Основными факторами, определяющими гидрохимический режим поверхностных вод, являются климатические условия, геологическое и геоморфологическое строение территории, характер почв и растительного покрова, также в значительной мере антропогенное воздействие неочищенных и загрязнённых сточных вод многочисленных предприятий различной хозяйственной направленности. Сброс неочищенных или недостаточно очищенных сточных вод является основной причиной возникновения чрезвычайных экологических ситуаций, вызванных периодическим накоплением в одной среде большого набора загрязняющих веществ. По сбросам загрязняющих веществ, по их количеству и компонентному составу в каждом гидрографическом районе превалируют предприятия разных видов промышленности, чаще всего металлодобывающей, металлургической, металлообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, химической, химико-биологической, фармацевтической, оборонной, предприятий энергетики, жилищно-коммунального хозяйства, стоки сельскохозяйственных предприятий и др.

Поступление в водные объекты сточных вод большинства видов промышленного и коммунального хозяйства является одной из причин их загрязнения минеральными, биогенными и органическими веществами, многие из которых токсичны, а также евтрофирования отдельных водных объектов, в первую очередь водохранилищ. Современный уровень очистки сточных вод недостаточен.

Существенное влияние на содержание биогенных, органических веществ и пестицидов оказывают стоки с сельскохозяйственных угодий, пастбищ, животноводческих ферм. Картосхема загрязнённости основных рек России представлена на рисунке 1.11.

Рисунок 1.11. Карта-схема загрязнённости основных рек России

  

Аварийное загрязнение поверхностных водных объектов

Эпизодические аварии на хозяйственных объектах, расположенных на реках и озёрах или вблизи них, приводят к возникновению чрезвычайных ситуаций, следствием которых является загрязнение рек. При аварийном загрязнении поверхностных вод концентрация загрязняющих веществ резко возрастает обычно на сравнительно короткое время. Это нередко приводит к массовой гибели рыб и других водных организмов. На водных объектах, используемых для питьевого водоснабжения, аварии создают угрозу здоровью населения. При аварийном поступлении загрязняющих веществ (так же, как и от регулярного сброса сточных вод) происходит загрязнение не только воды, но и донных отложений, что значительно затрудняет последующие мероприятия по экологическому оздоровлению рек и водоёмов. В большинстве случаев аварийное загрязнение имеет чисто техногенное происхождение, но иногда этому способствуют естественные неблагоприятные гидрологические условия. Например, аномально низкий меженный сток и, следовательно, слабая разбавляющая способность реки могут привести к большому возрастанию концентрации загрязняющих веществ при обычном уровне сброса сточных вод. Аномально высокое половодье может вызвать разрушение очистных сооружений. Особую тревогу вызывает состояние подводной части трубопроводов, пересекающих водные объекты. В России таких пересечений более 6000, и почти на половине из них создается опасность, связанная с размывом русел. Есть основания считать, что кроме социально-экономических и гидрометеорологических факторов на аварийность влияет также геодинамическая активность территории. Именно этим фактором объясняется наибольшая частота техногенных аварий в местах, связанных с тектонической активностью. Например, максимум аварий в Самарской излучине р. Волги связывают с прохождением здесь крупного разлома земной коры и увеличением подвижности её поверхностных слоёв под влиянием огромных масс воды, скопившихся в водохранилищах. Наибольшее число аварий, вызывающих значительное загрязнение поверхностных вод, приурочено к средней полосе Русской равнины и Уралу. Эта зона охватывает почти весь бассейн р. Оки, верхнюю часть бассейна р. Дон, правобережье Верхней Волги и левобережье р. Суры, территорию, прилегающую к Куйбышевскому и Саратовскому водохранилищам, бассейны р. Белой, Камского водохранилища и притоков рр. Тобола, Исети и Туры. За пределами указанной зоны повышенной аварийностью характеризуются территории приустьевой части р. Северной Двины, низовья р. Вычегды и малых рек некоторых районов в Ростовской и Кемеровской областях. Все перечисленные территории относятся к районам развитого промышленного производства. Почти половина произошедших аварий вызвала загрязнение водных объектов нефтью и нефтепродуктами, а также прочими органическими веществами (фенол, лигносульфонаты, анилин) и соединениями биогенных элементов (чаще всего азота). В распределении аварий по причинам их происхождения первые места занимают нарушения технологических процессов на промышленных предприятиях, прорыв нефтепроводов, повреждение очистных сооружений.

   

Качество поверхностных вод по гидрохимическим показателям

Анализ динамики качества поверхностных вод на территории Российской Федерации представлен на основе статистической обработки данных государственной наблюдательной сети за загрязнением поверхностных вод суши (по гидрохимическим показателям) в 2016 г. по наиболее характерным для каждого водного объекта показателям.

Качество поверхностных вод оценено с использованием комплексных оценок (по гидрохимическим показателям). Проведена классификация степени загрязнённости воды, т.е. условное разделение всего диапазона состава и свойств поверхностных вод в условиях антропогенного воздействия на различные интервалы с постепенным переходом от «условно чистой» к «экстремально грязной». При этом были использованы следующие классы качества воды: 1 класс – «условно чистая»; 2 класс – «слабо загрязнённая»; 3 класс – «загрязнённая»; 4 класс «грязная»; 5 класс – «экстремально грязная».

Поверхностные воды Северо-Запада. Загрязнение речных бассейнов Калининградской области, в основном, связано с поступлением сточных вод промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Наиболее высокая загрязнённость воды рек наблюдается в местах расположения промышленно развитых городов: на р. Преголе – Черняховска, Гвардейска, Калининграда, на р. Неман – Немана, Советска. В многолетнем плане вода рек оценивается как «загрязнённая», за исключением устьевой части р. Преголи (в черте г. Калининград), где вода характеризуется как «грязная».

Общий уровень загрязненности трансграничных водотоков рукава Матросовка и р. Шешупе в 2016 г. стабилизировался, вода характеризовалась как «загрязнённая». Среднегодовые концентрации загрязняющих ингредиентов: органических веществ (по ХПК), нитритного азота, соединений железа не превышали 2 ПДК.

Качество воды большинства водотоков бассейна р. Невы достаточно стабильно, значительного ухудшения не отмечается. В 2016 г. вода большинства створов характеризовалась как «загрязнённая». Воды бассейна р. Невы загрязнены соединениями меди, железа, цинка, марганца, органическими веществами (по ХПК).

Как «грязные» характеризуются воды рек Мга, Ижора, Охта. Критического уровня достигала загрязнённость воды легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5), аммонийным и нитритным азотом, соединениями железа, марганца.

Самым загрязненным притоком р. Невы на протяжении десятилетий остается р. Охта в створе г. Санкт-Петербурга. В течение 2016 г. были зарегистрированы по 4 случая экстремально высокого и высокого загрязнения воды соединениями марганца (до 56 и до 34 ПДК соответственно); содержание нитритного азота достигало 15 ПДК (ВЗ).

Основными источниками загрязнения поверхностных вод Ильмень-Волховского бассейна являются промышленные предприятия, животноводческие, жилищно-коммунальные объекты, сбрасывающие неочищенные, или недостаточно очищенные сточные воды. Качество воды большинства рек относится к классу «загрязнённых».

В многолетнем плане наблюдается загрязнение воды р. Волхов по всей длине соединениями железа, меди, марганца, органическими веществами. На протяжении многих лет органические вещества (по ХПК) в воде ниже г. Кириши (Новгородская обл.) достигали критического уровня загрязнённости, в 2013-2015 гг. величина ХПК составляла 100–120 мг/л, в 2016 г. незначительно снизилась до 90 мг/л.

Малые реки Кольского полуострова. Наиболее распространенными загрязняющими веществами вод малых рек Кольского полуострова на протяжении последних десятилетий являются соединения никеля, меди, марганца, железа, молибдена, нефтепродукты, сульфатные ионы, аммонийный и нитритный азот, органические вещества (по БПК5 и ХПК), дитиофосфат крезиловый.

В 2016 году на 21 водном объекте на территории Мурманской области было зарегистрировано 122 случая высокого загрязнения и 75 случаев экстремально высокого загрязнения. Из 122 случаев высокого загрязнения 65 случаев связано с высоким содержанием соединениями никеля, 6 – меди, 4 – ртути, 11 – молибдена, 10 – дитиофосфатом и соединениями азота, 5 – соединениями фосфора, 3 – трудноокисляемыми органическими веществами (по ХПК), 2 – легкоокисляемыми органическими веществами (по БПК5) и сульфатами.

Негативное влияние на водные объекты Мурманской области оказывают сточные воды предприятий горнодобывающей, горнообрабатывающей и металлургической промышленности: р. Нюдуай, р. Хауки-лампи-йоки, р. Луоттн-йоки, р. Печенга, р. Намайоки, р. Колосайоки – АО «Кольская ГМК»; р. Можель и р. Ковдора – АО «Ковдорский ГОК»; р. Белая и оз. Большой Вудъявр – АО «Апатит».

В 2016 г. вода оз. Большой Вудъявр и р. Ковдора характеризовалась как «загрязнённая»; р. Печенга, р. Нама-йоки, р. Белая, р. Нюдуай, р. Луоттн-йоки, р. Колос-йоки, р. Можель, р. Роста, р. Хауки-лампи-йоки – «грязная»; ручья Варничный – «экстремально грязная».

В воде р. Хауки-лампи-йоки наблюдалось превышение ПДК соединений цинка, меди, никеля, марганца, и сульфатов, концентрации которых в среднем варьируют в пределах 2–4, 8–17, 15–27,5, 8–14 и 2-3 ПДК соответственно. В течение 2002–2016 гг. вода реки стабильно характеризуется как «грязная».

Загрязнение вод малых рек Кольского полуострова, испытывающих постоянную нагрузку сточными водами промышленных комплексов и населённых пунктов при низкой способности к самоочищению в условиях Арктики, в течение ряда десятилетий носит хронический характер, что подтверждается повторяющимися случаями ВЗ и ЭВЗ, высоким средним уровнем содержания вредных веществ в воде, накоплением их в донных отложениях водных объектов.

Бассейн реки Дон. Качество воды р. Дон колеблется от «слабо загрязнённой» до «грязной». Наиболее загрязнена р. Дон в верхнем течении в створах г. Донского, где в многолетнем плане характеризуется как «грязная». Основными источниками загрязнения являются сточные воды: выше г. Донского – Новомосковского городского водоканала, ниже г. Донского – ООО «Коммунальные ресурсы «Дон» и др. В 2016 г. отмечена тенденция незначительного ухудшения качества воды в створе выше г. Донского, где количество загрязняющих веществ возросло до 11, а содержание аммонийного азота достигало 42,5 ПДК. В обоих створах города фиксировался дефицит растворённого в воде кислорода до 3,05 мг/л и 3,10 мг/л. Содержание основных загрязняющих веществ в створах выше и ниже г. Донского мало изменилось и составляло: органических веществ по (БПК5 и ХПК) и сульфатов 2 ПДК, фенолов – 3 и 2 ПДК, нитритного азота 2-2,5 ПДК, соединений меди – 3 ПДК, железа ниже ПДК и 2 ПДК, аммонийного азота 7 и 5 ПДК. Критический уровень загрязнённости воды в створах г. Донского достигался аммонийным азотом – выше города, аммонийным и нитритным азотом – ниже города, содержание этих веществ в воде составляло 42,5 ПДК, 23,5 и 8 ПДК соответственно.

В 2016 г. в воде обоих створов города фиксировались случаи ВЗ аммонийным азотом (22 и 42,5 ПДК, 18 и 23,5 ПДК), обусловленные сбросом сточных вод ООО «Новомосковский городской водоканал» и ООО «Коммунальные ресурсы «Дон». В большинстве створов верхнего течения р. Дон и контрольных створах Воронежа и г. Нововоронежа вода характеризовалась как «загрязнённая».

В среднем течении реки (ст. Казанская – г. Калач-на-Дону) в течение последних шести лет качество воды практически не изменяется и оценивается как «загрязнённая».

В 2016 г. вода в нижнем течении р. Дон на участке г. Ростов-на-Дону – г. Азов в большинстве створов по-прежнему характеризовалась «грязной», в контрольных створах г. Ростов-на-Дону и в фоновом створе г. Азов – «загрязнённой». В воде большинства створов наблюдалось снижение содержания соединений железа до значений ниже ПДК – 1 ПДК и увеличение соединений меди выше г. Ростов-на-Дону и в черте города (на уровне нового водозабора) в среднем до 2 ПДК.

В 2016 г. наметилась тенденция роста содержания сульфатов и величины минерализации воды р. Дон ниже г. Ростов-на-Дону; содержание органических веществ (по БПК5 и ХПК) ниже г. Волгодонска и ниже г. Ростов-на-Дону, сульфатов и величина минерализации воды ниже г. Волгодонска практически не изменились и стабилизировались на уровне 2014 г. Наиболее минерализована вода р. Дон в верховье – выше г. Донского и в нижнем течении выше р.п. Багаевского, среднегодовая величина которой в 2016 г. составила 808 и 1139 мг/л, максимальная 1105 мг/л и 1448 мг/л.

