новороссийска, Геленджика и Туапсе в 2017 г. соответствовали диапазону: температура – 7,9–27,8°С; соленость – 14,33–18,43‰; рН – 8,00–8,59; щелочность – 2,356–3,060 мг-экв/дм3; фосфаты – 0–128,7, в среднем – 16,6 мкг/дм3; силикаты 0–660 мкг/дм3, в среднем – 170 мкг/дм3; аммонийный азот – 0–240 мкг/дм3, в среднем – 18,2 мкг/дм3; нитритный азот – 0–4,73 мкг/дм3; нитратный азот ниже предела обнаружения. Нефтяные углеводороды (среднее содержание 0,012 мг/дм3, максимальное 0,054 мкг/дм3, 1,1 ПДК) присутствовали в незначительном количестве. В целом за последние два десятилетия наблюдается снижение уровня содержания НУ в водах прибрежья. Содержание СПАВ было ниже предела обнаружения. Наибольшее содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) составляло 3,24 мгО2/дм3 (1,1 ПДК). Содержание взвешенных веществ находилось в пределах 0,9–1,9 мг/дм3. Максимальная концентрация растворенной в воде ртути достигала 0,02 мкг/дм3 (0,2 ПДК), при среднем значении – 0,005 мкг/дм3. Концентрация железа варьировала от аналитического нуля до 53 мкг/дм3 (1,1 ПДК); в среднем 26,3 мкг/дм3. Хлорорганические пестициды групп ДДТ и ГХЦГ не были обнаружены. Значения растворённого в воде кислорода варьировали в пределах 7,17–13,68 мг О2/дм3, в среднем 9,63 мгО2/дм3. В целом, качество вод Кавказского прибрежья сохранилось на прежнем уровне и характеризуются как «чистые».

Район Сочи–Адлер. Значения основных гидрохимических параметров в прибрежных водах между устьями рек Мзымты и Сочи соответствовали диапазону: температура – 7,8–26,4°С; соленость – 8,70–19,76‰; рН – 7,72–8,47; щелочность – 2,178–3,216 мг-экв/дм3; фосфаты – 0–122,8 мкг/дм3, в среднем – 11,4 мкг/дм3; силикаты – 42–9540 мкг/дм3, в среднем – 1154 мкг/дм3; аммонийный азот – 0–281 мкг/дм3, в среднем 50,3 мкг/дм3; нитритный азот – 0–12,06 мкг/дм3, в среднем 0,78 мкг/дм3; нитратный азот – 0–2713 мкг/дм3, в среднем 28,3 мкг/дм3. Следует отметить, что за последние 5 лет наметилась тенденция увеличения неорганического фосфора в прибрежных водах Кавказа. Содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) варьировало от аналитического нуля до 3,2 мг О2/дм3 (1,0 ПДК); в среднем 1,5 мгО2/дм3. Содержание взвешенных веществ находилось в пределах 0–23 мг/дм3, в среднем 2,2 мг/дм3.

В 2017 г. воды характеризуются как «чистые». Средняя годовая концентрация всех основных загрязняющих веществ была ниже установленных для морских вод нормативов. Максимальная концентрация превышала ПДК для нефтяных углеводородов (до 1,1 ПДК), железа (3,5 ПДК), свинца (3,3 ПДК), взвешенных веществ (2,3 ПДК). Наибольшее содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) в водах района составляло 1,1 ПДК. Растворенная ртуть в водах района не была выявлена. В последние несколько лет существенных изменений качества морских вод отмечено не было. Общий уровень загрязнения незначительный, а воды характеризовались в основном, как «чистые» и, локально, «умеренно загрязненные». В многолетней динамике состояние вод района оценивается как стабильное.

   

Балтийское море

В 2017 г. гидрохимические наблюдения на Балтийском море выполнялись на 40 станциях. Принимая во внимание пресноводный характер Невской губы, при оценках качества вод использовались значения ПДК для поверхностных вод суши.

Невская губа. Центральная часть. Основной вклад в загрязнение вод вносили медь (средняя годовая 2,8 ПДК/ максимальная 9,5 ПДК), цинк (0,8/3,1 ПДК) и железо (0,7/3,6 ПДК). В целом, концентрации меди, цинка и железа были ниже средних показателей за последние пять лет, а среднее содержание марганца было минимальным (6,54 мкг/дм3). Максимальная концентрация превышала установленные нормативы для следующих веществ: марганца – 21,2 ПДК было зарегистрировано в придонном слое в сентябре; алюминия – 1,2 ПДК на поверхности в октябре (средняя годовая – 0,6 ПДК); нитритного азота – 1,7 ПДК на поверхности и у дна в июле (средняя годовая – 0,4 ПДК). Воды Центральной части Невской губы не загрязнены нефтяными углеводородами. Концентрации СПАВ, фенола и были ниже уровня ПДК. Концентрация хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α-ГХЦГ и γ-ГХЦГ) была ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 9,99 мгО2/дм3, а минимальная – 6,67 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Центральной части Невской губы характеризуются как «умеренно загрязненные».

