Федеральный закон от 02.05.2015 г. №127-ФЗ «О признании утратившими силу отдельных положений зако­нодательных актов Российской Федерации» устанавлива­ющий, что изучение и освоение континентального шельфа будет осуществляться на основе документов стратегиче­ского планирования, утверждаемых Президентом Россий­ской Федерации или Правительством Российской Федера­ции.

Федеральный закон от 13.07.2015 г. №244-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с Федеральным законом Водный кодекс Российской Федерации дополня­ется положениями, регулирующими отношения, связанные с определением местоположения береговой линии (грани­цы водного объекта).

Предусматривается, что порядок определения место­положения береговой линии (границы водного объекта), случаи и периодичность её определения устанавливают­ся Правительством Российской Федерации, а требования к описанию местоположения береговой линии (границы водного объекта) устанавливаются уполномоченным Пра­вительством Российской Федерации федеральным орга­ном исполнительной власти.

Кроме того, в Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» вносятся изменения, предусма­тривающие необходимость внесения в государственный кадастр недвижимости сведений о водных объектах и их границах.

Из части 2 статьи 45 Федерального закона «О государ­ственном кадастре недвижимости» исключается положе­ние о том, что землеустроительная документация, включён­ная в государственный фонд данных, полученных в резуль­тате проведения землеустройства, является федеральной собственностью, поскольку данный вопрос урегулирован в статье 24 Федерального закона «О землеустройстве».

В Федеральном законе «О животном мире» и других за­конодательных актах Российской Федерации понятия «бе­реговая линия» и «границы водных объектов» заменяются понятием «береговая линия (граница водного объекта)».

Федеральный закон от 13.07.2015 г. №24б-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», предусматривают переход на риск-ориентированную модель организации государствен­ного контроля (надзора), основанную на системе анализа и управления рисками причинения вреда в результате де­ятельности хозяйствующих субъектов».