Существенное негативное влияние на качество воды р. Дон оказывает р. Северский Донец, берущая начало в Белгородской области, протекающая по территории Украины и впадающая в р. Дон на территории Ростовской области. Наиболее загрязнён участок реки в трансграничном пункте х. Поповка, где вода в многолетнем плане характеризуется как «грязная».

Наименее загрязнённой вода реки остается в верхнем течении на территории Белгородской области у с. Беломестного, в створах Белгородского водохранилища и характеризуется на протяжении последних четырёх лет как «загрязнённая». Загрязненность р. Северский Донец возрастает на территории Ростовской области, где вода на всём протяжении реки до устья в течение последних 9–11 лет стабильно характеризуется как «грязная». В 2016 г. для реки характерна загрязнённость воды: в верхнем течении – органическими веществами (по БПК5 и ХПК), в Белгородском водохранилище – органическими веществами (по БПК5 и ХПК), нитритным азотом и соединениями меди; в нижнем течении – органическими веществами (по БПК5 и ХПК), нитритным азотом, соединениями железа, магния, сульфатами; в отдельных створах хлоридами; в устье – фенолами. Среднегодовое содержание большинства этих загрязняющих веществ колебалось в пределах 2–4 ПДК, за исключением сульфатов, составивших 5–7 ПДК. В 2016 г. в воде Белгородского водохранилища наблюдалось снижение среднегодового содержания и повторяемости случаев превышения ПДК соединений марганца до 1 ПДК и 23–38%, увеличение соединений меди до 2 ПДК и 69–77%, нитритного азота (21 км ниже г. Белгорода) до 2 ПДК и 46%. В воде р. Северский Донец на участке г. Каменск-Шахтинский – г. Белая Калитва снизилось число случаев загрязнения фенолами и нефтепродуктами от 33–83% и 33–100% до 0–33% и 0–39%, содержание этих веществ в воде были ниже или в пределах 1 ПДК.

Большинство притоков р. Северский Донец в течение ряда лет характеризуются низким качеством воды. Вода рек Болховец, Оскол (контрольные створы г. Старого Оскола), Осколец – притоки верхнего течения р. Северский Донец; почти всех наблюдаемых притоков нижнего течения – рек Большая Каменка, Глубокая (кроме створа ниже г. Миллерово), Калитва (г. Белая Калитва), Быстрая, Кундрючья в 2016 г. оценивалась как «грязная». Незначительное улучшение качества воды отмечалось в контрольном створе г. Миллерово (р. Глубокая), где в результате снижения содержания органических веществ (по БПК5), аммонийного азота, соединений меди до 1 ПДК, соединений магния до 3 ПДК в среднем и уменьшения количества критических показателей загрязнённости воды от 7 до 3 (сульфаты, хлориды, нитритный азот) изменился класс качества, вода вместо «экстремально грязной» оценивалась как «грязная». Достигался критический уровень загрязнённости воды: нитритным и аммонийным азотом р. Оскол (7 км ниже г. Старого Оскола), нитритным азотом – р. Болховец (г. Белгород), р. Оскол (25 км ниже г. Старого Оскола), р. Осколец (г. Губкин, г. Старый Оскол) (Белгородская область); сульфатами – во всех притоках, протекающих по территории Ростовской области (кроме р. Калитвы, с. Раздолье), к которым добавлялся нитритный азот в р. Большой Каменки, хлоридами и нитритным азотом в р. Глубокой (ниже г. Миллерово). В 2016 г. были зарегистрированы случаи высокого загрязнения воды: нитритным азотом 14–19,5 ПДК – р. Оскол, пгт Волоконовка; 10–23 ПДК – р. Осколец, выше и ниже г. Губкина; 13 ПДК – р. Осколец, в черте г. Старого Оскола, в результате сброса недостаточно очищенных сточных вод МУП «Губкинский водоканал», ОАО «Лебединский ГОК», предприятиями г. Губкина, ООО «Песчанский завод сухих кормовых дрожжей»; сульфатами – 13–13,5 ПДК – р. Кундрючья (г. Красный Сулин) в результате вымывания атмосферными осадками и грунтовыми водами из отвалов шахтных пород.

Высокое содержание в воде сульфатов, достигающее 16 ПДК (уровень ВЗ), остается характерным также для притоков нижнего течения р. Дон – рек Тузлов, Грушевка, что обусловлено влиянием шахтных вод.

В 2016 г. наблюдалось снижение уровня загрязнённости воды аммонийным азотом р. Оскол (контрольные створы г. Старого Оскола), р. Глубокая (ниже г. Миллерово), нитритным азотом – р. Кундрючья (выше г. Красного Сулина); фенолами – р. Глубокая (г. Каменск-Шахтинский); органическими веществами (по БПК5), соединениями меди и магния – р. Глубокая (ниже г. Миллерово) и увеличение нитритным азотом – р. Болховец (г. Белгород), р. Нежеголь (выше г. Щебекино); соединениями меди – р. Осколец (выше г. Губкина и в черте г. Старого Оскола); фенолами – р. Кундрючья (устье).

Бассейн Кубани. Качество воды р. Кубани в 2016 г. практически не изменилось и во всех створах на участке реки г. Невинномысск – г. Краснодар вода характеризовалась как «загрязнённая». К характерным загрязняющим веществам воды р. Кубани в 2016 г. в большинстве створов (кроме устьевого участка) относились: соединения железа, меди, к которым добавлялись на участке г. Невинномысск – ст. Ладожская – сульфаты, ниже г. Кропоткина – фенолы, в контрольных створах г. Краснодара – нитритный азот, в отдельных створах – органические вещества (по БПК5 и ХПК). Среднегодовые концентрации большинства указанных веществ колебались, в основном, в пределах 2–3 ПДК, соединений меди – 3–5 ПДК, максимальные концентрации составляли 3–6 и 5–14 ПДК соответственно. Вода устьевого участка р. Кубани (х. Тиховский – г. Темрюк), в основном, загрязнена органическими веществами (по ХПК) на уровне 2 ПДК. Кроме того, было отмечено превышение ПДК нефтепродуктами, содержание которых достигало 2 ПДК.

Вода р. Кубани в районе г. Краснодара, начиная с 2000 г., практически постоянно характеризуется как «загрязнённая».

В 2016 г. наблюдался небольшой рост содержания соединений железа в воде Краснодарского водохранилища до 2,5 ПДК, в створах г. Краснодара (р. Кубань) – до 3 ПДК и соединений меди у ст. Ладожской и ниже г. Кропоткина – в среднем до 4,5–5 ПДК.

В 2016 г. вода большинства притоков р. Кубани, р. Большой Зеленчук (г. Невинномысск), р. Адагум, р. Пшехи (г. Апшеронск), р. Белой (п. Гузерипль) оценивалась как «загрязнённая».

Бассейн р. Северной Двины. Верхнее течение р. Северной Двины загрязнено сточными водами предприятий гг. Великого Устюга, Красавино, Котласа, льяльными водами судов речного флота и водами притоков р. Сухоны и р. Вычегды.

С 2010 года вода на участке р. Северной Двины у г. Красавино (Вологодская область) стабильно оценивается как «грязная».

В среднем, нижнем течении и в устье р. Северной Двины (Архангельская область) в 2016 г. вода характеризуется как «загрязнённая».

Сточные воды предприятий целлюлознобумажной, деревообрабатывающей промышленности, жилищно-коммунального хозяйства, льяльные воды судов речного и морского флота являются основными источниками загрязнения рек бассейна Северной Двины, в том числе и устьевого участка реки, где в 2016 году наблюдалось незначительное снижение среднегодового содержания в воде соединений алюминия, цинка, марганца, меди.

В дельте Северной Двины наиболее загрязнена протока Кузнечиха, качество воды которой оценивается как «грязная», менее загрязнены рукава – Никольский, Корабельный, Мурманский и протока Маймакса, вода которых характеризуется как «загрязнённая».

Среднегодовое содержание соединений марганца стабилизировалось на уровне 3–6 ПДК, незначительно снизилось содержание соединений алюминия до 1–2 ПДК, меди – до 2 ПДК, железа до 3,5–4 ПДК, цинка до уровня ниже ПДК.

На фоне низкой водности в марте 2016 г. в прот. Кузнечиха (4 м выше устья) и прот. Маймакса наблюдались случаи сгонно-нагонных явлений, сопровождающиеся проникновением морских вод в дельту реки, вследствие чего минерализация воды достигала концентраций 5400–9600 мг/л, концентрация хлоридов – 3000–5400 мг/л, ионов натрия – 1300–2500 мг/л и сульфатов – 600–960 мг/л.

Река Сухона на территории Вологодской области загрязнена льяльными водами судов речного флота, сточными водами предприятий деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности, жилищно-коммунального и сельского хозяйства. В 2016 г. вода реки характеризовалась как «грязная», что обусловлено ростом среднегодовых концентраций соединений марганца до 5–8 ПДК, цинка и меди – до 1,5–4 и 2–5 ПДК, железа – до 3–6 ПДК, органических веществ (по ХПК) – до 3,5–4,5 ПДК.

Река Пельшма на протяжении многолетнего периода оценивается «экстремально высоким» уровнем загрязнённости воды. Негативное влияние на формирование химического состава воды р. Пельшмы оказывают недостаточно очищенные сточные воды ОАО «Сокольский ЦБК» и объединённых очистных сооружений г. Сокола.

На протяжении последних лет критическими показателями загрязнённости воды являются органические вещества (по БПК5 и ХПК) и лигносульфонат. В течение года было зарегистрировано 8 случаев экстремально высокого загрязнения органическими веществами (по БПК5), концентрации которых достигали 20–50 ПДК, и 17 случаев высокого загрязнения лигносульфонатами, концентрации которых достигали 11–45 ПДК. Максимальные концентрации органических веществ (по ХПК) достигали 5,0–5,5 ПДК. В 2016 г. критического уровня загрязненности достигали также соединения железа, максимальные концентрации которых увеличились до 16 ПДК.

Кислородный режим реки Пельшмы в течение многих лет сохраняется неудовлетворительным.

Вода р. Вычегды в 2016 г. в большинстве створов верхнего, среднего и нижнего течений оценивалась как «загрязнённая». В верхнем течении повысилось среднегодовое содержание фенолов до 7 ПДК, соединений марганца – до 8 ПДК, а содержание соединений меди и алюминия понизилось до 1 ПДК.

В среднем течении реки увеличились средние за год концентрации соединений меди до 3 ПДК, марганца – до 7 ПДК; возросло содержание фенолов до 8 ПДК.

Бассейн р. Оби один из крупнейших на земном шаре, объединяет территории с различной орографией и широким биоклиматическим диапазоном. Наиболее характерной особенностью водосбора Оби является его исключительная заболоченность (особенно в нижнем течении).

В 2016 г. вода р. Оби в верхнем течении в большинстве створов на участке с. Фоминское – г. Камень-на-Оби (Алтайский край), в фоновом створе г. Барнаула и в районе г. Камня-на-Оби оценивалась как «загрязнённая»; в контрольном створе г. Барнаула – как «грязная». Улучшение качества воды было зафиксировано в районе с. Фоминском, где вода характеризовалась как «слабо загрязнённая» (в 2015 г. – как «загрязнённая»).

В среднем течении р. Оби и Новосибирском водохранилище (Томская, Новосибирская обл.) вода в большинстве створов (54%) оценивалась как «загрязнённая», в остальных створах – как «грязная».

В Новосибирском водохранилище критического уровня загрязнённости воды достигали нефтепродукты в районе с. Спирино-Чингисы, пгт Ордынского, с. Берегового, с. Ленинского, Бердского залива. 13 мая 2016 г. в створе Бердский залив был зарегистрирован один случай низкого содержания растворённого в воде кислорода – 2,96 мг/л.

В Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецкий АО в нижнем течении р. Оби в 2016 г. на участке г. Нижневартовск – г. Салехард вода оценивалась как «грязная». В многолетнем плане ниже г. Салехарда вода оценивалась как «грязная», в ранние годы – «грязная» и «экстремально грязная». Критического уровня загрязнённости воды в нижнем течении достигали соединения железа; в отдельных створах – цинка, марганца, меди; в створе р. Оби с. Мужи – органические вещества (по БПК5); в створе р. Оби пгт Октябрьское – растворённый в воде кислород, минимальное содержание которого снижалось до уровня 0,79 мг/л.

Река Полуй, приток Оби в нижнем течении, в многолетнем периоде постоянно характеризуется низким качеством воды, в 2016 г. вода характеризовалась как «грязная». Характерными загрязняющими веществами являлись органические вещества (по ХПК), аммонийный азот, соединения железа, меди, цинка, марганца, фенолы, повторяемость превышения ПДК которыми составляла 50–100%. Критического уровня загрязнённости воды во всех створах достигали соединения железа, цинка и растворённый в воде кислород. В течение 2016 г. в створах г. Салехарда было зарегистрировано 4 случая ВЗ соединениями цинка (10,5–35 ПДК), 3 случая острого дефицита растворённого в воде кислорода (1,31–1,80 мг/л).