Невская губа. Северный курортный район. Основными загрязняющими веществами в водах Северного курортного района в 2017 г. являлись: медь (средняя годовая 5,0 ПДК/ максимальная 8,5 ПДК), цинк (1,3/2,9 ПДК) и железо (1,0/2,0 ПДК). Концентрации этих элементов были ниже средних показателей за последние пять лет. Были зафиксированы максимальные концентрации: нитритного азота – 2,5 ПДК на поверхности в июле (средняя годовая – 0,9 ПДК), марганца – 1,7 ПДК на поверхности в сентябре (средняя годовая – 0,5 ПДК) и алюминия – 1,6 ПДК на поверхности в мае (средняя годовая – 0,8 ПДК). Содержание нефтяных углеводородов и фенола в водах Северного курортного района не было отмечено, содержание СПАВ фиксировалось разово на уровне 0,05 ПДК. Концентрации хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α-ГХЦГ и γ-ГХЦГ) были ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 11,0 мгО2/дм3, а минимальная – 9,16 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Северного курортного района характеризуются как «грязные».

Невская губа. Южный курортный район. Основной вклад в загрязнение вод вносили медь (средняя годовая 3,9 ПДК/ максимальная 8,1 ПДК), марганец (1,1/14,6 ПДК), цинк (0,8/1,8 ПДК). Если концентрации меди и цинка были ниже средних показателей предыдущих пяти лет, то концентрация марганца стала максимальной (10,67 мкг/дм3) за этот же промежуток времени. Также превышали установленные нормативы максимальные концентрации: железа – 1,6 ПДК на поверхности в октябре (средняя годовая – 0,5 ПДК) и фосфора фосфатов – 1,1 ПДК на поверхности в июне (средняя годовая – 0,2 ПДК). Воды Южного курортного района не загрязнены органическими веществами. Не было зафиксировано присутствие фенола, содержание нефтяных углеводородов отмечено на уровне аналитического нуля, максимальное значение СПАВ составило 0,05 ПДК. Концентрация хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α-ГХЦГ и γ-ГХЦГ) была ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 10,27 мгО2/дм3, а минимальная – 8,25 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Южного курортного района характеризуются как «загрязненные».

Невская губа. Морской Торговый порт. Основными загрязняющими веществами вод акватории Морского торгового порта в 2017 г. стали медь (средняя годовая 3,7 ПДК/ максимальная 11,7 ПДК), цинк (1,7/5,2 ПДК), марганец (1,4/10,7 ПДК). Концентрации этих веществ превышали средние значения показателей за последние пять лет. В отдельных случаях максимальные концентрации превышали установленные нормативы: нитритного азота – 1,9 ПДК в придонном слое в июле (средняя годовая – 0,6 ПДК), железа – 4,5 ПДК на поверхности в феврале (средняя годовая – 1,2 ПДК), алюминия – 1,5 ПДК в придонном слое в сентябре (средняя годовая – 0,8 ПДК). Воды Морского Торгового порта не загрязнены органическими веществами. Нефтяные углеводороды не были зарегистрированы. Концентрации фенола и детергентов были существенно ниже ПДК. Во всех отобранных пробах концентрация хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α-ГХЦГ и γ-ГХЦГ) была ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 10,5 мгО2/дм3, а минимальная – 8,1 мгО2/дм3. Воды Морского торгового порта характеризуются как «грязные».

Невская губа. Северная станция аэрации. Основной вклад в загрязнение вод Северной станции аэрации в 2017 г. вносили: медь (средняя годовая 2,7 ПДК/ максимальная 4,3 ПДК), нитритный азот (1,2/2,8 ПДК) и марганец (1,1/4,1 ПДК). Зафиксированная концентрация марганца (10,66 мкг/дм3) стала максимальной за последние пять лет. Концентрации меди и нитритного азота были ниже средних значений показателей за прошедшие пять лет. Воды в районе сброса сточных вод со станции аэрации в последние годы наиболее загрязнены нитритами, максимальные значения которых в 2–4 раза выше норматива ПДК=24 мкг/дм3. В ряде случаев максимальная концентрация превышала установленные нормативы для аммонийного азота (1,8 ПДК, придонный слой в сентябре) и железа (1,5 ПДК, придонный слой в сентябре). В водах Северной станции аэрации нефтяные углеводороды не были зафиксированы. Концентрации фенола и СПАВ зафиксированы на уровне существенно ниже ПДК. Концентрации хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α-ГХЦГ и γ-ГХЦГ) были ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 9,8 мгО2/дм3, а минимальная – 8,5 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Северной станции аэрации характеризуются как «загрязненные».

Финский залив. Курортный район мелководной зоны. Основными загрязняющими веществами в водах Курортного района мелководной зоны восточной части Финского залива стали: железо (средняя годовая 6,1 ПДК/ максимальная 23,8 ПДК), медь (1,3/2,7 ПДК) и алюминий (0,7/1,7 ПДК). Концентрация меди (13 мкг/дм3) показала абсолютный максимум в 2017 г., а содержание марганца было ниже среднего значения. Концентрации биогенных веществ не превышали установленные нормативы: для аммонийного азота средняя составила 18,17 мкг/дм3 при максимальной 100,0 мкг/дм3, нитритного азота – 8,9/15,0 мкг/дм3, нитратного азота – 222,5/500,0 мкг/дм3, фосфора фосфатов – 5,22/18,0 мкг/дм3. Концентрации нефтяных углеводородов, фенола, СПАВ и пестицидов находились на уровне аналитического нуля. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 10,2 мгО2/дм3, а минимальная – 8,9 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Курортного района мелководной зоны восточной части Финского залива характеризуются как «грязные».

