Территория России омывается водами 12 морей (табл. 1.28) Атлантического, Северного Ледовитого и Тихого океанов, а также внутриматерикового Каспийского моря. Суммарная протяжённость береговой линии российских морей составляет более 60 тыс. км. 

Таблица 1.28. Характеристика морей, омывающих территорию Российской Федерации

Море Тип моря Площадь, тыс. км2 Объём, тыс. км3 Глубины (средн./макс.) Площадь бассейнов морей, тыс. км2 Сток, км3/год Средняя температура воды Солёность верхнего слоя Величина приливов
янв.- февр. июль- август
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Бассейн Северного Ледовитого океана
Баренцово Материково-
окраинное
1424 316 222/513 525,7 163,0 0…+5 32-35 6,1
Белое Внутреннее около 90 6 67/351 709,8 215,0 -0,5…-1,9 +7…+5 23-30 10
Карское Материково-
окраинное
883 98 111/596 5739,5 1315,0 -1,5…+1,7 0…6 10-34 0,8
Лаптевых Материково-
окраинное
662 353 533/3534 3692,9 720,0 -0,8…+1,7 +0,8…+10 20-30 0,5
Восточно- Сибирское Материково-
окраинное
913 49 54/915 1295,5 260,0 -0,2…+1,7 0…+7-8 20-32 0,25
Чукотское Материково-
окраинное
595 42 71/1256 101,0 72,0 -1,6…+1,8 -0,1…+4 24-32 1,5
Бассейн Тихого океана
Берингово Окраинное, смешанное материково-
океанического типа
2315 3796 1640/5500 569,7 400,0 -1,5…+3 +4…+11 28-35 8,3
Охотское Окраинное, смешанное материково-океанического типа 1603 1316 821/3521 1695,4 600,0 -1,5…+1,8 +6…+7 (+18-+19) 25-33 13,2
Японское Окраинное океаническое 1062 1631 1536/3720 124,3 212,0 0…+4 +18-20 (+25–27) 33,534,7 3
Бассейн Атлантического океана
Балтийское Внутреннее 419 21,5 51/470 257,0 433,0 -1 +15…+17 2-10 0,7
Чёрное Внутреннее 422 555 1315/2210 63,6 346,0 -0,5…+7 +25…+26 14-18 0,1
Азовское Внутреннее 39 0,29 7/15 464,1 36,7 ~0 +23…+24 12-14 0,1
Бессточное море
Каспийское Море-озеро 396 78 –/1025 1695,4 286,0 +0…10 +24…+28 1-2

    

Общая площадь морской акватории, попадающей под юрисдикцию Российской Федерации, составляет около 8,6 млн км2, в т.ч. побережья морей Северного Ледовитого океана – 39940, Тихого океана – 17740, Балтийского моря – 660, Азовского и Чёрного – 1185, Каспийского моря – 1460 км. Около 3,9 млн км2 приходится на шельф и 4,7 млн км2 на глубоководные области.

   

Характерные особенности морей

  1. Баренцево – связь с Атлантическим и Северным Ледовитым океанами, узкими проливами – с Карским морем;
  2. Белое – связь с Баренцевым морем через пролив Горло, Беломорско-Балтийским каналом – с Балтийским, Волго-Балтийским водным путём – с Азовским, Каспийским и Чёрным морями;
  3. Карское – проливами Вилькицкого, Шокальского, Красной Армии сообщается с морем Лаптевых; связь с центральным бассейном Арктики открытая, широкая;
  4. Лаптевых – проливами Санникова, Этерикан и Дмитрия Лаптева сообщается с Восточно-Сибирским морем; связь с центральным бассейном Арктики открытая, широкая;
  5. Восточно-Сибирское – проливом Лонга сообщается с Чукотским морем, к северу открыто и имеет широкие связи с Арктическим бассейном;
  6. Чукотское – широкая связь с Арктическим бассейном;
  7. Берингово – береговая линия 13 300 км, открытая связь с Тихим океаном, с водами Арктического бассейна – через узкий Берингов пролив;
  8. Охотское – береговая линия 10 444 км; через 19 Курильских проливов сообщается с Тихим океаном, через сравнительно мелководные (до 100 м) проливы Лаперуза и Татарский – с Японским морем;
  9. Японское – связано с Охотским морем проливами Невельского и Лаперуза, с Тихим океаном – проливом Цугару и с Восточно-Китайским морем – Корейским проливом;
  10. Балтийское – длина береговой линии на территории Ленинградской области около 350 км, Калининградской – 160 км; связь с Атлантическим океаном через Северное море;
  11. Чёрное – длина береговой линии 4090 км. Связь Керченским проливом с Азовским морем, проливом Босфор – с Мраморным морем, с Атлантическим океаном – через Мраморное и Средиземное моря;
  12. Азовское – глубоко врезано в сушу; к территории России относится главным образом западная и восточная части моря;
  13. Каспийское – длина береговой линии около 7 тыс. км, в пределах России – 695 км.

Около 60% суммарного стока рек страны поступает в окраинные моря Северного Ледовитого океана. Общая площадь водосбора морских бассейнов этого океана в России составляет около 13 млн км2, или почти три четверти территории государства.