Как и в предыдущие годы, качество вод малых рек, протекающих в районе г. Новосибирска, сохраняется крайне низким. Вода рек Тула, Нижняя Ельцовка, Ельцовка I, Ельцовка II, Плющиха, Камышенка характеризовалась как «грязная»; р. Каменки – как «экстремально грязная». Критического уровня загрязнённости воды всех рек достигали соединения марганца, нефтепродукты; в отдельных реках – аммонийный и нитритный азот, соединения цинка, меди.

Бассейн р. Иртыш. Качество воды р. Иртыш (с. Татарка) на границе Казахстана с Россией в 2016 г. по сравнению с 2015 г. не изменилось, вода характеризовалась как «загрязнённая». Ниже по течению на территории Омской области вода реки также характеризовалась как «загрязнённая»; за исключением створа с. Карташево, где в 2016 г. наблюдалось улучшение качества воды до уровня «слабо загрязнённая».

На участке г. Тобольск – г. Ханты-Мансийск вода характеризовалась как «грязная». Критического уровня загрязнённости достигали в фоновом и контрольном створах г. Тобольска – органические вещества (по БПК5); у с. Уват – нефтепродукты; п. Горноправдинска и г. Ханты-Мансийска – соединения железа.

В 2016 г. в черте г. Омска было зарегистрировано 2 случая ВЗ соединениями марганца (48 и 49 ПДК); в черте с. Уват – 1 случай ЭВЗ нефтепродуктами (57 ПДК).

Вода р. Исети ниже г. Екатеринбурга в многолетнем плане оценивается как «грязная» и «экстремально грязная». Критического уровня загрязнённости воды в обоих створах достигали органические вещества (по ХПК и БПК5), аммонийный и нитритный азот, фосфаты, соединения меди, марганца; в створе 7 км ниже г. Екатеринбурга – фенолы. В створе 7 км ниже г. Екатеринбурга в воде р. Исети в ноябре 2016 г. наблюдался дефицит растворённого в воде кислорода на уровне ВЗ – 2,57 мг/л.

В 2016 г. качество воды р. Миасс в створе 6,6 км ниже г. Челябинска незначительно улучшилось, вода оценивалась как «грязная»; количество критических показателей уменьшилось от пяти в 2015 г. до одного (нитритный азот) в 2016 г., максимальная концентрация которого достигала 10 ПДК. Вода р. Миасс в створе д. Сычёво, как и в предыдущие годы, характеризовалась как «грязная», критические показатели загрязнённости отсутствовали.

Река Пышма в многолетнем плане в створах выше и ниже г. Берёзовского характеризуется «экстремально грязной» водой. В 2016 г. в створе 15 км выше г. Берёзовского в воде р. Пышмы в феврале и сентябре наблюдался дефицит растворённого в воде кислорода на уровне ЭВЗ – 0,40–1,87 мг/л. Основными загрязняющими веществами в створах города в воде р. Пышмы являлись соединения меди, никеля, марганца, аммонийный и нитритный азот, соединения железа и цинка, органические вещества (по БПК5 и ХПК) и соединения мышьяка.

Бассейн р. Енисей. В 2016 году вода р. Енисей в Красноярском крае, Республиках Тыва и Хакасия в большинстве створов характеризовалась как «загрязнённая»; в районе пгт Черемушки, г. Абакана, контрольном створе г. Саяногорска – как «слабо загрязнённая», в контрольном створе г. Дивногорска и в районе г. Игарки вода характеризовалась как «грязная». Как и в предыдущем году, на участке с. Селиваниха – г. Игарка критическими загрязняющими веществами воды являлись нефтепродукты; в контрольном створе г. Дивногорска – соединения алюминия.

Качество вода притоков р. Енисей в многолетнем плане характеризуется широким диапазоном: как «грязная» (реки Мана, Кача, Б.Пит, Подкаменная Тунгуска, Чуня, Тея, Елогуй, Н.Тунгуска, Ерачимо, Турухан, руч. Миханьский), «загрязнённая» (реки Аскиз, Ирба, Джебь, Есауловка, Б.Тель, Кан, Анжа, Илань, Б.Уря, Рыбная, Уярка, Бузим, Чёрная, Советская Речка, Тапса, Элегест, Хемчик, Эрзин, Оя, Кебеж, Матур, Уйбат, Туба, Кизир, Копь, Сыда, Туим, Агул) и «слабо загрязнённая» (реки Большой Енисей, Малый Енисей, Алаш, Ус, Абакан, Большой Он, Казыр). Критическими загрязняющими веществами воды отдельных рек являлись соединения меди (р. Тея, руч. Миханьский), марганца (реки Кача, Тея), цинка (реки Подкаменная Тунгуска, Нижняя Тунгуска), алюминия (реки Мана, Тея), железа (р. Тея), нефтепродукты (реки Подкаменная Тунгуска, Б. Пит, Елогуй, Ерачимо, Советская Речка), хлориды, сульфаты, органические вещества (по ХПК) (оз. Шира).

Вода Братского водохранилища в 2016 г., также как и в многолетнем плане, характеризуется как «условно чистая»; в районе г. Усолье-Сибирского, с. Мальта, залива Сухой Лог, контрольном створе г. Свирска незначительно ухудшилась до уровня «слабо загрязнённая».

В 2016 г. вода Усть-Илимского водохранилища, в основном, оценивалась как «условно чистая»; в контрольных створах п. Энергетика, с. Усть-Вихорева, п. Седаново – как «слабо загрязнённая»; в фоновом створе с. Усть-Вихорева, в районе п. Суворовского, р.п. Игирма – как «загрязнённая».

Р. Вихорева в 2016 г. в районе г. Вихоревки и у п. Чекановского характеризовалась «слабо загрязнённой» водой. В районе с. Коблякова произошло улучшение качества воды от уровня «грязная» в 2015 г. до «слабо загрязнённая» вследствие снижения среднегодовых и максимальных концентраций нефтепродуктов, сульфидов и сероводорода, нитритного азота в 1,5–2 раза; критического уровня загрязнённости достигали органические вещества (по ХПК). Характерными загрязняющими веществами р. Вихоревой в районе с. Коблякова в 2016 г. являлись органические вещества (по БПК5 и ХПК), аммонийный азот, формальдегид, фенолы, сульфиды и сероводород, превышение ПДК которыми составляло 57–100%.

Бассейн р. Лены. Распространёнными загрязняющими веществами р. Лены и бассейна р. Лены на протяжении последних лет являются органические вещества (по БПК5 и ХПК), фенолы, в отдельных створах к ним добавляются соединения железа, меди, цинка, марганца, нефтепродукты и нитритный азот.

В створе ниже г. Якутска вода в многолетнем плане устойчиво характеризуется как «загрязнённая».

Бассейн р. Колымы. В 2016 г. среднегодовые концентрации соединений меди составляли 5 ПДК, марганца – 11 ПДК. В течение 2002–2016 гг. отмечено уменьшение содержания в воде соединений свинца от 8 ПДК (2002 г.) до уровня ниже ПДК в 2015–2016 гг. Содержание остальных ингредиентов находилось в пределах ПДК. Вода р. Колымы ниже п. Усть-Среднекана в многолетнем плане характеризуется как «грязная».

В бассейне р. Колымы наблюдался один случай экстремально высокого загрязнения соединениями марганца.

Бассейн р. Волги. В последнее десятилетие вода Верхне-Волжских водохранилищ, за исключением единичных створов, характеризуется как «загрязнённая». Вода Рыбинского водохранилища в Вологодской области (ниже г. Череповца) оценивается как стабильно «грязная».

К наиболее характерным загрязняющим веществам воды Верхне-Волжских водохранилищ, среднегодовое содержание которых в последние 10 лет изменяется, как правило, незначительно, относятся органические вещества (по ХПК), соединения меди, в отдельных створах – органические вещества (по БПК5) и фенолы; в Иваньковском, Угличском и Рыбинском водохранилищах к ним добавляются соединения железа и цинка. Кроме того, в Рыбинском водохранилище в районе г. Череповца отмечается неустойчивая загрязнённость воды в концентрациях до 2–3 ПДК соединениями алюминия. Максимальные концентрации перечисленных загрязняющих веществ, как правило, колебались в пределах от 1 ПДК до 4 ПДК, реже до 6 ПДК, соединений меди до 13–28 ПДК. В Рыбинском водохранилище ниже г. Череповца максимальная концентрация нитритного азота достигала 10 ПДК, что соответствует критерию высокого загрязнения. В 2016 г. критическими показателями загрязнённости воды Рыбинского водохранилища в черте с. Мякса являлись органические вещества (по ХПК), концентрации которых в течение всего года превышали ПДК, максимальное и среднегодовое значения составили 4 ПДК и 3 ПДК соответственно.

В течение 2005–2016 гг. в Чебоксарском водохранилище преобладают «загрязнённые» воды. Вода водохранилища в черте г. Нижнего Новгорода на протяжении 2011–2016 гг. стабильно оценивается как «грязная». Из приоритетных показателей загрязнённости воды водохранилища наиболее часто отмечаются органические вещества (по ХПК), соединения меди и соединения железа, максимальные концентрации которых по акватории водоёма варьируют, как правило, в пределах: 2–3 ПДК, 3–9 ПДК и 2–7 ПДК соответственно. Единичные случаи загрязнённости воды соединениями железа и меди в концентрациях выше 10 ПДК наблюдались в воде водохранилища ниже г. Балахны. В 2015–2016 гг. критическим показателем загрязнённости воды водохранилища ниже г. Нижнего Новгорода был нитритный азот. Источником загрязнения воды у правого берега водохранилища ниже г. Нижнего Новгорода азотом аммонийным (до 9 ПДК) и нитритным (до 25 ПДК) являются загрязнённые сточные воды Нижегородской станции аэрации. В 2016 г. сохранилась тенденция роста среднего уровня загрязнённости воды водоёма ниже г. Нижнего Новгорода нитритным азотом до 4 ПДК и наметилась тенденция роста аммонийным азотом до 2 ПДК (рисунок 1.12). Сохраняется стабильным уровень загрязнённости воды в районе г. Кстова азотом нитритным до 8–9 ПДК и аммонийным до 3 ПДК. Как и в предыдущие годы, метанол в концентрациях от 1 до 2 ПДК был зарегистрирован в водохранилище в районе г. Нижний Новгород и г. Кстово.

Рисунок 1.12. Динамика содержания загрязняющих веществ в воде Чебоксарского водохранилища, 4,2 км ниже г. Нижнего Новгорода

   

В течение многолетнего периода в Куйбышевском и Саратовском водохранилищах преобладают «загрязнённые» воды. На протяжении 2009–2016 гг. вода Куйбышевского водохранилища ниже г. Казани и в районе г. Козловки стабильно характеризуется как «грязная».

Вода водохранилищ характеризуется максимально высокой периодичностью загрязнённости по акватории органическими веществами (по ХПК), среднегодовые и максимальные концентрации которых в течение многолетнего периода практически не изменяются и находятся в пределах 1,5–2 ПДК и 2–3 ПДК соответственно. Характерный уровень загрязнённости воды органическими веществами (по БПК5) до 2 ПДК наблюдался в отдельных створах как Куйбышевского, так и Саратовского водохранилища; соединений меди – до 6–28 ПДК, железа – до 4–6 ПДК, алюминия – до 2–10 ПДК – в Куйбышевском водохранилище на территории Республики Татарстан. В 2015–2016 гг. загрязненность воды Саратовского водохранилища соединениями меди снизилась от 1 ПДК – 3 ПДК до эпизодической. В воде Куйбышевского водохранилища в районе г. Зеленодольска и г. Казани отмечалась устойчивая загрязнённость воды азотом аммонийным до 2 и 3 ПДК и нитритным до 10 и 5 ПДК соответственно.

В 2010–2016 гг. вода Волгоградского водохранилища и р. Волги у г. Волгограда на территории Волгоградской области оценивается как «загрязнённая». К характерным загрязняющим веществам воды как водохранилища, так и реки относятся органические вещества (по ХПК), соединения меди и цинка, повторяемость случаев превышения ПДК которыми оценивается как максимально высокая, уровень загрязнённости воды (в среднем 1 ПДК, соединениями меди – 3 ПДК) – как низкий. Загрязнённость воды фенолами, нитритным азотом, соединениями молибдена до 2-3 ПДК и органическими веществами (по БПК5) до 1 ПДК оценивается как устойчивая, нефтепродуктами до 3–7 ПДК – как эпизодическая.

Вода участка р. Волги ниже г. Астрахани в течение последних восьми лет стабильно оценивается как «грязная». В 2015–2016 гг. по сравнению с предыдущими десятью годами на этом участке реки возрос уровень загрязнённости воды нефтепродуктами в среднем до 2,5–4 ПДК (рис. 1.13). Содержание в воде остальных характерных для этого участка реки загрязняющих веществ изменилось несущественно и в среднем составило: органических веществ (по БПК5 и ХПК) около 2 ПДК, соединений меди – 4 ПДК, железа и цинка – 2 ПДК, фенолов – 1 ПДК. На этом участке реки сохраняется неустойчивой загрязнённость воды нитритным азотом – до 5 ПДК.