Финский залив. Мелководная зона. Основной вклад в загрязнение вод мелководной зоны восточной части Финского залива вносили: медь (средняя годовая 0,74 ПДК/ максимальная 1,5 ПДК), марганец (0,34/1,6 ПДК) и цинк (0,2/0,6 ПДК). Среднегодовые концентрации меди, цинка и марганца превышали среднегодовые значения этих веществ за последние пять лет. Среди биогенных веществ основным загрязняющим веществом стал нитритный азот со средней концентрацией 10,4 мкг/дм3 (0,4 ПДК) при максимальной 20,0 мкг/дм3 (0,8 ПДК). Содержание нефтяных углеводородов, фенола и пестицидов было ниже предела обнаружения. Детергенты соответствовали концентрации 10–11 мкг/дм3. Средняя концентрация растворенного кислорода составила 8,62 мгО2/дм3, а минимальная (5,69 мгО2/дм3) была отмечена на глубине 20 м у дна в середине августа. В 2017 г. воды мелководной зоны восточной части Финского залива характеризуются как «чистые».

Финский залив. Глубоководная зона. Основными загрязняющими веществами вод глубоководной зоны восточной части Финского залива стали металлы: марганец (средняя годовая 0,9 ПДК/ максимальная 4,6 ПДК), медь (0,5/0,7 ПДК) и цинк (0,1/0,2 ПДК). Среднегодовая концентрация цинка (6,4 мкг/дм3) стала минимальной за последние пять лет. Превышение ПДК было зафиксировано для фосфора фосфатов – 54и 86 мкг/дм3, в августе, промежуточный и придонный слой. Концентрация нефтяных углеводородов составила 0,04 мг/дм3, а СПАВ – 10 и 11 мкг/дм3. Содержание фенолов и хлорорганических пестицидов (ДДТ и его метаболитов ДДЭ, ДДД, а также α–ГХЦГ и γ–ГХЦГ) было ниже предела обнаружения. Кислородный режим находился в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 7,33 мгО2/дм3, а минимальная – 3,86 мгО2/дм3. В 2017 г. воды глубоководной зоны восточной части Финского залива характеризуются как «чистые».

Финский залив. Копорская губа. Основной вклад в загрязнение вод Копорской губы в 2017 г. вносили: марганец (средняя годовая 6,3 ПДК/ максимальная 20,9 ПДК), медь (1,7/2,9 ПДК) и цинк (0,8/1,6 ПК). Максимальная концентрация нитритного азота находилась на уровне 0,2–1,1 ПДК (27,0 мкг/дм3). Содержание нефтяных углеводородов, фенола, СПАВ и хлорорганических пестицидов было ниже предела обнаружения. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 7,95 мгО2/дм3, а минимальная – 6,22 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Копорской губы характеризуются как «грязные».

Лужская губа. Основными загрязняющими веществами вод Лужской губы стали: марганец (средняя годовая 1,3 ПДК/ максимальная 4,2 ПДК), медь (0,3/0,6 ПДК) и цинк (0,2/0,3 ПК). Максимальные концентрации превышали установленные нормативы для марганца и нитритного азота (максимум 1,2 ПДК). Содержание нефтяных углеводородов, фенолов и хлорорганических пестицидов было ниже предела обнаружения. Максимальное содержание детергентов составило 10 мкг/дм3. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворенного кислорода составила 7,49 мгО2/дм3, а минимальная – 6,13 мгО2/дм3. В 2017 г. воды Лужской губы характеризуются как «чистые».

В целом, на всей акватории восточной части Финского залива в 2017 г. качество вод определялось высоким содержанием металлов, в основном меди, марганца и цинка. Нефтяное загрязнение было незначительным.

   

Белое море

Двинский залив. Соленость центральной части залива в среднем составила 22,91‰ с наибольшими значениями в придонном слое, диапазон значений – 5,18–28,43‰. Содержание нефтяных углеводородов составляло в среднем 0,0016 мг/дм3. Содержание хлорорганических пестицидов в водах Двинского залива было незначительным: концентрация ДДТ составила 0,1 нг/дм3, тогда как его метаболита ДДЭ в пробах воды не было выявлено. Линдан (γ-ГХЦГ) и α-ГХЦГ не были обнаружены; содержание β-ГХЦГ составило 0,1 нг/дм3. Максимальное содержание аммонийного азота – 48,44 мкг/дм3 было отмечено в придонном слое на глубине 51 м в центральной части залива. Концентрация нитратного азота находилась в диапазоне 0–54,87 мкг/дм3, в среднем 13,20 мкг/дм3; нитритного азота – 0,71–6,19/2,21 мкг/дм3; общего фосфора – 11,55–66,25/24,2 мкг/дм3, фосфатов – 1,2–45,9/13,2 мкг/дм3 и силикатов – 125–1584/377 мкг/дм3. Кислородный режим вод Двинского залива был в пределах среднемноголетней нормы; среднее содержание растворенного кислорода составило 8,97 мг О2/дм3, а диапазон его изменений – 7,33–9,96 мг О2/дм3.

