Задачей государственного контроля и надзо­ра за использованием и охраной водных объектов является обеспечение соблюдения:

  • требований к использованию и охране во­дных объектов;
  • особого правового режима использования земельных участков и иных объектов недвижимо­сти, расположенных в границах водоохранных зон и зон специальной охраны источников водоснаб­жения;
  • иных требований водного законодатель­ства.

Государственный контроль и надзор за ис­пользованием и охраной водных объектов осу­ществляются уполномоченным Правительством Российской Федерации Федеральным органом ис­полнительной власти - Росприроднадзором Мин­природы России (федеральный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов) и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (регио­нальный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов).

В структуру Росприроднадзора входят 9 департаментов по федеральным округам и 71 управление в субъектах Российской Федерации. Деятельность Службы территориально охватыва­ет всю Россию, включая моря, континентальный шельф и исключительную экономическую зону.

Объектами надзора являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, в ча­сти деятельности, связанной с природопользова­нием и негативным воздействием на окружающую среду.

Осуществление государственного надзора направлено на предупреждение, выявление и пресечение экологических правонарушений.

Росприроднадзором систематически прово­дятся надзорные мероприятия в отношении субъ­ектов хозяйственной деятельности, являющихся основными загрязнителями акватории рек и мо­рей на территории Российской Федерации.

По результатам проверок, а также рейдовых мероприятий выявляются нарушители природо­охранного законодательства, которые привлека­ются к административной ответственности.

Спецификой надзора за безопасностью при­родопользования на водных объектах является вы­сокая степень динамичности водной среды и про­текающих в ней процессов, а также многообразием объектов надзора, их удаленность и труднодоступность. Это предъявляет особые требования к осу­ществлению надзорных функций в этой сфере.

Неотъемлемой частью осуществления меро­приятий по надзору является использование цен­тров лабораторного анализа, а также потенциала технических Морских дирекций, находящихся в оперативном подчинении Росприроднадзора.

Экологический надзор в территориальном море и исключительной экономической зоне так­же находится в компетенции Росприроднадзора. Полномочия в данной области связаны с обе­спечением соблюдения международных обяза­тельств, в силу требований статьи 71 Конституции Российской Федерации.

Кроме непосредственно водоохранной цели, государственный надзор призван обеспечить так­же соблюдение особого правового режима при эксплуатации земельных участков и объектов не­движимости, которые расположены в водоохран­ных или санитарных зонах, вблизи источников пи­тьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.

В числе основных принципов охраны окру­жающей среды - принцип платности возмещения вреда, как метод экономического регулирования.

Предъявление требований о возмещении вреда водным объектам является действенным инструментом по предотвращению и ликвидации негативного влияния производственной деятель­ности на водные ресурсы.

Любая деятельность, осуществляемая чело­веком, несет в себе потенциальную экологиче­скую угрозу, а деятельность по перевалке нефти и нефтепродуктов на акватории можно отнести к наиболее опасной.

Службой проводится большая профилактиче­ская работа с администрациями морских портов и судовладельцами по предотвращению загрязне­ния акваторий морей.

По поручению Президента Российской Феде­рации В.В. Путина с ноября 2013 года Росприрод­надзором проводятся внеплановые проверки в отношении хозяйствующих субъектов, осущест­вляющих бункеровочную деятельность.

В рамках исполнения поручения создана межведомственная рабочая группа по проверке указанных субъектов.

Чаще всего инспекторы сталкиваются с ненадлежащим исполнением должностных обязанностей теми лицами, которые непосредственно осуществляют бункеровку. И, как следствие, причинами попадания нефтепро­дуктов в водный объект в 99 % случаев явля­ется так называемый «человеческий фактор». Только 1% нефтеразливов происходит по тех­ническим причинам.

Существенный вклад в обеспечение экологи­ческой безопасности водных объектов вносит ре­ализация полномочий Росприроднадзора в части проведения государственной экологической экс­пертизы.

Экспертизе федерального уровня подлежит вся планируемая хозяйственная и иная деятель­ность во внутренних морских водах и территори­альном море.

Основными нарушениями природоохранно­го законодательства являются:

  • движение и стоянка автотранспортных средств в пределах водоохраннных зон вне до­рог и специально оборудованных мест, имеющих твердое покрытие, а также мойка автомашин;
  • самовольное занятие территорий прибреж­ных защитных полос водных объектов;
  • незаконная добыча общераспространенных полезных ископаемых (песок, щебень) в пределах водоохранных зон и прибрежных защитных полос водных объектов;
  • захламление земельных участков в грани­цах водоохранных зон, захоронение отходов в пределах водоохранных зон и прибрежных защит­ных полос водных объектов;
  • пользование водным объектом без разре­шительных документов;
  • сброс неочищенных сточных вод в водные объекты.

В области санитарно-эпидемиологического благополучия населения государственный кон­троль (надзор) за качеством питьевой воды осу­ществляет Роспотребнадзор.