Рисунок 1.13. Динамика содержания загрязняющих веществ в воде р. Волга, г. Астрахань

   

Качество воды большинства притоков всех Волжских водохранилищ варьирует, как правило, от «загрязнённых» до «грязных». Вода отдельных водотоков в бассейне Верхне-Волжских водохранилищ характеризуется как «грязная» (реки на территории Московской областиДубна, Сестра и Кунья; отдельные реки на территории Ярославской области – Юхоть, Сить, Которосль и Вологодской области – Ягорба).

Критические показатели загрязненности воды р. Куньи – аммонийный азот и органические вещества (по БПК5); р. Кошты – аммонийный  нитритный азот, соединения цинка и марганца; р. Сестры – аммонийный азот; рек Андоги, Чагодощи и Мологи – органические вещества (по ХПК); р. Нёмды – соединения железа. В течение года было зарегистрировано 5 случаев высокого загрязнения воды р. Кошты в черте г. Череповца, из них два случая соединениями цинка (10 и 13 ПДК) и по одному случаю нитритным азотом (11 ПДК), соединениями кадмия (3 ПДК) и марганца (32 ПДК).

В бассейне Чебоксарского водохранилища по-прежнему как «грязная» характеризуется вода отдельных рек: в Нижегородской области – Пыра, Линда, Кудьма, Сундовик и Пьяна, в Республике Мордовия – Инсар и Нуя. К критическим показателям загрязнённости воды, которые в течение 2016 г. неоднократно превышали критерии ВЗ, относятся в водных объектах: Нижегородской области – соединения железа (34 ПДК) и марганца (39–49 ПДК) в р. Пыре; сульфатные ионы (6–8 ПДК), аммонийный (12–22 ПДК) и нитритный (19 ПДК) азот в р. Кудьме; сульфатные ионы (6 ПДК) в р. Пьяне; Республики Мордовии – аммонийный (26–27 ПДК) и нитритный (19 ПДК) азот, органические вещества (по БПК5) (5,5 ПДК) в р. Инсар; органические вещества (по БПК5) (5,4 ПДК) и нитритный азот (18 ПДК) в р. Нуе. В поверхностных водах бассейнов Куйбышевского и Саратовского водохранилищ существенных изменений уровня загрязнённости воды в большинстве створов не произошло, в преобладающем числе створов вода характеризовалась как «загрязнённая». В 2016 г. по сравнению с 2015 г. произошло некоторое улучшение качества воды р. Падовой до уровня 2014 г. – от «экстремально грязной» до «грязной» в результате снижения в 4 раза среднего уровня загрязнённости воды аммонийным азотом (до 3 ПДК), органическими веществами (по БПК5 и ХПК) – в 2–3 раза (до 1 и 2 ПДК соответственно). Как следствие, уменьшилось и число критических показателей загрязнённости воды от 4 до 1 (нитритный азот). По-прежнему как «грязная» оценивается вода рек Степной Зай, Зай, Карла, Казанка, Большой Кинель, Чапаевка, Крымза и Чагра.

В течение 2016 г. в водных объектах Республики Татарстан было зарегистрировано 15 случаев высокого загрязнения воды, что почти в 2 раза меньше, чем в 2015 г.; из них 14 случаев нитритным азотом (р. Зай и р. Степной Зай – 11–20 ПДК) и 1 случай соединениями марганца (р. Зай – 37 ПДК). В поверхностных водах Самарской области зафиксировано 16 случаев ВЗ, из них в р. Чапаевке – 8 случаев органическими веществами (по БПК5) (6–7 ПДК) и 1 случай соединениями марганца (42 ПДК); в р. Падовой – по одному случаю аммонийным и нитритным азотом (16 и 11 ПДК); р. Безенчук – органическими веществами (по ХПК 15 ПДК). Экстремально высокий уровень загрязнённости воды соединениями марганца отмечался в р. Чапаевке (56 ПДК), р. Безенчук (139 ПДК) и р. Чагре (83 ПДК). В 2016 г. по сравнению с 2015 г. возрос уровень загрязнённости воды р. Чапаевке хлорорганическими пестицидами, в течение года зарегистрировано по 4 случая ВЗ и ЭВЗ α-ГХЦГ (от 3 ПДК до 28 ПДК); высокое содержание ХОП в воде реки явилось результатом вторичного загрязнения.

Бассейн р. Оки. Степень загрязненности воды р. Оки изменяется по течению. На участке реки, протекающей по территориям Орловской, Калужской и Тульской областей, в течение многолетнего периода вода характеризуется как «загрязнённая». Ниже по течению реки в пределах Московской области и вплоть до устья качество вод в преобладающем числе створов ухудшалось до «грязных», что обусловлено не только воздействием сточных вод, но и поступлением загрязненных вод р. Москвы.

Устойчивость и степень загрязнённости воды реки отдельными загрязняющими веществами значительно изменяется по течению реки. Загрязненность воды р. Оки ниже г. Коломны нитритным и аммонийным азотом в 2014–2016 гг. возросла по сравнению с предыдущим многолетним периодом до критического уровня и в 2016 г. в среднем составила 10 и 12 ПДК соответственно (рисунок 1.14). В 2016 г. к двум критическим показателям загрязнённости воды реки ниже г. Коломны добавились органические вещества (по БПК5), максимальное содержание которых приближалось к уровню ВЗ и составило 4,9 ПДК.

Рисунок 1.14. Динамика содержания загрязняющих веществ в воде р. Оки, ниже г. Коломны

   

Высокая загрязнённость воды нитритным азотом, характеризующаяся как критическая (до 8–12 ПДК), сохранилась и ниже по течению реки, и в 2016 г. отмечалась выше г. Рязани, г. Павлова и в районе г. Нижнего Новгорода.

В 2016 г. в р. Оке было зафиксировано 10 случаев высокого загрязнения воды, что на 5 случаев меньше, чем в предыдущем году, из них: на территории Московской области ниже г. Коломны – 4 случая нитритным азотом (13–40 ПДК), 5 случаев аммонийным азотом (11–18 ПДК), на территории Рязанской области ниже г. Касимова – 1 случай нитритным азотом (12 ПДК).

Случаи загрязнённости воды реки метанолом, в концентрациях, незначительно превышающих ПДК, по-прежнему отмечались на участках реки в районе г. Дзержинска и г. Нижнего Новгорода.

В притоках р. Оки преобладает вода, характеризуемая как «грязная». Содержание органических веществ (по БПК5), нитритного и аммонийного азота, реже органических веществ (по ХПК) достигает критического уровня загрязнённости воды, в основном, в притоках, протекающих по территориям Московской и Тульской областей, а также в отдельных водотоках Рязанской и Владимирской областей.

Наиболее загрязнёнными притоками верхнего течения р. Оки являются водные объекты Тульской области: р. Упа, р. Мышега и Шатское водохранилище, вода которых характеризуется как «грязная». В них неоднократно регистрировались случаи ВЗ воды нитритным азотом: в р. Упе – 3 случая (12–14 ПДК), Шатском водохранилище – 4 случая (12–32 ПДК). В 2016 г. качество воды р. Мышеги изменилось до «грязной», в результате снижения среднегодовых концентраций азота аммонийного в 3 раза и нитритного в 10 раз – до 2 ПДК, а также не было зарегистрировано ни одного случая ВЗ и ЭВЗ воды, что нехарактерно для этого водного объекта.

Далее по течению р. Оки на территории Московской области до устья р. Москвы по уровню загрязнённости воды органическими веществами (по БПК5), аммонийным и нитритным азотом, достигающим критического уровня, выделяются реки Нара и Лопасня, вода которых за многолетний период оценивалась как «грязная».

Река Москва. Качество воды р. Москвы снижается от «загрязнённой» выше г. Москвы до «грязной» как в черте г. Москвы, так и ниже по течению вплоть до впадения в р. Оку. Вода притоков р. Москвы по качеству оценивается как «грязная». На протяжении ряда лет критическими загрязняющими веществами воды, как р. Москвы, так и её притоков, являются аммонийный и нитритный азот, органические вещества (по БПК5). В 2016 г. было зафиксировано 156 случаев высокого загрязнения воды р. Москвы вышеперечисленными ингредиентами, из них в воде р. Москвы, г. Москве 25 случаев ВЗ нитритным азотом (11–49 ПДК), 27 случаев аммонийным азотом (11–27 ПДК), 6 случаев органическими веществами (по БПК5) (11–16 ПДК); р. Москва, д. Мячково 23 случая ВЗ нитритным азотом (10–33 ПДК), 18 случаев аммонийным азотом (10–30 ПДК), 9 случаев органическими веществами (по БПК5) (5–8 ПДК). В течение 2010–2016 гг. сохраняется высокий средний уровень загрязнённости воды реки в черте г. Москвы в районе Бесединского моста МКАД аммонийным и нитритным азотом, пик загрязнённости воды которыми достигал в 2013 г. (24 ПДК и 22 ПДК соответственно) (рисунок 1.15).

Рисунок 1.15. Динамика содержания загрязняющих веществ в воде р. Москве, г. Москва выше Бесединского моста

   

Река Клязьма. Повышение эффективности работы Щёлковских очистных сооружении после проведённой реконструкции способствовало некоторому улучшению качества воды р. Клязьмы на территории Московской области от «экстремально грязной» до «грязной». Ниже по течению на территории Владимирской области вода реки стабильно оценивается как «грязная». По течению реки от створа выше г. Щёлкова до створа ниже г. Орехова-Зуева возрастает средний уровень загрязнённости воды аммонийным и нитритным азотом от значений ниже ПДК до 5 и 6 ПДК соответственно. Несмотря на повышение качества воды, загрязнённость реки ниже г. Павловского Посада, выше и ниже г. Орехова-Зуева органическими веществами (по БПК5), аммонийным и нитритным азотом достигает критического уровня. В створах выше и ниже г. Орехова-Зуева было зафиксировано соответственно по 3 и 4 случая высокого загрязнения воды нитритным азотом (от 11 ПДК до 15 ПДК).

Наиболее загрязненным притоком не только р. Клязьмы, но и бассейна р. Оки, по-прежнему, является р. Воймега как выше, так и ниже г. Рошаля, качество воды которой ухудшилось от «грязной» в 2009–2012 гг. до «экстремально грязной» в 2013–2016 гг. Критические загрязняющие вещества воды реки – аммонийный азот, органические вещества (по ХПК и БПК5), соединения железа в течение года неоднократно превышали уровень ВЗ (10 случаев – 38–49 ПДК). Кроме того, в течение года было отмечено 7 случаев дефицита и 2 случая острого дефицита растворённого в воде кислорода (2,61–3,69 мг/л и 1,45–1,59 мг/л соответственно).

Бассейн р. Камы, самого большого и мощного притока р. Волги, отличается высокой водностью, поскольку полностью расположен в пределах зон избыточного увлажнения. Для ряда частных водосборов в пределах бассейна характерно наличие карстующихся и трещиноватых пород, определяющих сульфатный состав и высокую минерализацию воды на отдельных участках рек Дёмы, Уршак, Юрюзани, Белой, Ирени и др.

Поверхностные воды бассейна испытывают также антропогенное воздействие со стороны многих отраслей промышленности, муниципальных образований городов и других населённых пунктов, загрязнённого поверхностного стока с хорошо освоенных и густо заселённых водосборных площадей.

В 2016 г. в бассейне р. Камы наблюдалась тенденция улучшения качества воды наряду со стабилизацией на многих участках ряда водных объектов. Уменьшилось до 32% количество створов, вода в которых оценивалась как «грязная». Одновременно возросло до 64% количество створов, вода в которых оценивалась как «загрязнённая».

В многолетнем плане вода собственно р. Кама, каскада её водохранилищ и притоков, характеризовалась повышенным содержанием марганца, железа, меди и органических веществ (по ХПК), повторяемость превышения ПДК которыми в целом для бассейна в 2016 г. составляла 92%, 73%, 84% и 70% соответственно. Повышенные концентрации соединений марганца и железа в воде многих водотоков и водоёмов бассейна обусловлены, в определенной степени, влиянием природных факторов.

В 2016 г. по всему течению р. Камы и каскада её водохранилищ, за исключением единичных створов, вода оценивалась как «загрязнённая». По-прежнему сохранялась несколько повышенной загрязнённость воды Нижнекамского водохранилища в пункте д. Андреевки, где вода из года в год характеризуется как «грязная». Изменение в многолетнем плане среднегодового содержания наиболее характерных загрязняющих веществ в воде Нижнекамского водохранилища в пункте д. Андреевки представлено на рисунке 1.16.

Рисунок 1.16. Изменение среднегодовых концентраций отдельных ингредиентов и показателей качества воды Нижнекамского водохранилища в районе д. Андреевки в многолетнем плане

   

В 2016 г. в воде Нижнекамского водохранилища увеличилась загрязнённость воды соединениями марганца в среднем до 13 ПДК, хотя одновременно наблюдалось незначительное снижение содержания нефтепродуктов, соединений меди, сульфатов и органических веществ (по ХПК).

Среди притоков р. Камы и её водохранилищ (без бассейна р. Белой) возросло до 79% число створов, в которых вода характеризовалась как «загрязнённая».