Кандалакшский залив. В торговом порту г. Кандалакши соленость вод варьировала от 7,60‰ до 16,30‰. Средняя и максимальная концентрации определяемых загрязняющих веществ не превышали установленные ПДК. Приоритетными загрязняющими веществами сохранились медь (средняя 5,2 мкг/дм3; 1,0 ПДК; максимум 5,9 мкг/дм3), нефтяные углеводороды (средняя 0,012 мг/дм3/0,2 ПДК; максимум 0,024/0,5 ПДК) и железо (средняя 41,3 мг/дм3/0,8 ПДК; максимум 175/3,5 ПДК). Содержание ртути в воде соответствовало 0,014 мг/дм3 (0,1 ПДК); хрома – 1,1 мг/дм3. Содержание в водах порта кадмия, свинца, никеля, СПАВ, органических веществ (по БПК5), взвешенных веществ, а также пестицидов α-ГХЦГ, γ-ГХЦГ, ДДТ и ДДД не было выявлено. Содержание растворенного в воде кислорода за последние несколько лет постепенно увеличивается. Средняя величина составила 9,94 мг/дм3, а минимальная – 5,81 мгО2/дм3. Качество вод, также, как и 2016 г., оценивается как «чистые».

   

Баренцево море

Кольский залив. В 2017 г. на водпосту торгового порта г. Мурманска соленость в течение года изменялась от 10,28‰ в ноябре до 25,91‰ в марте. Содержание нефтяных углеводородов изменялось от 0,031 до 0,097 мг/дм3 (1,9 ПДК); а среднегодовое значение было выше норматива (0,064 мг/дм3, 1,3 ПДК). За последние годы содержание нефтяных углеводородов на этой акватории уменьшилось в 4 раза.

В водах акватории порта средние концентрации металлов составили: меди – 5,8 мкг/дм3 (1,2 ПДК); марганца – 5,5 мкг/дм3 (0,1 ПДК); железа – 32,5 мкг/дм3 (0,6 ПДК) и кадмия – 0,1 мкг/дм3 (<0,1 ПДК). Следует отметить, что за период 2012–2017 гг. содержание железа уменьшилось в 10–15 раз, а меди – в 2 раза. Содержание никеля, хрома, а также пестицидов, детергентов и взвешенных веществ в 2017 г. оказалось ниже предела обнаружения. Концентрация свинца составляла 4,4–5 мкг/дм3, а ртути – 0,012 мкг/дм3 (0,1 ПДК). Содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) составляло 1,0 и 2,8 мгО2/дм3 (0,9 ПДК).

Концентрация аммонийного азота в течение года изменялась от аналитического нуля до 1010,0 мкг/дм3 в марте, составив в среднем 246,8 мкг/дм3 (0,11 ПДК) (в 2016 году – 1014,5/373,7 мкг/дм3). Средние значения концентраций составили: нитритного азота – 4,1 мкг/дм3 (0,17 ПДК); нитратов – 32,9 мкг/дм3; силикатов – 2043 мкг/дм3.

Содержание фосфатов в водах вблизи водпоста в течение года изменялось в диапазоне от 20 до 47 мкг/дм3 (0,4–1,0 ПДК), с максимумом в марте – 1435 мкг/дм3 (29 ПДК). Такие высокие значения неоднократно фиксировались в течение последнего десятилетия, а средняя величина (266 мкг/дм3; в 2016 г. – 105 мкг/дм3, предел изменений 0,0–345,2 мкг/дм3) сохранилась на уровне обычных для района значений. В целом район водпоста чрезвычайно загрязнен фосфатами, тогда как в других частях акватории Кольского залива их среднемноголетняя концентрация была существенно меньше: в Северном колене – 6 мкг/дм3, в Среднем колене без водпоста в порту Мурманска – 7 мкг/дм3 и в Южном колене – 8 мкг/дм3, а максимум – 18; 43 и 21 мкг/дм3 соответственно.

В районе расположения водпоста в течение года кислородный режим морских вод был удовлетворительным: среднегодовая концентрация кислорода составляла 8,44 мгО2/дм3. Процент насыщения вод кислородом варьировал в диапазоне 42,1–94,0%. В целом, по результатам наблюдений в 2017 г. воды Кольского залива в районе расположения водпоста торгового порта г. Мурманска соответствуют «умеренно загрязненным» водам. Следует отметить, что за последние пять лет качество вод торгового порта улучшилось за счет уменьшения средних концентраций нефтяных углеводородов, железа и меди.

   

Тихий океан

Шельф полуострова Камчатка. Авачинская губа. Авачинская губа представляет собой полузамкнутый водоем с большой антропогенной нагрузкой, соединенный с Тихим океаном узким проливом. Источники поступления загрязняющих веществ и интенсивность речного стока сохраняются на постоянном уровне в течение многих лет. В 2017 г., так же, как и в предыдущие годы, воды Авачинской губы были загрязнены фенолами, нефтяными углеводородами и детергентами. Фенолы образуются при биохимическом распаде и трансформации органического вещества, они поступают в морскую среду с речными водами, стоками промышленных предприятий и коммунальных объектов. Среднегодовое значение концентрации фенолов в 2017 г. составило 2,42 мкг/дм3 (2,4 ПДК), максимальное (22 ПДК) было отмечено в середине октября на поверхности в порту. Повторяемость превышения ПДК достигла 63%. На протяжении последних пяти лет концентрации фенолов сохраняются на уровне 2–4 ПДК.