Качество питьевой воды, подаваемой населе­нию, определяется как санитарным благополучи­ем источников водоснабжения, так и состоянием водопроводной сети. Качество питьевой воды, по­даваемой населению из распределительной сети централизованного водоснабжения в 2016 г., улуч­шилось.

В 2016 году питьевой водой, соответству­ющей требованиям санитарного законодатель­ства, было обеспечено 132,657 млн человек, что на 0,697 млн человек больше, чем в 2015 году (131,96 млн чел.). Доля населения, проживающе­го как в городских, так и в сельских поселениях, обеспеченного питьевой водой, соответствующей санитарно-эпидемиологическим требованиям, увеличилась и составила в 2016 году 95,37% для городского населения (2015 г. - 95,04%) и 77,51% - для сельского (2015 г. - 77,16%).

Соответствовали санитарно-эпидемиологи­ческим требованиям 100% источников централи­зованного питьевого водоснабжения, располо­женных на территории города Санкт-Петербурга и Республики Алтай.

Низкая доля источников централизованного водоснабжения, состояние которых не соответ­ствовало санитарно-эпидемиологическим требо­ваниям, была отмечена в 2016 году в Воронежской области (0,14%), Республике Марий Эл (0,7%), Республике Башкортостан (1,03%) и Ставропольском крае (1,2%).

Неблагоприятная ситуация с состоянием ис­точников централизованного питьевого водо­снабжения отмечалась в Карачаево-Черкесской Республике (70,5% водоисточников не соответ­ствовало санитарно-эпидемиологическим требо­ваниям), Республике Дагестан (64,5%) и Чеченской Республике (64,1%).

Основной причиной несоответствия источни­ков централизованного питьевого водоснабжения санитарно-эпидемиологическим требованиям яв­лялось отсутствие зон санитарной охраны.

Доля поверхностных источников централи­зованного водоснабжения, у которых в 2016 году отсутствовали зоны санитарной охраны, снизи­лась на 1,0% и составила 27,7% от общего коли­чества объектов поверхностного водоснабжения (2015 г. - 28,7%). Без зон санитарной охраны экс­плуатировались в 2016 году 10,9% подземных ис­точников централизованного водоснабжения, что ниже показателя 2015 года (11,5%) на 0,6%.

Доля водопроводов, не соответствующих санитарно-эпедемиологическим требованиям, снизилась на 1098 ед. с 12 022 в 2014 г. до 10924 в 2015 г. и до 10771 в 2016 г.

Более половины водопроводов не соответ­ствуют санитарным правилам и нормам в Томской обл. (82,2%), Чеченской Республике (75,4%), Респу­блике Хакасия (73,5%), Карачаево-Черкесской Ре­спублике (63,8%), Мурманской области (58,6%) и Ненецком автономном округе (57,1%).

Основными причинами низкого качества пи­тьевой воды, подаваемой населению из центра­лизованных и нецентрализованных источников водоснабжения, по мнению специалистов явля­ются:

  • естественное (природное) повышенное со­держание в источниках водоснабжения солей кальция и магния (общая жёсткость воды), железа, сульфатов, хлоридов, фторидов, азотсодержащих соединений;
  • антропогенное загрязнение поверхност­ных и подземных источников водоснабжения в результате хозяйственной деятельности, включая сброс неочищенных промышленных, сельскохо­зяйственных и бытовых стоков, смыв с сельскохозяйственных угодий химических средств защиты растений и удобрений, отходов животноводства и прочее;
  • отсутствие или низкая эффективность са­нитарных мероприятий по предотвращению за­грязнения вод, в том числе несоблюдение зон санитарной охраны водоисточников, нарушение нормативного порядка водохозяйственной дея­тельности;
  • использование устаревших технологий во­доподготовки;
  • высокая изношенность разводящих сетей;
  • нестабильная подача воды в разводящую сеть, приводящая к её вторичному загрязнению.

Состояние воды водных объектов, использу­емых для водоснабжения, купания, занятий спор­том и отдыха населения, также оказывает влияние на здоровье человека.

В 2016 году в Российской Федерации превы­шение гигиенических нормативов по санитар­но-химическим показателям отмечалось в 22,1% проб воды из водоемов 1-й категории водополь­зования, используемых в качестве источников питьевого и хозяйственно-бытового водопользо­вания, а также для водоснабжения предприятий пищевой промышленности, в 22,4% проб воды водных объектов 2-й категории, используемых для рекреационных целей, и в 5,9% проб воды морей.

Доля проб воды водоемов 1-й категории, не соответствующих санитарно- эпидемиологиче­ским требованиям по микробиологическим и па­разитологическим показателям, уменьшается при стабилизации этого показателя по санитарно-химическим показателям, что может свидетельство­вать о некотором улучшении ее качества. Качество воды водоемов 2-й категории по микробиологи­ческим и паразитологическим показателям ниже, чем воды водоемов 1-й категории и морей.

Динамика показателей свидетельствует об ухудшении качества воды морей по всем показа­телям: санитарно-химическим, микробиологиче­ским и паразитологическим.