В 2016 г., как и в прошлые годы, к наиболее загрязнённым относились реки (или их участки, отдельные пункты) Косьва, Чусовая, Северушка, Иж, вода которых характеризовалась как «грязная».

Река Косьва на участке ниже г. Губахи многие годы сохраняется загрязнённой соединениями железа, марганца, реже – фенолами и аммонийным азотом. В створе 0,3 км ниже г. Губахи химический состав воды формируется под влиянием шахтных вод Кизеловского угольного бассейна. В 2016 г. по сравнению с предыдущим годом среднегодовые концентрации соединений железа и марганца существенно не изменились и составляли 47 и 10 ПДК. Максимальная концентрация в воде соединений железа достигала уровня экстремально высокого загрязнения – 118 ПДК. В 2016 г., как и в предыдущем году, отмечалась загрязнённость воды фенолами и аммонийным азотом до 4 ПДК, значения ХПК превышали 3 ПДК.

Река Чусовая. Химический состав воды р. Чусовой формируется под влиянием сточных вод предприятий жилищно-коммунального хозяйства муниципальных образований городов Полевского, Дегтярска, Ревды, Первоуральска, р.п. Староуткинска, в целом Первоуральского-Ревдинского промузла.

В воде р. Чусовой на протяжении ряда лет регистрируется большое количество загрязняющих веществ, таких как соединения меди, шестивалентного хрома, цинка, железа, аммонийного азота, фенолов, сульфатов, фторидов и других химических веществ.

По сравнению с предыдущим годом на этом участке несколько повысилась загрязнённость воды соединениями железа, меди, сульфатов, но в тоже время снизилась соединениями марганца, цинка, нефтепродуктов, органических веществ (по ХПК). Вода р. Чусовой на участке 1,7–17 км ниже г. Первоуральска в 2016 г., как и за многолетний период наблюдений, характеризовалась, как «грязная».

Влияние сбросов в р. Чусовую в районе Первоуральско-Ревдинского промузла прослеживается вниз по течению вплоть до с. Усть-Утка. В приустьевой части реки, в районе г. Чусового, загрязнённость химическими веществами уменьшалась, вода р. Чусовой характеризовалась как «загрязнённая». Случаев высокого загрязнения на этом участке реки не наблюдалось.

В контрольных створах 1,7 км и 17 км ниже г. Первоуральска максимальные концентрации соединений меди достигали уровня «экстремально высокого» (84 ПДК) и «высокого» загрязнения (46 ПДК). Максимальные концентрации соединений марганца, достигали 31 и 41 ПДК.

Бассейн р. Белой расположен на территории Республики Башкортостан, где качество поверхностных вод формируется под влиянием сточных вод топливно-энергетического, химического, металлургического, машиностроительного комплексов, жилищно-коммунального хозяйства.

В многолетнем плане вода р. Белой характеризовалась повышенным содержанием соединений марганца, железа, меди, нефтепродуктов, никеля и фенолов, повторяемость превышения ПДК которыми составляла 100%, 72%, 79%, 71%, 42% и 55% соответственно. Повышенное содержание нефтепродуктов обусловлено преимущественно организованным и неорганизованным их поступлением со сточными водами предприятий нефтехимической, нефтедобывающей промышленности и других отраслей экономики, а также смывом с территорий аграрного сектора, предприятий и населённых пунктов.

В 2016 г вода р. Белой большинства створов характеризовалась как «грязная», на участке г. Мелеуз – г. Салават, в основном, как «загрязнённая».

В 2016 г. на участках р. Белой ж.д.ст. Шушпа – г. Белорецк и в районе р.п. Прибельского несколько повысилась загрязнённость воды нефтепродуктами в среднем до 4–5 ПДК при максимальных концентрациях в пределах 18–25 ПДК. В районе г. Уфы и г. Дюртюли отмечалось снижение содержания в воде нефтепродуктов, среднегодовые концентрации которых не превышали 1 и 2 ПДК.

На значительном протяжении от г. Белорецка до р.п. Прибельского в воде р. Белой повысилось содержание соединений железа, в среднем до 4–6 ПДК.

Притоки р. Белой многие годы характеризуются преимущественно повышенным содержанием в воде соединений марганца, железа, меди, цинка, никеля, нефтепродуктов и органических веществ (по ХПК), повторяемость превышения ПДК которыми в 2016 г. в целом для притоков составляла 96%, 76%, 80%, 51%, 37%, 43% и 68% соответственно. Вода притоков р. Белой варьировала от «загрязнённых» до «грязных». Возросло до 55% количество створов, вода в которых характеризовалась как «загрязнённая». Число створов, где вода оценивалась как «грязная», по сравнению с предыдущим годом снизилось до 43%.

Бассейн р. Амур. Качество воды водных объектов бассейна р. Амур формируются под влиянием своеобразных природных условий, наличия сложной системы проток, рукавов, рудоносных и коллекторно-дренажных вод. На качество поверхностных вод бассейна оказывают влияние поступающие сточные воды городских очистительных сооружений, железнодорожного транспорта, поверхностный сток с водосборной площади и неорганизованные источники загрязнения, как со стороны РФ, так и КНР.

К наиболее характерным загрязняющим веществам водных объектов бассейна относятся соединения железа, марганца, алюминия, меди и органические вещества (по ХПК), повторяемость превышения ПДК которыми в 2016 г. составляла 84%, 77%, 85%, 89% и 66% соответственно. Для рек бассейна характерна высокая повторяемость случаев высокого и экстремально высокого уровня загрязнённости воды соединениями марганца, железа, меди, цинка. Частично это обусловлено природными особенностями, в ряде водных объектов или их участков также влиянием сточных вод предприятий различных отраслей ЖКХ и пр.

В 2016 г. в бассейне превалировали «загрязнённые» воды. Более чем в 30% створов вода ряда водных объектов соответствовала категории «грязная».

Река Амур. Качество воды реки практически не изменилось, вода характеризовалась, в основном, как «загрязнённая». В районе с. Черняева несколько возросла загрязнённость воды аммонийным азотом, в среднем до 3 ПДК. Практически по всему течению снизилась загрязнённость воды нефтепродуктами, в среднем до величины ниже 1 ПДК.

Многолетние тенденции изменения качества воды р. Амур в районе крупного промышленного центра г. Амурска представлены на рисунке 1.17.

Рисунок 1.17. Динамика среднегодового содержания основных загрязняющих веществ в воде р. Амур в пункте г. Амурска

   

В 2016 г. в воде р. Амур в районе г. Амурск снизились концентрации соединений марганца и меди, в среднем до 4 и 6 ПДК, нефтепродуктов – до значений ниже 1 ПДК.

Характер и степень загрязнённости воды водных объектов бассейна р. Амур существенно различались, как в пространственном, так и во временном аспектах. В 2016 г. загрязнённость воды отдельных водных объектов на некоторых участках оставалась весьма высокой.

Река Чита в Забайкальском крае в зоне влияния городских очистных сооружений г. Читы характеризуется повышенным содержанием соединений азота. В 2016 г. на этом участке было зафиксировано два случая высокого загрязнения воды реки – нитритным азотом (до 17 ПДК) и один случай – аммонийным азотом (12 ПДК).

Река Берёзовая ниже с. Федоровки в Хабаровском крае на протяжении многих лет относится к наиболее грязным малым водотокам страны. В 2016 г. в этом створе среднегодовая концентрация нефтепродуктов достигла 35 ПДК, нитритного азота была близка к уровню высокого загрязнения и составила 9 ПДК. Содержание растворённого в воде кислорода снижалось до 2,59 мг/л.

В течение многих лет как «грязная» характеризуется р. Чёрная у с. Сергеевка. В 2016 г. наблюдались высокие концентрации соединений марганца (до 41 ПДК), острый дефицит растворенного в воде кислорода (до 1,95 мг/л), содержание органических веществ (по БПК5) на этом участке достигало 11,0 мг/л.

В 2016 году на территории Приморского края «экстремально грязной» в бассейне р. Уссури сохранилась р. Дачная в зоне влияния недостаточно очищенных сточных вод предприятий г. Арсеньева. В воде реки отмечалась высокая загрязнённость органическими веществами (по БПК5) – 32,7 мг/л, среднегодовая концентрация аммонийного азота превышала ПДК в 30 раз и др. В целом в бассейне р. Уссури в 2016 г. стали превалировать «грязные» воды.

Загрязнённость воды большинства рек бассейна Японского моря в 2016 г. изменилась несущественно и лишь в отдельных водотоках наблюдалось некоторое улучшение или ухудшение качества воды. Практически в равной степени вода оценивается как «загрязнённая» и «грязная».

Ежегодно в р. Рудной на участке 1 км ниже р.п. Краснореченского – 11 км ниже п. Горбуша фиксируется экстремально высокая загрязнённость воды соединениями цинка, среднегодовые концентрации которых в 2016 г. составляли 57 ПДК и 19 ПДК. Содержание соединений марганца достигало в среднем 26 ПДК и 6 ПДК. Отмечалась загрязнённость воды р. Рудной соединениями железа, меди, алюминия, в среднем на уровне 2–4 ПДК.

Сохранилась высокая минерализация воды и концентрация сульфатов и магния в р. Кневичанке в зоне влияния сточных вод «Артём-ТЭЦ». Среднее за год значение минерализации в 2016 г. составило 1221 мг/л при максимальном 4390 мг/л.

Как «грязная» оценивалась в 2016 г. вода р. Раковки в районе г. Уссурийска, которая отличалась высокой комплексностью загрязнённости. Вода реки загрязнена фенолами, нитритным азотом и соединениями цинка. В течение года в р. Раковке в черте г. Уссурийска наблюдались случаи высокого и экстремально высокого загрязнения воды соединениями марганца до 49 ПДК и алюминия до 83 ПДК.

Реки о. Сахалин. Основными загрязняющими веществами водных объектов Сахалинской области в течение многих лет являются соединения железа, меди и марганца. В 2016 г. концентрации этих веществ были в среднем на уровне 4, 5 и 1,5 ПДК соответственно. В реках бассейна р. Поронай отмечалось загрязнение воды органическими веществами (по БПК5 и ХПК), значения которых в 2016 г. достигали в среднем 3,47 мг/л и 41,1 мг/л.

Вода рек Сусуя и Красносельская в районе г. Южно-Сахалинска характеризовалась как «грязная». Среднегодовые концентрации аммонийного и нитритного азотом превышали ПДК в 3 раза.

В р. Охинке в пункте г. Оха, также как и в предыдущие годы, отмечалась экстремально высокая загрязнённость воды нефтепродуктами, среднегодовая концентрация которых в 2016 г. достигала 378 ПДК. В реке наблюдались также превышения ПДК соединениями кадмия, железа, меди, фенолами, органическими веществами (по ХПК).

Реки полуострова Камчатка. Речные воды Камчатского края характеризуются как «мягкие», маломинерализованные. В 2016 году вода большинства рек на полуострове оценивалась как «загрязнённая». По-прежнему во всех реках наблюдалась устойчивая загрязнённость воды нефтепродуктами, среднегодовые концентрации которых в воде большинства рек варьировали в пределах 2–11 ПДК; рек Озёрной и Паужетки достигали 29 ПДК и 19 ПДК. Во всех реках полуострова наблюдались превышения ПДК соединениями меди, реже соединениями железа.

В р. Камчатке в районе г. Ключи, р. Авачи у г. Елизова фиксировалось превышение ПДК фенолов в среднем 4–6 раз, а в р. Красной на участке ниже п. Краснореченска – в среднем в 9 раз.

Реки Крыма в подавляющем большинстве оцениваются хорошим качеством воды.

Реки, впадающие в Чёрное море. «Слабо загрязнённой» оценивается вода: р. Улу-Узень, 0,2 км СВ от с. Солнечногорского; р. Демерджи, в черте г. Алушты, р. Альмы, в черте пгт Почтового; р. Качи, 0,5 км выше с. Баштановки; р. Кучук-Узенбаш, в створе 0,5 км ниже с. Многоречья, р. Бельбек, 0,5 км выше с. Фруктового; р. Биюк-Узенбаш, в черте с. Счастливого; р. Чёрной, 2 км ниже с. Хмельницкого; р. Дерекойки, 0,5 км выше г. Ялты; и как «загрязнённая»: р. Дерекойки, в черте г. Ялты; р. Таракташ, 0,25 км ниже пгт Судака.

Характерными загрязняющими веществами для всех рек являются соединения меди, среднегодовые концентрации которых составляли 2–3 ПДК, максимальные – не превышали 3–5,5 ПДК; в отдельных створах к ним добавились соединения железа, магния, сульфаты, нитритный азот, органические вещества (по БПК5 и ХПК), нефтепродукты, среднегодовое и максимальное содержание которых колеблется в пределах 1-3 ПДК.

Вода Партизанского, Счастливого водохранилищ оценивается как «слабо загрязнённая», Чернореченского – как «условно чистая». Среднегодовые концентрации загрязняющих веществ в воде составили 1–3 ПДК, максимальные – 1–4 ПДК. Для этих водохранилищ характерна загрязнённость воды соединениями меди; в отдельных створах – соединениями железа и органическими веществами (по БПК5). Повторяемость случаев превышения ПДК для большинства химических веществ находится в пределах 25–100%.