Наибольшая концентрация растворенных нефтяных углеводородов (НУ), как правило, наблюдается в районах сброса сточных вод судоремонтных заводов, транспортных предприятий и в местах стоянки судов. Распространению НУ на всю акваторию губы способствуют приливо-отливные, сгонно-нагонные явления и течения. Среднегодовое содержание нефтяных углеводородов в водах Авачинской губы в 2017 г. составило 2,0 ПДК (0,104 мг/дм3), максимальное – 4,4 ПДК (0,22 мг/дм3). За последний пятилетний период наблюдалось наименьшее значение максимального содержания нефтяных углеводородов.

Детергенты поступают в Авачинскую губу с хозяйственно-бытовыми и промышленными стоками в составе моющих и чистящих средств, а также с речной водой, поэтому их наибольшее содержание наблюдается в прибрежных водах восточной части губы и в районах впадения рек. Главным фактором, понижающим количество детергентов в морской воде, являются процессы биохимического окисления. В течение последних пяти лет средняя по толще вод концентрация детергентов (АСПАВ) в водах Авачинской губы не превышала допустимой нормы. В 2017 г. их содержание варьировало в пределах 50–300 мкг/дм3, составив в среднем 60 мкг/дм3 (0,6 ПДК). Максимальная концентрация детергентов составила 3 ПДК в придонном слое центральной части Авачинской губы в октябре 2017 г.

Характерным для Авачинской губы является постоянное перенасыщение кислородом поверхностного горизонта вследствие интенсивно протекающих процессов фотосинтеза и его дефицитом в придонных слоях воды, где он расходуется на окисление органических соединений. Среднегодовое значение концентрации растворенного кислорода в водной толще составило 9,81 мгО2/дм3 при среднем значении уровня насыщения 95%. На поверхности средний уровень насыщения поднимался до 118%, а в придонном слое опускался до 70%. Наименьшая концентрация кислорода на глубине наблюдалась в центральной части губы, где в силу ее чашеобразного строения образуется устойчивая застойная зона. Минимальное содержание кислорода на акватории Авачинской бухты было зафиксировано в придонном слое в августе и составило 3,42 мгО2/дм3. В 2017 г. по сравнению с 2016 г. качество воды Авачинской губы улучшилось и оценивалось как «загрязненные» (уровень 2013–2015 гг.).

   

Охотское море

В районе пос. Стародубского в 2017 г. значения гидрохимических показателей и концентрации загрязняющих веществ были в пределах среднемноголетних значений. Среднегодовое содержание загрязняющих веществ не превышало значений ПДК, за исключением меди (среднее 5,35 мкг/дм3, 1,1 ПДК; максимум – 7,3 мкг/дм3, 1,5 ПДК).Максимальные значения ПДК были превышены лишь легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5), составив 5,1 мгО2/дм3, 1,7 ПДК (средняя концентрация – 1,67 мг О2/дм3, 0,6 ПДК). Концентрации нефтяных углеводородов, детергентов, цинка, свинца и кадмия, как среднегодовые, так и максимальные, не превышали нормативов. Кислородный режим был в пределах нормы: среднее содержание растворенного кислорода составило 9,6 мгО2/дм3, минимальное – 7,9 мгО2/дм3. Воды в районе пос. Стародубский характеризуются как «чистые». В донных отложениях в районе пос. Стародубского был превышен норматив содержания нефтяных углеводородов (средняя – 98,8 мкг/г, 2, ПДК; максимум – 228 мкг/г, 4,6 ПДК). Содержание фенолов, кадмия, меди, свинца, цинка было незначительным, а максимальные значения не превышали 0,5 ДК.

В заливе Анива в районе пос. Пригородного в 2017 г. отмечалось загрязнение морских вод легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) (0,5/1,4 ПДК), медью (1,1/4 ПДК), фенолами (0,3/3,0 ПДК). При этом как средние, так и максимальные концентрации кадмия, нефтяных углеводородов, цинка, СПАВ, свинца и аммонийного азота не превышали ПДК. Кислородный режим был в целом удовлетворительным. Среднее годовое значение концентрации кислорода составило 7,9 мгО2/дм3, однако минимальное значение опускалось ниже уровня норматива (6,0 мгО2/дм3) и составило 5,03 мгО2/дм3. Воды в районе поселка Пригородного характеризуются как «чистые». В донных отложениях содержание нефтяных углеводородов незначительно превысило значения ДК (1,1/1,2). Средние и максимальные значения кадмия, фенола, меди, цинка и свинца не превышали норматива (максимальное значение 0,3 ДК – медь).