   

Качество морских вод

Каспийское море

Воды Северного Каспия в 2016 г. были загрязнены нефтяными углеводородами (среднее ПДК – 3,3/максимальное ПДК – 6,4 ПДК), фенолами (1,6/3,0 ПДК), взвешенными частицами (максимум 5,5 ПДК), а также металлами: железом, кобальтом, медью, никелем и свинцом (табл. 1.29). Содержание наиболее токсичных металлов – ртути и кадмия, – оставалось существенно ниже допустимого предела. Повышенные концентрации металлов в водах Северного Каспия, обусловлены поступлением их как из антропогенных, так и из естественных источников. На Северном Каспии наиболее важным источником загрязнения металлами является вынос их с речными водами из районов, где они выделяются в результате выветривания и разрушения горных пород – образуется естественный природный геохимический фон. Исходя из этого, при расчёте уровня загрязнения морских вод на станциях вековых разрезов III и IIIa концентрация металлов не учитывалась. В 2016 г. воды Северного Каспия характеризовались как «загрязнённые».

Таблица 1.29. Концентрация тяжёлых металлов (мкг/дм3 и единицы ПДК) в водах Северного Каспия в 2016 г.

Параметр Вековой разрез III Вековой разрез IIIа
Средняя Мин. Макс. Средняя Мин. Макс.
Fe 180
3,6 ПДК
530
10,6 ПДК
170
3,4 ПДК
260
5,2 ПДК
Cu 8,31
1,7 ПДК
23,6
4,7 ПДК
8,0
1,6 ПДК
41,4
8,3 ПДК
Zn 23,8
0,7 ПДК
97
1,94 ПДК
20,2
0,4 ПДК
86,8
1,74 ПДК
Ni 16,1
1,6 ПДК
39,5
3,9 ПДК
10,8
1,1 ПДК
65,9
6,6 ПДК
Co 14,07
2,8 ПДК
0,2
0,04 ПДК
49,4
9,9 ПДК
14,66
2,9 ПДК
2,8
0,6 ПДК
53,3
10,7 ПДК
Cd 0,79
0,08 ПДК
0,1
0,01 ПДК
5,56
0,6 ПДК
0,64
0,06 ПДК
0,04
<0,01 ПДК
2,95
0,3 ПДК
Pb 12,1
1,2 ПДК
0,9
0,09 ПДК
38,1
3,8 ПДК
12,3
1,2 ПДК
1,5
0,15 ПДК
32,6
3,3 ПДК
Mn 2,9
0,06 ПДК
0,3
<0,01 ПДК
9,6
0,19 ПДК
2,5
0,05 ПДК
0,5
0,01 ПДК
9,4
0,19 ПДК
Hg 0,049
0,49 ПДК
0,01
0,1 ПДК
0,06
0,6 ПДК
0,028
0,28 ПДК
0,01
0,1 ПДК
0,07
0,7 ПДК

   

Анализ динамики изменения расчётной характеристики загрязнения вод Северного Каспия за период 2010–2016 гг. показал, что её изменение обусловлено преимущественно ростом среднегодовой концентрации нефтяных углеводородов. Воды разреза IIIа находятся под непосредственным воздействием стока Волги, тогда как разрез III расположен восточнее и находится под влиянием переноса вод из восточной части Северного Каспия. Полученные оценки позволяют предположить, что загрязнение вод центральной части Северного Каспия нефтяными углеводородами вызвано в большей степени влиянием переноса вод из казахстанского сектора недропользования, чем воздействием стока Волги.

В водах разрезов III и IIIа Северного Каспия в 2016 г. содержание нефтяных углеводородов и меди превышало ПДК на 96% и 76% площади акватории, соответственно, а железа – на всей акватории.

В водах открытого Каспия превышение норматива было отмечено только для фенолов (2,4/4 ПДК), тогда как значения концентрации нефтяных углеводородов, аммонийного азота и СПАВ не превышали 1 ПДК. Кислородный режим в 2016 г. был в пределах многолетней нормы – концентрация растворённого кислорода изменялась в пределах 7,81-9,86 мгО2/дм3, в среднем составив 8,91 мгО2/дм3. Воды открытого моря на границе между Северным и Средним Каспием оцениваются как «умеренно загрязнённые».

Воды Дагестанского взморья от п. Лопатина на севере до взморья р. Самур на юге у границы с Азербайджаном характеризовались как «загрязнённые», а у Каспийска и на взморье р. Самур – «умеренно загрязнённые». Приоритетным загрязняющим веществом сохранились фенолы: их средние значения варьировали от 2,5 ПДК у Каспийска до 4,1 ПДК на взморье р. Терек, максимальные значения – от 4 ПДК у Дербента до 8 ПДК на взморье р. Сулак. Немного меньший вклад в общее загрязнение вносили нефтяные углеводороды: среднее содержание их в воде изменялось от 0,7 до 1,0 ПДК, максимальное – 1,1–1,8 ПДК (Махачкала), а также аммиачный азот: средние значения – от 0,5 до 0,8 ПДК, максимальные – от 0,9 до 2,0 ПДК (Лопатин). Кислородный режим был в пределах нормы – минимальная концентрация кислорода составила 7,1 мгО2/дм3, что заметно выше норматива, а средняя концентрация изменялась от района к району в пределах от 8,7 до 9,2 мгО2/ дм3. В прибрежных водах Республики Дагестан в последние 30 лет наблюдается хорошо выраженный тренд снижения уровня загрязнения, однако в последние три года на всех восьми локальных участках Дагестанского побережья, где проводятся наблюдения, уровень загрязнённости вод увеличивается.