Реки, впадающие в Азовское море (р. Салгир, р. Малый Салгир и р. Биюк-Карасу) характеризуются в большинстве створов «загрязнённой»; р. Салгир у с. Пионерского и р. Биюк-Карасу в створах г. Белогорска – «слабо загрязнённой» водой. Для этих рек характерными загрязняющими веществами являются соединения меди, среднегодовые концентрации которых составили 2–3 ПДК, максимальные – 3–5 ПДК; повторяемость случаев превышения ПДК незначительно снизилась до 75–92%. Среднегодовое содержание органических веществ (по БПК5 и ХПК), соединений железа, сульфатов, нитритного азота было ниже или в пределах ПДК, максимальное – 1–4 ПДК. В 2016 г. небольшой дефицит растворённого в воде кислорода был зарегистрирован в воде р. Салгир у с. Двуречья (3,61 мг/л). Минерализация воды рек варьировала от 297–618 мг/л до 472–936 мг/л. Менее минерализована вода р. Биюк-Карасу, более минерализованной остается вода р. Салгир у с. Двуречья. В р. Салгир (с. Пионерское, с. Двуречье), р. Малый Салгир (выше г. Симферополя) были зарегистрированы хлорорганические пестициды.

Воды Аянского, Симферопольского и Феодосийского водохранилищ в 2016 г. оцениваются как «слабо загрязнённые»; характерным для водохранилищ является повышенное содержание в воде соединений меди, превышающих средние за год значения ПДК в 2–3 раза, максимальные – в 3–4,5 раза. В 2016 г. в воде всех выше перечисленных водохранилищ наблюдался рост случаев нарушения нормативов содержания соединений железа от 0–25% до 50–75% и органическими веществами (по БПК5) в Феодосийском водохранилище от 25% до 100%, среднегодовые концентрации не превышали 1–1,5 ПДК, максимальные – 2 ПДК. В воде водохранилищ в марте, июне, сентябре были зарегистрированы хлорорганические пестициды (ДДД, ДДЭ, α- и γ-ГХЦГ).

   

Гидробиологическая оценка состояния пресноводных объектов

Гидробиологические наблюдения за состоянием пресноводных экосистем проводятся по основным экологическим сообществам: фитопланктона, зоопланктона, перифитона и зообентоса. Каждое из этих сообществ наблюдается по ряду параметров, позволяющих получать информацию о количественном и качественном составе экосистем поверхностных вод различных регионов России.

По данным наблюдений рассчитываются обобщённые гидробиологические индексы, на основе которых проводится оценка качества вод по пятибалльной шкале: I класс – «условно чистые», II класс – «слабо-загрязнённые», III класс – «загрязнённые», IV класс – «грязные», V класс – «экстремально грязные».

Влияние загрязнения на водные объекты можно выразить также через категории экологических градаций, в которых могут находиться экосистемы. При этом по мере роста нагрузки загрязнения на водную среду наблюдается последовательное изменение состояния водных экосистем. В зависимости от нагрузки на водную среду, различают следующие последовательные градации состояния экосистем: экологическое благополучие; антропогенное экологическое напряжение; антропогенный экологический регресс; антропогенный метаболический регресс.

Применение при оценке качества поверхностных вод различных подходов – по шкале качества вод и категории экологических градаций состояния экосистем даёт возможность объективно оценивать состояние водных объектов суши.

Наблюдения за состоянием поверхностных вод суши по гидробиологическим показателям в 2016 году осуществлялись в 18 субъектах Российской Федерации, в том числе в 9 областях (Астраханская, Иркутская, Ленинградская, Псковская, Мурманская, Нижегородская, Ростовская, Самарская, Еврейская АО), в Республиках Бурятия, Татарстан и Саха (Якутия), Карелии, а также в Амурском, Красноярском, Хабаровском и Забайкальском краях и в г. Санкт-Петербург.

Проводилась оценка состояния экосистем водных объектов: каскада водохранилищ на р. Волге, рек Лене, Енисей, Ангара, Амур, Дон, Селенга, водных объектов Санкт-Петербурга, Казани, Астрахани, Тольятти, Мурманска, Красноярска, Читы и др., трансграничных водных объектов – Псковского и Чудского озёр, рек Паз и Амур, а также водоёмов и водотоков в границах крупных городов.

Прослеживаются следующие изменения в состоянии загрязнения пресноводных водных объектов по гидрографическим регионам.

Каспийский гидрографический район

Наблюдения проводились на каскаде водохранилищ р. Волги и её крупных притоках. По показателям планктонных организмов воды Горьковского, Чебоксарского, Саратовского и Куйбышевского водохранилищ характеризуются как «слабо загрязнённые». В тоже время по показателям зообентоса воды Куйбышевского водохранилища характеризуются как «грязные» и «экстремально грязные» в зоне влияния г. Нижнекамска и г. Набережные Челны.

По показателям зообентоса наблюдается улучшение качества вод водных объектов в районе г. Казани, г. Зеленодольска и г. Ульяновска от «загрязнённой» в 2014 г. до «слабо загрязнённой» в 2015–2016 гг. В черте г. Казани воды оз. Средний Кабан в 2016 гг. характеризуются как «слабо загрязнённые» (в 2014–2015 г. – «грязные»). Также по показателям зообентоса в 2016 г. отмечено улучшение качества вод рек Кривуши, Самары, Съезжей (от «загрязнённых» до «слабо загрязнённых»). Улучшение качества вод водных объектов также регистрируется на р. Вятке, в верховьях р. Зай. По показателям фитопланктона изменения качества вод в регионе не отмечено.

Воды Нижней Волги по показателям зообентоса характеризуются как «загрязнённые». Воды рукавов Камызяк, Бузан, Кривая Болда, Кигач, Ахтуба по показателям состояния фитопланктона характеризуются как «слабо загрязнённые», а по показателям зообентоса отмечены улучшения качества вод в районе Красного Яра от «грязных» (2014–2015 гг.) до «загрязнённых» (2016 г.) и в районе п. Аксарайского от «экстремально грязных» (2014–2015 гг.) до «грязных» (2016 гг.). Ухудшение качества вод в 2016 г. отмечено в районе Селитренного от «загрязнённых» в 2015 г. до «грязных» в 2016 г.

В целом значительных изменений состояния рассмотренных водных экосистем не произошло. Состояние экосистем Волжского каскада водохранилищ характеризуется как состояние антропогенного экологического напряжения с элементами экологического регресса.

Балтийский гидрографический район

Наиболее загрязнёнными водоёмами района по показателям зообентоса остаются восточная и центральная части трансграничных Чудского и Псковского озер, воды которых характеризуются как «грязные». По сравнению с 2014 г. в этих водоёмах отмечается снижение качества воды. По показателям фито- и зоопланктона качество воды озёр сохраняется неизменным – «слабо загрязнённым».

Среди водотоков Онежского озера к наиболее загрязнённым относится р. Неглинка (в районе г. Петрозаводска). В 2016 г. качество её вод по показателям зообентоса снизилось от «загрязнённых» (2014–2015 гг.) до «грязных». Качество вод р. Шуи по показателям зообентоса также понизилось – от «слабо загрязнённых» (2014 г.) до «загрязнённых» (2015–2016 гг.).

Азовский гидрографический район

За период наблюдений 2013–2016 гг. по показателям зообентоса наблюдается улучшение состояния экосистем рек Маныч, Северский Донец, Калитва, Кундрючья, Б. Каменка, Аксай, Дон (от «грязных» в 2013 г. до «слабо-загрязнённых» и «загрязнённых» в 2015–2016 гг.), в районе г. Аксая и г. Ростова-на-Дону (от «грязных» до «загрязнённых»).

С 2013 г. сохраняются «слабо-загрязненными» воды р. Быстрой, за исключением 2015 года, когда её воды характеризовались как «загрязнённые».

Воды Весёловского водохранилища и р. Дон (г. Константиновск, ст. Раздорская, ст. Багаевская, г. Семикаракорск, с. Колузаево) характеризуются как «загрязнённые». Воды р. Дон в районе г. Азова с 2013 г. характеризуются как «грязные».

Наблюдаются колебания качества вод р. Тузлов и Пролетарского водохранилища (2013 г., 2015 г. – «грязные», 2014 г., 2016 г. – «загрязнённые»).

В целом значительных изменений состояния водных экосистем не зарегистрировано.

Карский гидрографический район

Отмечается тенденция улучшения качества воды р. Манна: по показателям зообентоса повысилось от «слабо загрязнённых» (2014 г.) до «условно чистых» (2015-2016 гг.), по показателям зоопланктона – варьировало между «условно чистыми» и «слабо загрязненными». К «слабо загрязнённым» относятся воды притоков Енисея р. Берёзовки и р. Есауловки, качество вод которых по показателям зообентоса в 2016 г. характеризовалось как «слабо загрязнённые» (в 2014 г. – «грязные», в 2015 г. – «загрязнённые»).

По-прежнему наиболее загрязнёнными в районе остаются воды р. Качи (приток р. Енисей в районе г. Красноярска) по показателям зообентоса и относятся к «грязным» (в 2014 г. – к «экстремально грязным», в 2015 г. – «грязным). Воды р. Енисей в районе г. Дивногорска характеризуются как «загрязнённые».

Воды Братского и Иркутского водохранилищ в 2014–2016 гг. характеризуются как «условно чистые» – «слабо загрязнённые». Качество вод р. Уды относится к «слабо загрязнённым» (по показателям зоопланктона в 2015 г. «условно чистые»). На р. Джиде улучшилось качество вод по показателям фитопланктона и зообентоса от «слабо загрязнённых» до «условно чистых», по показателям зоопланктона воды реки за период 2014–2016 гг. также характеризуются как «условно чистые».

В 2015–2016 годах отмечено ухудшение качества вод по показателям фитопланктона в реках Чикой, Селенга (от «условно чистых» до «слабо загрязнённых»), по показателям зоопланктона и зообентоса воды также характеризуются как «слабо загрязнённые». В р. Ангаре по показателям фитопланктона и зообентоса в 2016 г., также как и в 2014 г., воды характеризуются как «слабо загрязнённые». По показателям зоопланктона воды р. Ангаре в период с 2014 г. по 2016 г. характеризуются как «условно чистые». На р. Белой отмечено улучшение качество вод по показателям зоопланктона от «слабо загрязнённых» (в 2014 г.) до «условно чистых» (в 2015–2016 гг.).

В целом состояние биоценозов большинства рек и озёр района сохраняется без существенных изменений в пределах сложившегося состояния экологической системы от экологического благополучия до экологического регресса. Выявлены положительные тенденции изменения качества вод и состояния экосистем для ряда притоков Енисея, рек Маны, Качи, Берёзовки, Есауловки, а также притоков Селенги, рек Уды и Джиды.

Тихоокеанский гидрографический район

К наиболее грязным водным объектам бассейна относятся р. Гилюй, Амурская протока, р. Берёзовая (негативное влияние ТЭЦ-3 у с. Фёдоровки) и р. Амур (г. Хабаровск, г. Амурск, г. Комсомольск-на-Амуре), воды которых по показателям зообентоса с 2013 по 2016 г. характеризуются как «экстремально грязные». Наметилась тенденция ухудшения качества воды по показателям зообентоса р. Амур в створе у с. Богородского (от «слабо-загрязнённых» – «загрязнённых» в 2012–2013 гг. до «загрязнённых» – «грязных» в 2015–2016 гг.). Качество вод р. Амур в г. Благовещенске и г. Николаевске-на-Амуре по показателям зоопланктона с 2013 г. не изменилось и характеризуется как «слабо загрязнённые».

Наблюдается тенденция ухудшения качества вод по показателям зообентоса рек Хор и Л. Хинган от «загрязнённые» в 2013 г. до «грязные» в 2016 г. Качество вод рек Кульдур, Большая Бира, Малая Бира, Зея, Хинган, Сита, Чёрная, Уркан ухудшилось к 2016 г. до «экстремально грязных». Состояние водных экосистем переходит из состояния антропогенного экологического регресса в метаболический регресс, что проявляется в ещё большем сокращении видового разнообразия и снижении общей биомассы биоценоза.

Отмечено положительное изменение состояния водных экосистем рек Тунгуски, Ивановки и Зейского водохранилища, качество вод которых по показателям зоопланктона переходит от «слабо загрязнённых» (2013 г.) к «условно чистым» (2016 г.). Такая же тенденция по показателям зообентоса наблюдается на р. Тынде, где водные экосистемы восстанавливаются из состояния антропогенного экологического напряжения до экологического благополучия.

Баренцевский гидрографический район

В 2015–2016 гг. отмечается общая тенденция улучшения качества воды рек Лотты, Ковдоры, Кицы, Акким по показателям зообентоса от «загрязнённых» до «слабо загрязнённых», рек Колос-Йоки и Териберки – от «грязных» до «загрязнённых». По показателям фито- и зоопланктона воды озёр Имандра и Чунозеро, по-прежнему, характеризуются как «слабо загрязнённые». В тоже время отмечено резкое снижение качества воды по показателям зообентоса в озёрах: Мончеозеро – от «условно чистых» до «загрязнённых», Ловозеро – от «слабо загрязнённых» до «грязных». Поверхностные воды этих водоёмов, по-прежнему, характеризуются как «слабо загрязнённые».