Морские воды залива Анива в районе пос. Корсаков в 2017 г. были загрязнены нефтяными углеводородами (0,4/1,3 ПДК), легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) (0,8/2,7 ПДК), медью (1,1/3,5 ПДК) и фенолами (0,2/2,3 ПДК). При этом как средние, так и максимальные концентрации кадмия, цинка СПАВ, свинца и аммонийного азота не превышали ПДК. Среднегодовое содержание кислорода было удовлетворительным (8,1 мгО2/дм3), минимальное значение составило 6,53 мгО2/дм3. В 2017 г. воды в районе порта г. Корсакова характеризуются как «чистые». В донных отложениях было повышенным содержание нефтяных углеводородов (3,4/6 ПДК), меди (1,3/3,0 ПДК) и кадмия (0,5/1,5 ПДК). Концентрации фенолов, цинка и свинца не превышали 0,8 ДК.

   

Японское море

Залив Петра Великого. В 2017 г. в прибрежных акваториях залива Петра Великого Японского моря было зафиксировано существенное увеличение концентрации нефтяных углеводородов в бухте Диомид (в 2,2 раза), в проливе Босфор Восточный и Уссурийском заливе (в 2 раза). Некоторое снижение среднегодового содержания НУ было отмечено в бухте Золотой Рог (в 1,4 раза), в Амурском заливе (в 1,9 раза) и в заливе Находка (в 1,2 раза). В период 2010–2017 гг. средняя за год величина содержания НУ в морских водах варьировала в пределах 1,0–4,4 ПДК. Среднемноголетнее значение сохраняется традиционно наибольшим в бухте Золотой Рог; однако в 2016–2017 гг. значительно увеличилось загрязнение нефтяными углеводородами Амурского и Уссурийского заливов. Снижение среднегодового содержания НУ в 2017 г. было зафиксировано в 3–х районах: в бухте Золотой Рог – с 4,2 до 3,6 ПДК; в Амурском заливе – с 2,6 до 1,4 ПДК; в заливе Находка – с 1,9 до 1,6 ПДК. Рост среднегодового содержания НУ в 2017 г. был отмечен в бухте Диомид – с 1,9 до 4,2 ПДК; проливе Босфор Восточный – с 2 до 4,4 ПДК и Уссурийском заливе – с 2,2 до 4 ПДК. Абсолютный максимум концентрации нефтяных углеводородов в морской воде составил 13,6 ПДК (0,68 мг/дм3) и был зафиксирован в Уссурийском заливе на выходе из залива в июле в придонном слое.

По сравнению с 2016 г. уровень загрязненности прибрежных районов залива Петра Великого фенолами практически не изменился. В 2017 г. среднегодовое содержание фенолов в прибрежных водах залива Петра Великого изменялось в диапазоне 0,7–1,0 ПДК. Максимальные значения были отмечены в весенне–летнее время и составили: в бухте Золотой Рог – 1,6 ПДК; бухте Диомид – 1,7 ПДК; проливе Босфор Восточный – 1,2 ПДК; Амурском заливе – 2 ПДК; Уссурийском заливе – 1,6 ПДК; заливе Находка – 1,7 ПДК.

Уровень загрязненности морских вод АПАВ по сравнению с предыдущим годом практически во всех прибрежных районах повысился в 1,3–1,5 раза. Среднегодовое содержание детергентов изменялось в диапазоне 2,4–3 ПДК. Максимальные значения были зарегистрированы, в основном, в сентябре–октябре и составили: в бухте Золотой Рог – 5,5 ПДК, в бухте Диомид – 3 ПДК, в проливе Босфор Восточный – 6,4 ПДК, в Амурском заливе – 6,6 ПДК, в заливах Уссурийском и Находка – 7,2 ПДК. По сравнению с предыдущим десятилетием уровень загрязненности морских вод АПАВ во всех прибрежных районах резко повысился – в 2,5–7 раз, что особенно сильно проявилось в 2016–2017 годах.

В прибрежных водах залива Петра Великого среднегодовое содержание определяемых металлов (меди, цинка, свинца, марганца и кадмия) было менее 1 ПДК и по сравнению с предыдущим периодом существенно не изменилось. Однако превышение ПДК железа было отмечено практически во всех районах. По сравнению с 2016 г. среднегодовые показатели в большинстве районов повысились: в бухте Золотой Рог – с 0,5 до 1,1 ПДК; в проливе Босфор Восточный – с 0,5 до 1,2 ПДК; в Уссурийском заливе – с 1 до 1,6 ПДК; в заливе Находка – с 0,7 до 1,1 ПДК. Единственный район, в котором фиксировалось снижение уровня загрязненности морских вод железом – Амурский залив, здесь значение уменьшилось с 1,5 ПДК до 0,8 ПДК. Среднегодовое содержание ртути в морской воде во всех прибрежных районах было ниже 1 ПДК и только в бухте Золотой Рог и проливе Босфор Восточный достигало норматива. В некоторых районах было отмечено превышение ПДК цинка (Золотой Рог – 2,2 ПДК, Босфор Восточный –1,8 ПДК, залив Находка – 1 ПДК) и марганца (Амурский залив – 3 ПДК и залив Находка –2,4 ПДК).