Азовское море

Устьевая область реки Дон. В трёх водотоках в дельте Дона приоритетным загрязнителем сохраняются нефтяные углеводороды, среднегодовая концентрация которых в 2016 г. составляла 0,063–0,079 мг/дм3 (1,3–1,6 ПДК). Максимальное значение концентрации нефтяных углеводородов (4 ПДК) было отмечено в июле в поверхностном слое протоки Мёртвый Донец. Степень загрязнения донных отложений различных рукавов дельты нефтяными углеводородами была неодинаковой и в среднем соответствовала 0,35–1,1 ДК при максимуме 1,8 ДК, зарегистрированном в Мёртвом Донце в середине мая. В устьях рукавов дельты Переволока и Песчаный была зафиксирована растворённая ртуть – вещество, чрезвычайно опасное для здоровья человека. В водах Переволоки её содержание было отмечено в июле, а в рукаве Песчаный в концентрация ртути достигала 1,0 и 1,8 ПДК.

Хлорорганические пестициды групп ГХЦГ и ДДТ не были обнаружены.

Средняя и максимальная концентрации нитритного азота превышали установленный норматив – 1,2 и 2,2 ПДК соответственно; максимальное значение было отмечено в мае у дна в протоке Переволока. Концентрация аммонийного азота в среднем составляла 0,4 ПДК и достигала 1 ПДК в мае на горизонте 7 м в придонном слое. Среднее и максимальное значение концентрации СПАВ составило 9 и 39 мкг/дм3 (менее 0,1 и 0,4 ПДК).

Минимальное содержание растворённого кислорода, которое было ниже норматива всего на 15%, было отмечено водах Мёртвого Донца в мае в придонном слое, в устьях других рукавов минимальная концентрация кислорода была заметно выше (до 150% от норматива). При этом средняя концентрация растворённого кислорода в устьях разных рукавов составляла 110–116%, а минимальная 77–93% от насыщающей при данной температуре, что свидетельствует о высокой интенсивности фотосинтеза в устьевом районе р. Дон. В целом состояние вод дельты Дона оценивается как «умеренно загрязнённые» воды, что соответствует уровню последних двух лет.

Таганрогский залив. Состояние вод залива характеризуется как стабильное. Единственным загрязняющим веществом, чья средняя годовая концентрация превышала ПДК, оставались нефтяные углеводороды (1,1 ПДК, при максимальной концентрации 2,6 ПДК). По сравнению с предыдущим годом среднегодовая концентрация нефтяных углеводородов снизилась на 14%. Концентрация СПАВ изменялась в пределах от аналитического нуля до 33 мкг/дм3 (0,3 ПДК); среднее значение составило 5 мкг/дм3. Растворённая ртуть в концентрации 1–2 ПДК была обнаружена 7 раз в поверхностном слое вод Таганрогского залива в период с 26 мая по 29 сентября; средняя величина составила 0,13 ПДК. Хлорорганические пестициды не были обнаружены. Средняя годовая степень загрязнения донных отложений Таганрогского залива нефтяными углеводородами составила 1,25 ДК при максимуме 3,4 ДК, который был зафиксирован в конце июня.

Средняя годовая концентрация нитритов составила 0,7 ПДК, что на 29% больше значения 2015 г. Максимальная концентрация нитритов (114 мкг/ дм3) была зафиксирована у дна в конце сентября. Содержание аммонийного азота варьировало в диапазоне 12–156 мкг/дм3 (0,4 ПДК).

Концентрация растворённого кислорода в водах залива изменялась в диапазоне 5,89–12,16 мгО2/дм3, составив в среднем 9,24 мгО2/ дм3. Минимальное значение было зафиксировано 25 мая в придонном слое на глубине 5 м, при этом насыщение воды кислородом составило 68%. В остальной период наблюдений пробах содержание растворённого кислорода не опускалось ниже допустимого предела 6,0 мг/дм3. В целом воды Таганрогского залива в 2016 г. характеризовались как «чистые».

Порт Темрюк. В 2016 г. наблюдения за качеством вод Темрюкского залива проводились в середине канала порта Темрюк, на устьевом взморье и в дельте рукавов Протока и Кубань, а также в гирлах лиманов. Максимальная концентрация нефтяных углеводородов достигала 3,4 ПДК на поверхности канала в середине февраля, а средняя годовая концентрация составила 0,043 мг/дм3 (0,9 ПДК). В целом, уровень загрязнения устьевой области реки Кубани и прибрежных вод Темрюкского залива нефтяными углеводородами в последнее десятилетие стабилизировался на уровне примерно 1 ПДК. Концентрация растворённой ртути достигала до 1,2 ПДК для пресных вод. Концентрация СПАВ изменялась от значений ниже предела определения (10 мкг/дм3) до 33 мкг/дм3, что значительно меньше ПДК. Фосфорорганические и хлорорганические пестициды групп ГХЦГ и ДДТ, также как и их изомеры и метаболиты (α-ГХЦГ, γ-ГХЦГ, ДДТ и ДДЭ), не были обнаружены.

Кислородный режим был нарушенным. Средняя годовая концентрация растворённого кислорода составила 9,20 мгО2/дм3. Однако минимальная концентрация снижалась до 3,70 мгО2/дм3, что составило лишь 49% от насыщения при соответствующей температуре. Сероводород обнаружен не был. Вода канала порта Темрюк характеризуется как «чистая».