Состояние биоценозов большинства рек и озёр района сохраняется без изменений в пределах сложившегося состояния экологической системы от экологического благополучия до экологического напряжения. За период 2014–2016 гг. выявлены положительные тенденции изменения состояния экосистем реки Лотты, озёр Ловозеро и Имандра.

Восточно-Сибирский гидрографический район

Наиболее загрязнённым водным объектом района в 2016 г. по-прежнему остаётся залив Неелова. За период 2014–2016 гг. качество его вод по показателям зообентоса снизилось от «загрязнённых» до «грязных». По показателям фитопланктона качество вод сохраняется неизменным и характеризуется как «слабо загрязнённые».

Второй по загрязнённости водный объект – нижнее течение р. Лены у станции Хабарова, который по показателям зообентоса характеризуется как «загрязнённый», по показателям фитопланктона – как «слабо загрязнённый». Отмечено снижение качества воды по показателям зообентоса у пос. Кюсюр от «условно чистых» до «слабо загрязнённых». По сравнению с 2014 г. наблюдается положительная динамика изменения по показателям зообентоса качества воды р. Копчик-Юрэгэ – от «слабо загрязнённых» до «условно чистых» и в Мелком озере – от «грязных» до «условно чистых». По показателям фитопланктона качество воды этих водных объектов сохраняется высоким и характеризуется как «условно чистые». Состояние экосистем соответствует экологическому природному благополучию с элементами антропогенного напряжения.

Состояние вод р. Лены и залива Неелова соответствует экологическому антропогенному напряжению и экологическому регрессу соответственно.

   

Высокое и экстремально высокое загрязнение водных объектов[*]

По данным Росгидромета в 2016 году на территории Российской Федерации было зарегистрировано 2990 случаев (все данные были скорректированы с учетом взвешенных веществ) высокого загрязнения (ВЗ) и экстремально высокого загрязнения (ЭВЗ). Экстремально высокие уровни загрязнения поверхностных вод имели место в 638 случаях на 136 водных объектах, что на 6% больше, чем в 2015 году (598 случаев на 144 водных объектах). Высокие уровни загрязнения наблюдались в 2352 случаях на 321 водном объекте (в 2015 году – 2423 случая на 331 водном объекте). Следует отметить, что последние пять лет суммарное количество ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод находится примерно на одном уровне (рис. 1.18).

Рис. 1.18. Количество случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод суши и морских вод

   

Анализ внутригодового распределения количества случаев ВЗ и ЭВЗ за 7-летний период показывает, что их максимум приходится на апрель, реже на май (рис. 1.19).

Рисунок 1.19. Внутригодовое распределение числа случаев ВЗ и ЭВЗ

   

Как и в предыдущие годы, максимальную нагрузку от загрязнения испытывают бассейны рек Оби, Волги и Амура, на долю которых приходится свыше 70% всех случаев ВЗ и ЭВЗ (рисунок 1.20). В 2012–2014 гг. на бассейн реки Волги приходилось около 40% количества случаев ВЗ и ЭВЗ, в 2016 году эти показатели уменьшились до 33%. В бассейне реки Оби случаи ВЗ и ЭВЗ по сравнению с прошлым годом сократились примерно на 7%. В бассейне реки Амур третий год подряд наблюдается устойчивая динамика роста загрязнения.

Рисунок 1.20. Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ по бассейнам рек (в % от общего числа случаев на территории Российской Федерации)

   

В таблице 1.18 приведено количество случаев ВЗ и ЭВЗ, зарегистрированных в 2015 году в бассейнах рек Российской Федерации.

Таблица 1.18. Экстремально высокое и высокое загрязнение поверхностных вод Российской Федерации в 2016 году

Бассейны рек Число случаев Субъекты Российской Федерации[*]
ВЗ ЭВЗ Сумма
Волга 916 72 988 Кировская, Московская, Нижегородская, Рязанская, Самарская, Свердловская, Тамбовская, Тульская, Челябинская области; Пермский край; Удмуртская республика
Обь 563 246 809 Курганская, Новосибирская, Омская, Свердловская, Тюменская, Челябинская области; Ямало-Ненецкий авт. округ.
Амур 271 101 372 Амурская область, Приморский и Хабаровский края.
Ангара 66 21 87 Иркутская область.
Сев.Двина 37 37 74 Вологодская область
Урал 52 9 61 Оренбургская, Челябинская области
Днепр 13 38 51 Смоленская область
Енисей 46 2 48 Иркутская область, Красноярский край
Терек 44 44 Республика Сев. Осетия – Алания
Дон 20 20 Белгородская область
Колыма 15 2 17 Магаданская область
Лена 14 1 15 Иркутская область
Прочие 295 109 404 Ленинградская, Мурманская, Новосибирская области, Приморский край
Итого 2352 638 2990

   

В 2016 году ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод было зафиксировано в 53 субъектах Российской Федерации. Около 70% случаев ВЗ и ЭВЗ пришлось на водные объекты Свердловской (15,9%), Московской (11,6%), Нижегородской (7,2%), Челябинской (6,5%), Мурманской (5,3%), Иркутской (4,1%), Новосибирской (3,9) областей, Хабаровского (6,9), Приморского (6,4%) и Пермского (3,7%) краёв (рисунок 1.21). На протяжении последних десяти лет на Свердловскую область приходится наибольшее среди субъектов Российской Федерации количество случаев ВЗ и ЭВЗ. За период 2010–2016 гг. в Челябинской, Мурманской и Новосибирской областях показатели ВЗ и ЭВЗ находятся примерно на одном уровне, в отличие от Нижегородской и Иркутской областей, где участились случаи загрязнения примерно в два раза. В Хабаровском крае по сравнению с 2012–2013 гг. число ВЗ и ЭВЗ выросло примерно на 75%.

Рисунок 1.21. Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ по некоторым субъектам Российской Федерации

   

По сравнению с предыдущим годом в 2016 году отмечено резкое уменьшение суммарного количества случаев ВЗ и ЭВЗ в Астраханской области, Алтайском крае и почти в 3 раза в Забайкальском крае, Ханты-Мансийской АО, Республике Коми, Камчатском крае (рисунок 1.22).

Рисунок 1.22. Динамика количества случаев ВЗ и ЭВЗ в отдельных субъектах Российской Федерации

   

Динамика роста доли количества случаев ВЗ и ЭВЗ, приходящейся на регион, в течение последних пяти лет имеет место в Амурской и Смоленской области. За период 2010–2013 гг. фиксировалось примерно по 4 случая суммарного количества ВЗ и ЭВЗ в Амурской, Смоленской областях и Ямало-Ненецком автономном округе, а в 2016 году в этих субъектах уже наблюдалось 73; 51 и 31 случаев соответственно.

Устойчивый тренд снижения доли количества случаев ВЗ и ЭВЗ за период 2012-2016 гг. наблюдается в Забайкальском и Камчатском крае.

Экстремально высокие и высокие уровни загрязнения зафиксированы в 2016 году по 32 ингредиентам. Примерно 60% всех случаев связано с загрязнением поверхностных вод взвешенными веществами, марганцем, нитритным и аммонийным азотом (рисунок 1.23).

Рисунок 1.23. Распределение случаев ВЗ и ЭВЗ по ингредиентам (в % от общего количества случаев ВЗ и ЭВЗ) 

   

Суммарный вклад цинка, железа и дефицита растворённого кислорода в загрязнение поверхностных вод составляет около 10–14% ежегодно. Доля загрязнения поверхностных вод тяжёлыми металлами (железо общее, ртуть, никель, молибден, кадмий, свинец) за пятилетний период находится в пределах 23–30% от общего числа случаев. Количество случаев загрязнения поверхностных вод свинцом увеличилось до 28 по сравнению с показателями 2011–2014 гг., когда регистрировалось от 3 до 8 случаев в год. Несколько лет подряд наблюдается тенденция снижения количества случаев ВЗ и ЭВЗ ртутью и общим железом. Хотя следует отметить, что в 2016 году увеличилось по сравнению с предыдущим годом, количество случаев загрязнения поверхностных вод никелем, молибденом и кадмием (рисунок 1.24).

Рисунок 1.24. Динамика количества случаев ВЗ и ЭВЗ тяжёлыми металлами (в % от общего числа случаев ВЗ и ЭВЗ на территории Российской Федерации

   

В 2016 году на территории Российской Федерации было зафиксировано семь аварий, из них три в бассейне р. Урал. По сравнению с 2015 годом число аварий уменьшилось более чем в 3 раза. Было зафиксировано шесть аварий, связанных с прорывом нефтепровода, последствием стали отдельные нефтяные и масляные пятна на водной поверхности. В одном случае произошел прорыв газопровода, который привел к факельному выбросу из слоя воды с последующим возгоранием. Случаев ВЗ и ЭВЗ поверхностных вод во всех авариях не было зафиксировано. Повторных аварий на одном пункте наблюдения зарегистрировано не было (рисунок 1.25).

Рисунок 1.25. Пункты наблюдения, в которых регистрировалось максимальное число повторений случаев ВЗ и ЭВЗ в течение года

   

Основные источники ЭВЗ в 2016 г. являлись предприятия горнодобывающей, металлургической, горнодобывающей, нефтяной и целлюлозно-бумажной промышленности, а также жилищно-коммунального хозяйства. В таблице 1.19 представлены количественные и качественные характеристики ЭВЗ.

Таблица 1.19. ЭВЗ поверхностных вод (кол. случ./кол. объ.)

Год Янв. Февр. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сент. Окт. Нояб. Дек. Год
веществами 1 и 2 классов опасности[*]
2014 0/0 1/1 3/3 3/3 8/4 7/5 2/2 4/3 6/6 3/3 1/1 0/0 38/29
2015 2/2 2/2 0/0 6/5 5/5 7/7 10/6 3/3 4/4 5/4 2/2 3/2 49/42
веществами 3 и 4 классов опасности[*]
2014 18/13 47/32 55/33 88/44 51/26 43/21 33/25 40/20 18/9 34/24 42/24 47/30 516/301
2015 41/30 45/31 72/43 84/46 38/24 41/25 58/26 33/19 49/22 29/19 34/25 24/17 548/327
Всего веществами 1 и 4 классов опасности
2014 18/13 48/33 58/35 91/47 59/30 50/25 46/27 44/22 24/13 37/27 43/25 47/30 554/330
2015 43/32 47/33 72/43 90/48 43/29 48/32 68/30 36/21 53/25 34/22 36/26 27/19 597/369

   

Загрязнение поверхностных водных объектов в результате трансграничного переноса химических веществ

Качество воды трансграничных водных объектов, расположенных на участках границы Российской Федерации с 12 государствами, оценивалось по результатам режимных наблюдений, проведённых в 2016 г. на 53 водных объектах (48 рек, 2 протоки, 2 озера, 1 водохранилище) в 71 пункте, 70 створах, на 75 вертикалях. По сравнению с 2015 годом число пунктов увеличилось на два: закрыт труднодоступный пункт р. Кызыл-Хем п. Уш-Бельдыр на участке границы с Монголией и возобновлены наблюдения во временно закрытых пунктах на реках Западной Двине (д. Верховье), Днепр (д. Хлыстовка) и Сож (д. Бахаревка) на участке границы с Белоруссией.

Наиболее распространёнными загрязняющими веществами в воде водных объектов на границе России с сопредельными государствами являлись: с Норвегией – соединения никеля, меди, цинка, марганца, ртути; с Финляндией – органические вещества (сумма легко- и трудноокисляемых органических веществ по ХПК, далее ОВ), соединения меди, железа, ртути; с Эстонией – ОВ, соединения меди; с Литвой – легкоокисляемые органические вещества (по БПК5 воды, далее ЛОВ), ОВ, нитритный азот; с Польшей – ОВ, ЛОВ, нитритный азот, соединения железа; с Белоруссией – ОВ, ЛОВ, соединения железа, меди, марганца; с Украиной – ОВ, ЛОВ, соединения железа, сульфаты, главные ионы (по сумме), нитритный азот; с Азербайджаном – соединения меди, сульфаты, нефтепродукты; с Казахстаном – ОВ, соединения меди, марганца; с Монголией – ОВ, ЛОВ, соединения меди, марганца; с Китаем – ОВ, ЛОВ, соединения железа, меди, марганца, алюминия. Перечисленные показатели превышали ПДК в 40–100% проанализированных проб воды.

Дефицит растворённого в воде кислорода наблюдался в августе на границе с Белоруссией в воде р. Днепр в пунктах г. Смоленск и д. Хлыстовка.