В 2017 г. в прибрежных районах залива Петра Великого среднее биохимическое потребление кислорода за пять суток (БПК5) колебалось в диапазоне 0,9–1,35 ПДК. Максимальное значение (8,0 мгО2/дм3, 2,7 ПДК) было зарегистрировано в мае в заливе Находка.

В 2017 г. кислородный режим в прибрежных водах был в пределах среднемноголетней нормы. Среднее содержание растворенного кислорода в толще вод в прибрежных районах находилось в диапазоне 7,60–10,27 мг О2/дм3. Минимальное значение было зафиксировано в кутовой части бухты Золотой Рог в августе – 3,84 мгО2/дм3, что ниже норматива в 1,6 раза. В бухте Золотой Рог было отмечено 6 случаев, когда концентрация растворенного кислорода была ниже норматива (6 мгО2/дм3); в бухте Диомид и в проливе Босфор Восточный – по одному случаю; в Амурском заливе в сентябре практически на всех станциях в придонном слое концентрациярастворенного кислорода была ниже норматива. В заливах Уссурийский и Находка случаев резкого снижения растворенного кислорода в 2017 г. не отмечалось.

В 2017 г. качество вод в большинстве исследуемых районов залива Петра Великого ухудшилось. Качество вод Уссурийского залива, бухты Диомид и пролива Босфор Восточный изменилось с «загрязненных» на «грязные». Качество вод бухты Золотой Рог («грязные») и заливов Амурского и Находка («загрязненные») не изменилось.

В 2017 г. среднегодовое содержание нефтяных углеводородов в донных отложениях прибрежных районов залива Петра Великого изменялось в диапазоне 0,09–22,9 мг/г. По–прежнему, в наибольшей степени загрязнены донные отложения бухты Золотой Рог. Так, среднегодовая концентрация нефтяных углеводородов в 2013 г. (6,14 мг/г) превысила допустимый уровень концентрации почти в 123 раза, 2014 г. – в 210 раз; в 2015 г. – 261,8 ДК, в 2016 г. – 201,6 ДК, в 2017 г. – 258 ДК (ДК – допустимый уровень концентрации). Максимальная концентрация НУ в 2017 г. была зафиксирована в средней части бухты Золотой Рог – 598 ДК. По сравнению с предыдущим годом почти во всех прибрежных районах, за исключением Амурского залива, был отмечен рост среднегодовой концентрации НУ в донных отложениях. В Амурском заливе среднегодовой показатель практически не изменился.

Среднегодовое содержание фенолов в донных отложениях залива Петра Великого варьировало в диапазоне 3,25–6,15 мкг/г. Повысился уровень загрязненности донных отложений фенолами в проливе Босфор Восточный (в 1,4 раза), Амурском и Уссурийском заливе (в 2,55 и 3 раза соответственно), в заливе Находка (в 3 раза). Максимальные величины были отмечены в заливах Находка (14,7 мкг/г) и Уссурийский (12,7 мкг/г).

В 2017 г. во всех прибрежных районах залива Петра Великого был отмечен рост уровня загрязненности донных отложений различными металлами. В бухте Золотой Рог среднегодовые концентрации меди, кадмия, свинца, цинка и ртути в донных отложениях увеличились в 1,3–2,3 раза и составили 4,1; 3,5; 2,0; 2,7 и 4,0 ДК соответственно. В бухте Диомид повысилось содержание меди, кадмия, никеля и ртути – 35 (максимальное 42 ДК); 5,4; 2,2 и 4,2 ДК соответственно. В проливе Босфор Восточный содержание меди, кадмия и ртути по сравнению с предыдущим годом увеличилось в 1,2–2,5 раза до 1,0; 2,5 и 1,6 ДК. Самые высокие концентрации ртути были зафиксированы в бухте Золотой Рог: среднегодовое содержание составило 4 ДК, максимальное – 7 ДК. По–прежнему, в донных отложениях всех прибрежных районов залива Петра Великого отмечается высокая концентрация железа: среднегодовые показатели в 2017 г. были в диапазоне 18147–35998 мкг/г; что почти соответствует значениям предыдущего года – 13246–37838 мкг/г. Наиболее высокие значения наблюдались в заливе Находка (41188 мкг/г), в бухте Диомид (39079 мкг/г) и в Амурском заливе (32390 мкг/г).

Во всех прибрежных районах среднегодовая суммарная концентрация пестицидов группы ДДТ превысила ДК. В Бухте Золотой Рог их концентрация составила 17,7 ДК, в бухте Диомид – 25 ДК; в проливе Босфор Восточный – 3,4 ДК; в Амурском заливе – 4,4 ДК, в Уссурийском заливе – 5,2 ДК, в заливе Находка – 7,4 ДК. Пестицидами группы ДДТ в большей степени загрязнены донные отложения бухты Диомид и бухты Золотой Рог, в меньшей степени – донные отложения пролива Босфор Восточный. В бухте Золотой Рог в 2017 г. по сравнению с 2016 г среднее суммарное содержание пестицидов группы ДДТ не изменилось и составило 17,7 ДК, максимальное – 78 ДК. В бухте Диомид было отмечено снижение среднегодового уровня загрязненности донных отложений этой группой ХОП с 43 ДК в 2016 г. до 25 ДК в 2017 г., максимум составил 42 ДК. В проливе Босфор Восточный по сравнению с 2016 г. среднегодовое суммарное содержание ХОП группы ДДТ не изменилось. Рост уровня загрязненности донных отложений этой группой ХОП произошел в заливах Амурском, Уссурийском и Находка.