В Темрюкском заливе на мелководном взморье рукавов Протока и Кубань, а также в устьевых районах гирл лиманов, концентрация нефтяных углеводородов достигала 1,8 ПДК, составив в среднем 0,61 ПДК. Растворённая ртуть была обнаружена (0,01 мкг/дм3, 0,1 ПДК) на взморье р. Кубани на траверсе гирла Пересыпское в 7 км от берега в поверхностном слое. Концентрация СПАВ и достигала 12 мкг/дм3 (0,1 ПДК). Хлорорганические пестициды групп ГХЦГ и ДДТ, также как и их изомеры и метаболиты (α-ГХЦГ, γ-ГХЦГ, ДДТ и ДДЭ), не были обнаружены.

Среднегодовое содержание кислорода составило 8,21 мгО2/дм3, что соответствует уровню предыдущих лет. Воды устьевой области реки Кубани и Темрюкского залива оцениваются как «чистые». Анализ показателей вод моря позволяет считать, что характерными загрязняющими веществами являются нефтяные углеводороды, аммонийный и нитратный азот. В 2016 г. сохраняется тенденция роста солёности вод Азовского моря, в то время как загрязнение вод биогенными веществами, СПАВ и хлорорганическими пестицидами незначительное и стабильное как в дельтовых зонах рек Дона и Кубани, так и в портах и на взморье заливов.

Чёрное море

Крым. Севастопольская бухта. Содержание основных показателей загрязнения вод Севастопольских бухт соответствовало естественному диапазону: солёность – 16,89–18,20‰; рН – 8,21–8,43; фосфаты – 1–8 мкг/дм3; общий фосфор – 6–48 мкг/ дм3; аммонийный азот – 0–131 мкг/ дм3; нитритный азот – 0–2,7 мкг/дм3; нитратный азот – 12–68 мкг/дм3. Кислородный режим вод бухт был в пределах нормы. В водах бухты и среднее, и минимальное содержание кислорода в последние годы изменялось значительно. В целом средние значения содержания растворённого кислорода и в бухте, и в порту Ялты, и в Керченском проливе существенно менее подвержены межгодовой изменчивости по сравнению с минимальными значениями.

Крым. Порт Ялта. Концентрация нефтяных углеводородов на акватории морского пассажирского порта изменялась от аналитического нуля до 0,05 мг/дм3 (1 ПДК, поверхностный слой, август); среднее значение составило 0,01 мг/ дм3. Содержание СПАВ варьировало от нуля до 45 мкг/ дм3 (0,45 ПДК, июнь) на поверхности и до 8 мкг/дм3 в придонном слое; среднее за год 7 мкг/дм3 (менее 0,1 ПДК). Фенолы обнаружены не были. Концентрация хлорорганических пестицидов α-ГХЦГ была в диапазоне 0–1,64 нг/дм3 (0,16 ПДК), максимум наблюдался в августе в поверхностном слое; среднегодовая концентрация составила 0,24 нг/ дм3. Содержание линдана (γ-ГХЦГ) составляло 0–2,33 нг/ дм3 (0,23 ПДК); максимум наблюдался в декабре в придонном слое; среднегодовая величина 0,27 нг/дм3. В 2016 г. в водах акватории морского пассажирского порта альдрин, гептахлор, ПХБ и ДДТ не были обнаружены. ДДЭ был зафиксирован только в придонном слое в феврале (0,51 нг/дм3) и ноябре (0,56 нг/дм3); ДДД был отмечен в поверхностной слое в июне (0,71 нг/дм3) и у дна в июле (0,54 нг/дм3). Значения концентрации аммонийного азота в водах порта изменялись от 5 до 42 мкг/дм3. Максимум наблюдался в декабре на поверхностном горизонте. Превышения ПДК не было отмечено. Значения растворённого в воде кислорода варьировали 5,74–10,60 мгО2/дм3 в поверхностном слое и 6,44–10,37 мгО2/дм3 в придонном слое. Минимум был отмечен в сентябре. Среднегодовое значение растворённого кислорода составило 8,59 мгО2/дм3 (94% насыщения). Воды морского пассажирского порта оцениваются как «чистые».

Крым. Керченский пролив. Приоритетным загрязняющим веществом сохраняются нефтяные углеводороды (среднее содержание – 0,66 ПДК, максимальное – 4,6 ПДК). Максимальные значения концентрации нефтяных углеводородов в последние четыре года существенно превышали установленный норматив 0,05 мг/дм3 как в условно выделяемых в проливе Азовских водах с солёностью менее 13‰, так и в более солёных черноморских водах. Содержание аммонийного азота было незначительным (среднее – 0,01 ПДК, максимальное – 0,04 ПДК). Максимальная концентрация пестицида DDE не достигала даже 0,01 ПДК. Пестициды группы ГХЦГ и полихлорбифенилы в водах пролива не были обнаружены. Воды пролива оцениваются как «чистые».

Район Сочи-Адлер. В 2016 г. уровень загрязнения прибрежных вод района Большого Сочи между эстуариями рек Мзымты и Сочи по сравнению с предыдущим годом уменьшился и воды оценивались как «чистые». Средние годовые концентрации большинства нормируемых загрязняющих веществ, за исключением свинца, были существенно ниже установленных для морских вод нормативов. В то же время максимальная концентрация превышала ПДК: нефтяных углеводородов – до 2,2 ПДК, железа – 2,4 ПДК, свинца – 3,3 ПДК, взвешенных веществ – 2,1 ПДК. Наибольшее содержание легкоокисляемых органических веществ (по БПК5) составляло 0,86 ПДК. Растворённая ртуть в водах района выявлена не была.