Критические показатели загрязнённости воды трансграничных водных объектов установлены для 23 пунктов наблюдений, расположенных на 20 водных объектах. На границе с Норвегией критическими показателями являлись соединения меди и никеля (2 пункта), с Белоруссией − соединения марганца (3 пункта), соединения марганца и растворенный в воде кислород (2 пункта), с Украиной − сульфаты (3 пункта), сульфаты и нитритный азот (1 пункт), нитритный азот (1 пункт), с Казахстаном − нитритный азот (3 пункта), соединения марганца (2 пункта), меди (1 пункт), с Монголией − ЛОВ (1 пункт), с Китаем − соединения алюминия (1 пункт), железа (1 пункт), алюминия и железа (1 пункт), алюминия и железа, нитритный азот (1 пункт).

Нарушение норм качества воды в пограничных районах России чаще всего было в пределах от 1 до 10 ПДК, отмечены единичные случаи выше этих значений ПДК.

Наименее загрязнены участки рек в основном на западной части границы России: с Норвегией (р. Патсо-йоки), Финляндией (реки Патсо-йоки, Лендерка, Вуокса), с Эстонией (р. Нарва и три вертикали на Чудско-Псковском озере), с Украиной (реки Сейм и Псёл). На юге границы наименее загрязнены участки рек Терек (Грузия) и Кыра (Монголия). Вода здесь характеризовалась как «условно чистая» или «слабо загрязнённая».

Наиболее загрязненные участки рек, вода которых характеризовалась как «грязная», отмечены в 2016 г. на границе с Норвегией (р. Колос-йоки); Белоруссией (р. Днепр в пунктах г. Смоленск и д. Хлыстовка и р. Сож д. Бахаревка); с Украиной (реки Северский Донец, Кундрючья, Большая Каменка, Миус); с Казахстаном (реки Малый Узень, Илек (п. Веселый), р. Уй (п. Бобровский, с. Усть-Уйское), р. Тобол, р. Ишим); с Монголией (р. Ульдза-Гол); с Китаем (реки Уссури, Сунгача, Раздольная, Аргунь (п. Молоканка, с. Кути), р. Амур (с. Черняево), протока Прорва, оз. Ханка). В остальных пунктах наблюдений вода характеризовалась как «загрязнённая».

В течение 2012–2016 гг. степень загрязненности трансграничных поверхностных вод в пунктах наблюдений на реках Лендерке, Вуоксе, Нарве (2 пункта) и Патсо-йоки (5 пунктов) характеризовалась от «условно чистой» до «слабо загрязнённой». В большинстве пунктов наблюдений качество воды характеризовалось как «загрязнённая» и «грязная», только вода р. Уй в районе с. Усть-Уйское в 2013 и 2015 гг. оценивалась как «очень грязная».

Расчёт переноса химических веществ по результатам наблюдений на 33 реках в районе пересечения границы с Финляндией, Польшей, Республикой Беларусь, Украиной, Грузией, Азербайджаном, Казахстаном, Монголией и Китаем приведён за предыдущий 2015 г., что обусловлено регламентом поступления необходимой гидрологической информации.

Наибольшее количество водной массы было внесено на территорию России через границу с Казахстаном и Финляндией (соответственно 45 и 35% из контролируемой), вынесено с территории России в Украину и Беларусь примерно одинаковое количество (соответственно 36,2 и 35,9%).

Максимальное количество главных ионов (по сумме), органических веществ (по ХПК), минеральных форм азота, общего железа, фенолов, нефтепродуктов, соединений меди, цинка, общего хрома, хлорорганических пестицидов поступило в 2015 г. с речным стоком на территорию России из Казахстана; кремния и соединений никеля – из Монголии; общего фосфора – из Украины.

Самое высокое количество главных ионов, минерального азота, общего фосфора, кремния и соединений никеля было вынесено в 2015 г. из России на территорию Украины; органических веществ, общего железа, фенолов, нефтепродуктов, соединений меди – на территорию Республики Беларусь; соединений цинка и общего хрома – на территорию Казахстана, изомеров ГХЦГ – на территорию Монголии.

В 2016 г. максимальные количества переносимых отдельными реками химических веществ уменьшались в следующей последовательности: сумма главных ионов – 6953 тыс. т, органические вещества – 390 тыс. т, биогенные элементы (кремний – 90,2, минеральный азот – 13,0, общее железо – 5,56, общий фосфор – 1,66 тыс. т), нефтепродукты – 595 т, соединения цинка – 220 т, соединения меди – 99,2 т, фенолы – 34,4 т, соединения шестивалентного хрома – 11,9 т, никеля – 9,84 т, хлорорганические пестициды (ΣДДТ – 111 кг, ΣГХЦГ – 57 кг) (табл. 1.20).

Таблица 1.20. Количество химических веществ – тыс. тонн (соединений меди, цинка, фенолов – тонн), перенесенных в Россию отдельными реками через границу с сопредельными государствами в 2016 г.

Река, пункт Водный сток, км3 Органи-ческие вещества Сумма ионов Сумма азота минераль-ного Фосфор общий Кремний Железо общее Медь Цинк Нефте-
продукты
Фенолы
Финляндия
Патсо-йоки, пгт Кайта-коски 7,10 42,6 104 0,271 0,024 23,2 0,220 9,73 16,4 0,107 Нд
Вуокса, пгт Лесогорский 21,5 352 1064 3,06 0,258 15,6 3,22 50,9 Нд 0 0
Польша
Лава, г. Знаменск 1,20 27,8 535 1,92 0,240 7,90 0,174 Нд Нд Нд Нд
Мамоновка, г. Мамоновка 0,071 1,32 24,8 0,151 0,031 0,500 0,012 Нд Нд Нд Нд
Украина
Миус, с. Куйбышево 0,160 4,15 271 0,062 0,028 0,680 0,069 0,142 0,142 0,010 0,140
Северский Донец, х. Поповка 3,11 73,8 4508 1,92 1,13 13,1 0,774 1,04 2,76 0,183 5,50
Грузия
Терек, г. Владикавказ 1,1 4,52 338 2,03 0,037 6,16 0,077 0,157 4,14 0 0
Казахстан
Ишим, с. Ильинка 2,76 46,6 1714 1,23 0,156 6,42 0,275 6,23 6,75 0,166 4,42
Иртыш, с. Татарка 37,2 390 6953 13,0 1,66 90,2 2,04 99,2 220 0,595 34,4
Тобол, с. Звериноголовское 2,88 42,0 2485 5,91 0,922 12,5 0,636 21,5 30,9 0,121 6,34
Монголия
Селенга, п. Наушки 12,3 352 2529 1,22 0,288 58,7 1,49 29,8 131 0,295 9,84
Онон, с. Верхний Ульхун 1,88 12,7 154 0,174 0,004 8,33 0,088 5,13 5,32 0,109 2,44
Китай
Раздольная, с. Новогеоргиевка 2,98 63,3 406 6,48 0,107 19,2 5,56 14,3 16,6 0,025 5,36

   

Наибольшее количество большей части перечисленных выше веществ поступило в Россию в 2016 г. со стоком наиболее многоводной р. Иртыш (37,2 км3); соединений никеля и шестивалентного хрома – с водой р. Селенги (12,3 км3); общего железа – с водой р. Раздольной (2,98 км3).

Высокие значения переноса веществ, следующие за максимальными, наблюдались со стоком рек: Вуоксы (органические вещества, общее железо и соединения меди), Северский Донец (главные ионы и общий фосфор), Ишим (соединения никеля и ХОП), Селенги (органические вещества, кремний, соединения цинка, нефтепродукты и фенолы), Раздольной (минеральный азот).

В целом за период 2012–2016 гг. из Казахстана в Россию со стоком р. Иртыш было внесено максимальное количество органических веществ (1,69 млн т), главных ионов (24,8 млн т), минерального азота (35,5 тыс. т), кремния (334 тыс. т), общего железа (12,1 тыс. т), нефтепродуктов (2,31 тыс. т), соединений меди, цинка, шестивалентного хрома (соответственно 447, 1033 и 81,3 т), фенолов (80,2 т), Σ ДДТ (382 кг), Σ ГХЦГ (116 кг); из Украины р. Северский Донец – общего фосфора (7,43 тыс. т); из Монголии р. Селенги – соединений никеля (250 т).

Высокое количество большей части определяемых химических веществ поступило за рассматриваемый пятилетний период с водой р. Селенги. Помимо р. Селенги, повышенное количество органических веществ, минерального азота, кремния, общего железа и соединений меди перенесено через границу со стоком р. Вуоксы; кремния, нефтепродуктов, соединений меди и цинка, фенолов, изомеров ГХЦГ – р. Онон; главных ионов, минерального азота, общего фосфора, соединений цинка – р. Тобол; минерального азота, общего железа, соединений никеля, общего хрома – р. Раздольной; главных ионов, нефтепродуктов, фенолов – р. Северский Донец; соединений никеля и ХОП – р. Ишим.

Изучение динамики поступления в Россию определяемых химических веществ в 2012–2016 гг. свидетельствует о следующем: со стоком р. Патсойоки в 2015 г. наблюдалось существенное увеличение переноса из Финляндии органических веществ, кремния и нефтепродуктов, в 2014 г. – уменьшение переноса соединений меди. Поступление химических веществ с водой р. Вуоксы имело сложный характер: в 2015 г. наблюдалось резкое увеличение переноса через границу общего фосфора и соединений меди, в 2016 г. – общего железа; с 2014 г. наблюдается тенденция снижения переноса кремния. Динамика поступления других определяемых веществ была разнонаправленной.

Начиная с 2014 г со стоком р. Лавы и р. Мамоновки, отмечается существенное уменьшение переноса из Польши всех определяемых веществ, кроме общего фосфора. Минимальное количество химических веществ со стоком этих рек поступило на территорию России в самом маловодном 2015 г.

Со стоком р. Северский Донец с 2013 г. наблюдалось снижение переноса из Украины кремния и соединений меди, в 2016 г. по сравнению с предшествующим периодом − многократное уменьшение поступления соединений цинка. В 2014 г. с водой р. Северский Донец отмечен рост поступления общего фосфора и общего железа, в 2016 г. минерального азота и изомеров ГХЦГ. Максимальное количество органических веществ, главных ионов, общего фосфора, кремния и соединений меди р. Миус поставляла в Россию в наиболее многоводном 2012 г., в последующие годы перенос через границу указанных веществ уменьшился. Самое низкое количество большей части определяемых веществ поступило из Украины со стоком р. Миус в маловодном 2014 г., соединений цинка и фенолов в многоводном 2016 г.

С водой р. Терек с 2013 г. наблюдалось уменьшение переноса из Грузии органических веществ и соединений меди, с 2014 г. – нефтепродуктов. В конце рассматриваемого периода со стоком этой реки отмечен существенный рост поступления минерального азота и кремния, в 2013 г. – общего железа, в 2014 г. – соединений цинка и фенолов.

В 2013 г. со стоком самой многоводной р. Иртыш было отмечено значительное увеличение переноса через границу с Казахстаном общего железа, нефтепродуктов, соединений меди, никеля и шестивалентного хрома, с 2015 г. – органических веществ, главных ионов, минерального азота, соединений цинка, фенолов и хлорорганических пестицидов, в конце рассматриваемого периода – общего фосфора и кремния. С 2014 г. со стоком р. Иртыш отмечается снижение переноса шестивалентного хрома. С водой р. Ишим с 2014 г. наметилась тенденция увеличения переноса в Россию всех определяемых химических веществ, кроме нефтепродуктов, в большей мере (в 6–10 раз) – кремния, ХОП, минерального азота, общего железа и фенолов. Максимальное количество органических веществ и нефтепродуктов перенесено в Россию р. Тобол в 2014 г., главных ионов, биогенных элементов, соединений меди и фенолов – в самом многоводном 2016 году; начиная с 2014 г., со стоком этой реки наблюдалась тенденция увеличения переноса соединений цинка и фенолов.

Максимальное количество превалирующей части определяемых химических веществ поступило на территорию России в многоводном 2016 году из Монголии со стоком р. Селенги. С 2013 г. наметилась тенденция значительного снижения переноса этой рекой через границу общего железа, с 2015 г. – соединений никеля. Динамика поступления других химических веществ была неоднозначна. С водой р. Онон наибольшее количество всех определяемых веществ, кроме общего фосфора, перенесено в самом многоводном 2013 г. В бассейне этой реки с 2013 г. произошло значительное уменьшение переноса общего фосфора, с 2014 г. − всех определяемых веществ, кроме нефтепродуктов.

В 2016 г., по сравнению с предшествующим периодом, со стоком р. Раздольной существенно увеличилось поступление из Китая всех веществ, за исключением нефтепродуктов и соединений цинка. Минимальное количество большей части химических веществ перенесено рекой через границу в самом маловодном 2014 г. С 2013 г. отмечена тенденция роста поступления в Россию соединений меди, с 2014 г. – снижения переноса соединений цинка.

Общим для всех рек, кроме Патсо-йоки, Ишим, Иртыш и Онон было отсутствие переноса через границу ХОП. Определяющим фактором в существенном изменении величин переноса отдельных химических веществ для рек Северский Донец, Терек, Иртыш, Ишим, Селенга был уровень загрязнённости воды этими веществами, для рек Патсо-йоки, Вуокса, Лава, Мамоновка, Миус, Ишим, Онон, Раздольная – как водный сток, так и концентрация их в воде, для р. Тобол – водный сток.