Во всех прибрежных районах залива Петра Великого в 2017 г. отмечен рост уровня загрязненности донных отложений линданом (γ–ГХЦГ), только в Уссурийском заливе этот показатель сохранился на уровне 2016 г. Среднегодовое содержание линдана в бухте Золотой Рог составило 76 ДК (по сравнению с 2016 г. увеличилось в 6,3 раза); в бухте Диомид – 498 ДК (рост в 64 раза); в проливе Босфор Восточный – 26 ДК (рост в 3,2 раза); в Амурском заливе – 20 ДК (рост в 2 раза); в заливе Находка – 8 ДК (рост в 1,3 раза). В Уссурийском заливе в 2017 г. среднее содержание линдана составило 14 ДК, максимальное – 48 ДК. Следует заметить, что Уссурийский залив – это одна из рекреационных зон Приморья.

По сравнению с 2016 г. уровень загрязненности донных отложений полициклическими хлорированными бифенилами (ПХБ) во всех прибрежных районах (за исключением бухты Золотой Рог) снизился. По–прежнему очень высокие концентрации ПХБ, многократно превышающие ДК, отмечались в бухте Золотой Рог и бухте Диомид. Среднегодовые концентрации составили 30 ДК и 41 ДК, максимальные – 85,5 ДК и 64,5 ДК соответственно. В заливе Находка среднее содержание ПХБ составило 1,6 ДК, максимальное – 12,5 ДК. В заливах Амурский и Уссурийский среднегодовые концентрации ПХБ были ниже 1 ДК, максимальные – 5,5 ДК и 2,4 ДК. В проливе Босфор Восточный в 2017 г. в донных отложениях концентрация ПХБ не превышала 0,1 ДК.

Качество вод различных участков залива Петра Великого существенно различается. Бухта Золотой Рог и бухта Диомид – это самые загрязненные акватории в заливе Петра Великого. Максимальные концентрации многих загрязняющих веществ, включая нефтяные углеводороды, СПАВ, фенолы, железо, ртуть, кадмий и другие тяжелые металлы, в водах бухты Золотой Рог и бухты Диомид многократно превышали установленные нормативы. В бухте Золотой Рог нарушен кислородный режим: в 2017 г. было отмечено 6 случаев снижения содержания растворенного кислорода ниже норматива, минимальное содержание растворенного кислорода было зафиксировано в августе в вершине бухты в придонном слое – 3,84 мгО2/дм3. Состояние донных отложений в этой бухте можно характеризовать как кризисное. По сравнению с бухтами Золотой Рог и Диомид состояние морской среды других прибрежных районов залива Петра Великого можно считать относительно благополучным. Приоритетными загрязняющими веществами для вод залива Петра Великого являются нефтяные углеводороды (максимум 13,6 ПДК), фенолы (1,7 ПДК), АПАВ (7,2 ПДК), железо (6 ПДК) и ртуть (1,0 ПДК).

Татарский пролив. В 2017 г. регулярные наблюдения за уровнем загрязненности морских вод и донных отложений проводились в прибрежной зоне в районе порта г. Александровска-Сахалинского. Среднегодовое содержание нефтяных углеводородовв прибрежных водах по сравнению с 2016 г. незначительно снизилось и составило 0,8 ПДК (в 2016 г. – 1,0 ПДК). Максимальное значение было отмечено в июле и составило 3,4 ПДК. Фенолы не были обнаружены. Содержание СПАВ не превысило 0,3 ПДК. Содержание азота аммонийного было менее 0,1 ПДК. Среднее содержание кадмия, цинка и свинца в морских водах не превышало 0,1 ПДК. Среднегодовое значение меди повысилось с 0,5 до 1,3 ПДК; а максимальная концентрация в прибрежных водах пос. Александровск–Сахалинский составила 4,5 ПДК.

Кислородный режим в 2017 г. был в норме: среднее содержание растворенного кислорода составило 8,5 мгО2/дм3. В целом качество морских вод в Татарском проливе в районе г. Александровск по сравнению с предыдущими годами не изменилось и по–прежнему оценивается как «чистые».

Уровень загрязненности донных отложений прибрежной зоны района г. Александровск нефтяными углеводородами по сравнению с 2016 г. немного повысился. Содержание нефтяных углеводородов в донных отложениях было в диапазоне 0–113 мкг/г, составив в среднем 19,53 мкг/г (0,4 ДК); в 2016 г. – 7,8 мкг/г или 0,16 ДК. Содержание фенолов изменялось от 0,0 до 0,29 мкг/г, составив в среднем 0,04 мкг/г. Содержание тяжелых металлов было в следующих пределах: меди – 0,11–7,8 мкг/г (в среднем 1,9 мкг/г); цинка – 3,1–187 мкг/г (30,2 мкг/г); свинца – 0,17–10,0 мкг/г (2,1 мкг/г) и кадмия – 0,02–0,06 мкг/г (0,04 мкг/г). Максимальное содержание цинка превысило ДК в 1,3.