В отличие от 2015 года, когда воды акватории порта Сочи были наиболее загрязнёнными по сравнению с эстуарными участками рек Сочи, Хосты и Мзымты и открытыми морскими водами, в 2016 г. наибольшее загрязнение было зафиксировано в более удалённых от берега открытых водах, что обусловлено ростом средних значений концентрации свинца, железа и нефтяных углеводородов.

Воды всей акватории от Мзымты до Сочи характеризуются единичной повторяемостью превышения ПДК нефтяных углеводородов, взвешенных веществ, железа и устойчивой повторяемостью превышения ПДК свинца. Максимальные значения концентраций нефтяных углеводородов, взвешенных веществ, железа и свинца превышали ПДК в 2–10 раз. Общий уровень загрязнения незначительный, а воды характеризовались как «чистые» и «умеренно загрязнённые». Некоторое локальное ухудшение связано с увеличением концентрации свинца. В многолетней динамике состояние вод района оценивается как стабильное.

Балтийское море

Невская губа. По сравнению с предыдущим периодом в 2016 г. уровень загрязнения вод Невской губы повысился, и качество вод оценивалось как «грязные». Качество вод на разных участках губы существенно отличалось: северный курортный район – «очень грязные»; южный курортный район – «грязные»; морской торговый порт (МТП СПб) – «загрязнённые»; открытая часть губы – «грязные»; северная станция аэрации – «грязные». Принимая во внимание пресноводный характер Невской губы, при оценках качества вод использовались значения ПДК для поверхностных вод суши. Основной вклад в загрязнение вносили медь (средняя годовая 4,4 ПДК/ максимальная 40,0 ПДК), железо (2,3/13,0 ПДК) и цинк (1,2/9,3 ПДК). По данным многолетних наблюдений выявлена тенденция снижения концентрации меди в водах Невской губы и восточной части Финского залива. В последние полтора десятилетия наибольшее содержание меди часто наблюдалось в курортном районе мелководной зоны залива за комплексом защитных сооружений. Установленные нормативы превышали также максимальные значения концентрации марганца (0,73/3,60 ПДК, максимальное значение зарегистрировано в июне в придонном слое), аммонийного азота (0,2/1,8 ПДК), свинца (0,14/1,48 ПДК, максимальное значение было зарегистрировано в октябре в средней части водной толщи) и фосфатов (0,1/1,3 ПДК). Концентрация кадмия была существенно ниже норматива (0,03/0,14 ПДК, максимум зарегистрирован в мае в придонном слое), ртуть и хлорорганические пестициды не были обнаружены. Загрязнение вод нефтяными углеводородами было небольшим, даже их максимальная концентрация не превышала 0,8 ПДК. Кислородный режим был в пределах нормы – средняя концентрация растворённого кислорода составила 9,85 мгО2/дм3, а минимальная – 7,43 мгО2/дм3.

Восточная часть Финского залива. В водах акватории было зарегистрировано содержание ртути – в среднем 0,065 мкг/дм3 (0,65 ПДК), максимум 1,07 мкг/дм3 (10,7 ПДК, уровень ЭВЗ) и меди 1,3 мкг/дм3 (0,27 ПДК), максимум 2,3 мкг/дм3 (0,46 ПДК). Максимальное загрязнение ртутью было отмечено в придонном слое на горизонте 11 м у Зеленогорска. Кроме того, было зафиксировано содержание марганца (0,15/0,42 ПДК), цинка (0,18/0,25 ПДК) и железа (0,37/2,1 ПДК). Концентрация свинца достигала 2 мкг/дм3 (0,4 ПДК). Как средняя, так и максимальная концентрации СПАВ, нитратов и аммонийного азота были ниже ПДК (не более 0,5 ПДК). Содержание никеля, хрома и кобальта было ниже предела обнаружения. Содержания нефтяных углеводородов, фенолов и хлорорганических пестицидов не было зарегистрировано. Пространственное распределение приоритетных загрязнителей – ртути и меди, было довольно неоднородным. Из 23 определений ртути только в 5 случаях её концентрация была ниже порога определения (0,04 мкг/дм3), а из того же количества определений меди в 13 случаях (56%) значения превышали ПДК в 1,1–6,7 раза. Средняя концентрация кислорода составила 9,44 мгО2/ дм3, но в отдельных пробах из придонного слоя его содержание опускалось ниже норматива до 3,40 мг/ дм3. Качество вод восточной части Финского залива характеризуется как «чистая».

Копорская губа. Акватория губы была загрязнена ртутью при среднем значении концентрации 0,055 мкг/дм3 (0,6 ПДК) и максимальном 0,11 мкг/ дм3 (1,1 ПДК). Существенный вклад в общий уровень загрязнения вод вносила медь – в среднем 1,1 мкг/дм3 (0,22 ПДК), максимальное значение 1,4 мкг/дм3 (0,3 ПДК). Наибольшие значения обоих элементов были зарегистрированы в придонном слое. Содержание других металлов и органических веществ было в пределах установленных нормативов. Содержания нефтяных углеводородов, фенолов, СПАВ, ХОП, железа, свинца, никеля, хрома, алюминия и кобальта не было зарегистрировано. Кислородный режим был в пределах нормы, среднее годовое содержание составило 9,46 мгО2/дм3, а минимальное (6,66 мкг/ дм3) наблюдалось в октябре в придонном слое. В 2016 г. воды Копорской губы соответствуют «чистым водам».

Лужская губа. В 2016 г. основными загрязняющими веществами акватории Лужской губы стали металлы – ртуть (средняя 0,03/ максимум 0,05 мкг/ дм3, что составляет 0,3/0,5 ПДК); медь 1,1/1,4 мкг/дм3 (0,22/0,3 ПДК); железо (46/172 мкг/ дм3, 0,9/3,4 ПДК) и марганец 9,1/25,1 мкг/дм3 (0,2/0,5 ПДК). Концентрация синтетических поверхностно-активных веществ составила 18 мкг/дм3. Содержание нефтяных углеводородов, фенолов, хлорорганических пестицидов, свинца, никеля, хрома, алюминия и кобальта было ниже предела обнаружения. Среднегодовая концентрация кислорода составила 9,65 мгО2/дм3. В 2016 г. воды Лужской губы соответствовали «чистым» водам.

Выборгский залив. В 2016 г. основными загрязняющими веществами акватории Выборгского залива стали металлы: марганец 54/77 мкг/ дм3, что соответствует 1,09/1,54 ПДК; железо 322/789 мкг/ дм3 (6,44/15,8 ПДК), медь 2,72/6,10 мкг/ дм3 (0,54/1,2 ПДК) и алюминий 48,3/235 мкг/дм3 (1,21/5,88 ПДК). В водах Выборгского залива были зафиксированы повышенные значения биологического потребления кислорода 2,2/2,9 мгО2/дм3, что составляет 0,73/0,97 ПДК. Содержание фенолов составило 0,6 мкг/дм3 (0,6 ПДК), СПАВ – 10 и 19 мкг/дм3. Нефтяные углеводороды и хлорорганические пестициды не были обнаружены. Уровень аэрирования вод залива был высоким, средняя годовая концентрация кислорода соответствовала норме и составила 11,0 мгО2/ дм3, минимум 10,40 мгО2/дм3. Средняя годовая концентрация кислорода соответствовала норме и составила 10,85 мгО2/дм3. Из-за повышенных концентраций железа, марганца и алюминия качество вод Выборгского залива в 2016 г. оценивалось как «грязные» воды.

Белое море

Двинский залив. Солёность центральной части залива в среднем составила 24,47 ‰ с наибольшими значениями в придонном слое. Содержание нефтяных углеводородов в воде залива не достигало предела обнаружения. Содержание хлорорганических пестицидов в водах Двинского залива было незначительным. Кислородный режим вод Двинского залива был в пределах среднемноголетней нормы; среднее содержание растворённого кислорода составило 8,04 мгО2/дм3, а диапазон его изменений – 6,08–9,12 мгО2/дм3.

Кандалакшский залив. В торговом порту г. Кандалакши качество вод улучшилось и оценивалось как «чистые». Средняя и максимальная концентрации определяемых веществ не превышала установленных ПДК. Приоритетными загрязняющими веществами сохранились медь (0,9/1,0 ПДК), нефтяные углеводороды (0,4/0,8 ПДК) и железо (0,4/0,7 ПДК). Содержание растворённого в воде кислорода по сравнению с предыдущими годами несколько повысилось.

Баренцево море

Кольский залив. В 2016 г. на водпосту торгового порта г. Мурманска содержание нефтяных углеводородов изменялось от 0,029 до 0,149 мг/ дм3 (3 ПДК); а среднегодовое значение составило 0,070 мг/дм3 (1,4 ПДК). В водах акватории порта были зафиксированы тяжёлые металлы, средняя концентрация которых составила: меди – 5,3 (1,1 ПДК); никеля – 1,4 (0,1 ПДК); марганца – 10,8 (0,2 ПДК); железа – 37,5 (0,8 ПДК) и кадмия – 0,26 мкг/дм3 (0,03 ПДК). Содержание свинца, хрома, а также детергентов и взвешенных веществ было ниже предела обнаружения. Содержание ртути в июле было на уровне 0,01 мкг/дм3 (0,1 ПДК). В районе расположения водпоста кислородный режим морских вод был удовлетворительным в течение всего года. В целом, по результатам наблюдений в 2016 г. воды Кольского залива в районе расположения водпоста торгового порта г. Мурманска соответствуют «умеренно загрязнённым» водам. Следует отметить, что за последние пять лет качество вод в районе расположения водпоста торгового порта г. Мурманска улучшилось за счёт уменьшения средних концентраций нефтяных углеводородов, железа и меди.

Тихий океан

Шельф полуострова Камчатка. Авачинская губа. Авачинская губа представляет собой замкнутый водоём с высокой антропогенной нагрузкой, соединенный с Тихим океаном довольно узким проливом. Источники поступления загрязняющих веществ и интенсивность стока сохраняются на постоянном уровне в течение многих лет. В 2016 г., также как и в предыдущие годы, воды Авачинской губы были загрязнены фенолами (среднее содержание 3,0 / максимальное 21 ПДК), нефтяными углеводородами (2,8/14,8 ПДК) и детергентами (0,9/3,7). Концентрации НУ и СПАВ, увеличивающиеся в течение последних 10 лет, достигли своего максимума. Концентрация аммонийного азота была значительно меньше норматива. К числу естественных загрязнителей морских вод относится обусловленная весенним речным стоком большая мутность воды, составлявшая в среднем 7,2 ПДК и достигавшая 16,7 ПДК в придонном слое в Раковой бухте в мае 2016 г.

Кислородный режим в целом удовлетворительный и следует естественному сезонному ходу. В 2016 г. по сравнению с предыдущими годами качество вод Авачинской губы ухудшилось и соответствовало «грязным водам», что обусловлено более высокими средними концентрациями фенолов, нефтяных углеводородов и СПАВ, а также понижением содержания растворённого кислорода.

Охотское море

В 2016 г. морские воды в районе пос. Стародубском были загрязнены нефтяными углеводородами (средняя 1,7/ максимум 6,8 ПДК) и легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) (1,4/2,3 ПДК) и в меньшей степени – фенолами (0,4/2,4 ПДК) и медью (0,6/1,2). Концентрации детергентов, цинка и кадмия, как среднегодовая, так и максимальная) не превышали установленных нормативов. Кислородный режим был в пределах нормы: Качество вод в районе пос. Стародубского оценивалось как «умеренно загрязнённые» воды.

В заливе Анива в районе пос. Пригородном в 2016 г. отмечалось загрязнение морских вод легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) (1,3/3,1 ПДК), медью (0,6/3,1 ПДК), цинком (0,3/1,1 ПДК). При этом как средняя, так и максимальная концентрации кадмия, нефтяных углеводородов, фенола, СПАВ, свинца, аммонийного азота не превышали ПДК. Кислородный режим был в целом удовлетворительным. Воды в районе посёлка Пригородного относятся к «чистым». В донных отложениях содержание кадмия, нефтяных углеводородов, фенола, меди, цинка не превышало норматива (максимальное значение 0,9 ДК).

Морские воды залива Анива в районе пос. Корсакова в 2016 г. были загрязнены легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) (1,2/2,4 ПДК), медью (1,8/10,0 ПДК), фенолами (0,1/2,1 ПДК) и цинком (0,3/1,1 ПДК). При этом как средняя, так и максимальная концентрации кадмия, фенолов, СПАВ, свинца, аммонийного азота превышали ПДК. Среднегодовое содержание кислорода было в целом удовлетворительным. Воды в районе порта г. Корсакова в 2016 г. соответствовали «умеренно загрязнённым».

Японское море

Залив Петра Великого. В 2016 г. во всех прибрежных районах залива Петра Великого было зафиксировано существенное и иногда многократное увеличение концентрации нефтяных углеводородов. В период 2010–2016 гг. средняя за год их концентрация варьировала примерно в пределах 1,4–3,7 ПДК. Среднемноголетнее значение сохраняется традиционно наибольшим в бухте Золотой Рог, однако в 2016 г. значительно увеличилось загрязнение нефтяными углеводородами также Амурского и Уссурийского заливов.

Абсолютный максимум концентрации нефтяных углеводородов в морской воде составил 35,6 ПДК (1,78 мг/дм3) и был зафиксирован в мае в придонном слое на выходе из бухты Золотой Рог. Среднегодовое содержание НУ во всех прибрежных районах залива Петра Великого повысилось: в бухте Золотой Рог – с 1 до 4,2 ПДК; в бухте Диомид – с 1,2 до 1,9 ПДК; в проливе Босфор Восточный – с 0,6 до 2 ПДК; в Амурском заливе – с 0,4 до 2,6 ПДК (в 6,5 раз); в Уссурийском заливе – с 0,6 до 2,2 ПДК; в заливе Находка - с 0,4 до 1,8 ПДК.

Среднее содержание фенолов в прибрежных водах залива Петра Великого изменялось в диапазоне 0,7–1 ПДК, максимальные значения были отмечены в летнее время в Уссурийском заливе (более 3 ПДК), в Амурском заливе (2,8 ПДК) и в бухте Диомид (2,7 ПДК). Среднегодовая концентрация фенолов почти во всех прибрежных районах практически не изменилась. Только в проливе Босфор Восточный отмечено некоторое увеличение содержания фенолов с 0,6 до 0,8 ПДК. Содержание АПАВ в 2016 г. изменялось в диапазоне 1,6–2,3 ПДК; наибольшие значения были зарегистрированы в бухте Золотой Рог (4,3 ПДК) и в Уссурийском заливе (4,5 ПДК). По сравнению с предыдущим десятилетием уровень загрязнённости морских вод АПАВ резко повысился во всех прибрежных районах в 2,5–7 раз.

В прибрежных водах залива Петра Великого в большинстве районов среднегодовое содержание металлов (медь, цинк, свинец, марганец, кадмий) было менее 1 ПДК и по сравнению с предыдущим периодом наблюдений существенных изменений не было отмечено. Исключение, как и в 2015 г., составили Амурский и Уссурийский заливы, где среднегодовое содержание железа составило 1,5 и 1,0 ПДК, а максимальное 5,8 и 7 ПДК. При этом следует отметить, что и среднее, и максимальное содержание снизилось: в Амурском заливе – в 1,5 и 6,4 раза, в Уссурийском – в 2,3 и 1,4 раза. Превышение ПДК железа было отмечено практически во всех районах, за исключением бухты Золотой Рог; диапазон превышения составил 1–7 ПДК.

В бухте Золотой Рог в 2016 г. среднее биохимическое потребление кислорода за пять суток (БПК5) возросло в 1,75 раза и составило 1,4 ПДК (4,16 мгО2/дм3). Максимальное значение (13,0 мгО2/дм3, 6,5 ПДК, что соответствует уровню высокого загрязнения – ВЗ) было зарегистрировано в августе в вершине бухт, где было зарегистрировано еще 5 случаев высокого загрязнения по БПК5. Кроме этого, в августе был отмечен 1 случай ВЗ по БПК5 в бухте Диомид (10 мгО2/дм3, 5ПДК) и 2 случая ВЗ в проливе Босфор Восточный и бухте Улисс (14,0 и 11,0 мгО2/дм3, 7 и 5,5 ПДК соответственно). В 2016 г. кислородный режим в прибрежных водах был в пределах среднемноголетней нормы.

В 2016 г. по сравнению с 2015 г., когда воды всех прибрежных районов залива Петра Великого относились к «чистым» или «умеренно-загрязнённым», качество вод всех районов залива Петра Великого ухудшилось. Качество воды бухты Золотой Рог ухудшилось от «умеренно-загрязнённых» до «грязных», качество вод бухты Диомид, Амурского и Уссурийского заливов – от «умеренно-загрязнённых» до «загрязнённых», а качество вод пролива Босфор Восточный и залива Находка – от «чистых» до «загрязнённых» и «умеренно-загрязнённых» соответственно; в бухте Находка качество вод хуже («загрязнённые») чем в заливе Находка в целом – «умеренно-загрязнённые».

В 2016 г. среднегодовое содержание нефтяных углеводородов в донных отложениях прибрежных районов залива Петра Великого изменялось в диапазоне 0,01–22,19 мг/г.

В 2016 г. в Амурском заливе, в заливе Находка и в проливе Босфор Восточный среднее содержание определяемых металлов (за исключением кадмия и ртути) не превышало ДК. В пробах донных отложений содержание кадмия и ртути в Амурском заливе составило 1,4 и 1,9 ДК, в заливе Находка – 5,3 и 1,7 ДК, в проливе Босфор Восточный кадмия – 1,3 ДК, а в бухте Врангеля залива Находка в сентябре было отмечено очень высокое содержание кадмия – более 26 ДК. В наиболее загрязнённых бухтах Золотой Рог и Диомид среднегодовые концентрации меди (2,6 и 18,2 ДК), кадмия (2,4 и 4,8 ДК), свинца (1,1 и 4,1 ДК), цинка (2 и 15,7 ДК) и ртути (2 и 1,8 ДК) значительно превысили уровень ДК. По-прежнему, в донных отложениях всех прибрежных районов залива Петра Великого отмечается очень высокая концентрация железа: среднегодовые значения в 2016 г. были в диапазоне 13 246–37 838 мкг/г; что почти соответствует значениям прошлого года – 14 045–38 839 мкг/г. Наиболее высокие значения наблюдались в бухте Диомид (до 54 941 мкг/г), в Амурском заливе (38 331), в бухте Золотой Рог (30 735) и в бухте Находка (30 611).

Во всех прибрежных районах залива Петра Великого среднегодовая суммарная концентрация пестицидов группы ДДТ превысила ДК. Следует отметить, что в 2016 г. отмечено высокие содержание γ–ГХЦГ в донных отложениях Уссурийского залива, являющегося одним из курортных районов Приморья: среднегодовая концентрация составила 16 ДК, максимальная концентрация – 36 ДК. Среднегодовые значения суммы ПХБ практически везде превышали ДК. Только в Уссурийском заливе среднее содержание ПХБ не превысило 1 ДК.

Качество вод различных участков залива Петра Великого существенно различается. Бухта Золотой Рог и бухта Диомид – это самые загрязнённые акватории в заливе Петра Великого. Максимальные концентрации многих загрязняющих веществ, включая нефтяные углеводороды, СПАВ, фенолы, железо, ртуть, кадмий и другие тяжёлые металлы, в водах бухты Золотой Рог и бухты Диомид многократно превышали установленные нормативы. В бухте Золотой Рог нарушен кислородный режим: в 2016 г. было отмечено 6 случаев снижения содержания растворённого кислорода ниже норматива, вплоть до 2,74 мгО2/дм3 (уровень ВЗ). Состояние донных отложений в этой бухте можно характеризовать как кризисное. Уровень загрязнённости других прибрежных районов залива Петра Великого по сравнению с бухтами Золотой Рог и Диомид, можно считать относительно благополучным, а качество их вод оценивается как удовлетворительное. Приоритетными загрязняющими веществами для залива Петра Великого являются нефтяные углеводороды (максимум 35,6 ПДК), фенолы (2,8 ПДК), детергенты (4,5 ПДК), железо (7 ПДК) и ртуть (2,8 ПДК).

Татарский пролив. В 2016 г. регулярные наблюдения за уровнем загрязнённости морских вод и донных отложений проводились в прибрежной зоне в районе порта г. Александровска-Сахалинского. В 2016 г. по сравнению с 2015 г. в прибрежных водах повысилось среднегодовое содержание нефтяных углеводородов и составило 1,2 ПДК (в 2015 г. – 0,7 ПДК). Максимальное значение было отмечено в мае и составило 2,8 ПДК. Содержание фенолов в воде не было обнаружено. Содержание СПАВ не превысило 0,1 ПДК.

Среднее содержание кадмия, цинка и свинца в морских водах не превышало 0,1 ПДК. Среднегодовое значение меди в 2016 г. снизилось в 2 раза и составило 0,5 ПДК. Максимальная концентрация меди в прибрежных водах пос. Александровска-Сахалинского составила 2,5 ПДК.

Кислородный режим в 2016 г. был в норме: среднее содержание растворённого кислорода составило 8,60 мгО2/дм3. В целом качество морских вод в Татарском проливе в районе г. Александровска по сравнению с предыдущими годами не изменилось и по-прежнему относится к «чистым».