Большие запасы пресных вод России сосредоточе­ны в ледниках. Общее количество ледников превышает 8 тыс. ед площадью 59545 км2. В ледниках, подземном льде, многолетней мерзлоте и др. сосредоточено по примерной оценке порядка 40 тыс. км пресной воды.

На территории России ледники распространены почти во всех климатических поясах: арктическом, су­барктическом, умеренном. Самое крупное горное оле­денение находится на Северном Кавказе (порядка 900 км), следующие по размерам современного оледене­ния - Горной Алтай (около 910 км) и полуостров Камчат­ка (874 км). Самые незначительные по площади ледни­ки Урала и Кольского полуострова. Площадь оледенения на Полярном Урале составляет 28 км, а в Хибинах, на Кольском полуострове, имеется всего четыре маленьких ледника общей площадью 0,1 км (табл. 1.37).

Таблица 1.37. Характеристика современного оледенения территории Российской Федерации[*]

Территория Площадь оледенения, км Запасы воды в ледниках, км3
Земля Франца-Иосифа 13746 1890
Новая Земля 23 645 7290
Остов Ушакова 325 43,2
Северная Земля 18325 4230
Де-Лонга 81 9,9
Виктория 10,7 0,45
Врангеля 3,5 0,01
Хибины ОД 0,01
Урал 28,7 0,396
Бьюоанга 30,5 0,837
Путорана 2,5 0,027
Кузнецкий Ала-Taу 6,8 0,054
Алтай 906,5 35,37
Саяны 30,3 0,468
Орулган 18,4 0,315
Котар 18,8 0,351
Хребет Черского 156,2 4,68
Сунтар-Хаята 201,6 6,84
Верхоянский хребет 21,4 0,48
Корякское нагорье 259,7 7,38
Камчатка 874,1 35,01
Кавказ 853,6 45,419

   

Доля ледникового питания в общем стоке рек, бе­рущих начало из ледников, достигает 50% от годового объема и более. Самая крупная в стране и в мире Боль­шая Момская наледь находится в бассейне р. Индигир­ки и имеет площадь более 100 км2, с объемом 0,25 км3 и максимальной толщиной около 7 м. В верхней части бас­сейна р. Индигирки зимой на питание наледей затрачи­вается свыше 100 м3/с воды, тогда как средний годовой расход этой реки составляет всего 6,82 м3/с. Среднемно­голетний ледниковый сток, питающий реки, оценивает­ся в 110 км3/год. На покровное оледенение российских островов в Северном Ледовитом океане приходится бо­лее 2000 ледников - порядка 55 тыс. км2 (90%). В аркти­ческих ледниках в виде льда законсервировано около 35 тыс. км3 статических запасов пресной воды.

В течение последних десятилетий наблюдались из­менения массы многих ледников России, установлено, что ледниковые покровы Земли Франца-Иосифа, Новой Земли, Северной Земли и других островов Северного ледовитого океана впоследние десятилетия находятся в неустойчивом состоянии, с преобладанием отрица­тельного баланса ледниковой массы. По мере продви­жения на юг высота линии оледенения увеличивается. В
горах, находящихся на юге страны снеговая линия нахо­дится очень высоко: от 3,5 км на окраинных хребтах до 5 км и выше на центральных. В горных ледниках Урала, Сибири, Алтая и Камчатки общий объем статических за­пасов пресной воды составляет около 5 тыс. км3.

Большие запасы воды, заключенные в ледниках, в сочетании с высокогорными сезонными снегами обе­спечивают длительное половодье на горных реках, имеющих ледниковое питание.

В пределах России подземные льды занимают пло­щадь около 7 млн км2. При высоком коэффициенте на- ледности конкретной реки, талые воды наледей могут составлять до 20-24% годового и до 50% весеннего сто­ков в криогенных районах страны, количество пресной воды оценивается более чем в 15 тыс. км3.

Вечная мерзлота. Мощность сезонно-талого слоя (СТС) является одним из основных параметров, ха­рактеризующим состояние многолетнемерзлых грун­тов (ММГ). Изменения этой величины представляют интерес по следующим причинам. Прежде всего, СТС определяет режим надмерзлотных вод криолитозоны, условия подземного питания рек, формирования и исчезновения карстовых озер. Вторая функция СТС - экологическая, поскольку он представляет собой сре­ду корнеобитания растений. Мощность СТС является одним из факторов, определяющих распространение биомов в Арктической зоне. СТС выступает также в качестве регулятора углеродного газообмена почвы, который в криолитозоне ограничен талым слоем. Про­дуктом газообмена на переувлажненных участках кри­олитозоны является преимущественно метан, парни­ковый эффект которого более чем в 20 раз выше, чем у углекислого газа. В первом приближении можно пола­гать, что эмиссия метана пропорциональна мощности СТС; соответственно, увеличение глубины сезонного оттаивания приводит к положительной обратной свя­зи и к росту температуры воздуха. Наконец, мощность СТС является важным показателем, характеризующим устойчивость инженерных сооружений на многолет­немерзлых грунтах.

Мониторинг СТС с 1990 г. выполняется в рамках Международной программы CALM (CircumpolarActive- layerMonitoring), в которой участвуют несколько десят­ков стран, в том числе и Россия. Главным принципом выбора мест наблюдения в рамках этой программы яв­ляется получение целостной региональной и глобаль­ной картины сезонно-талого слоя при максимальном возможном использовании уже существующих мест проведения наблюдений.

В 2015 г., как и в 2014 г., по сравнению с предыду­щим годом на ЕЧР и в Западной Сибири наблюдается увеличение СТС, в то время, как восточные регионы характеризуются уменьшением СТС. При этом в 2014 г. в 62% случаев, а в 2015 - в 70% случаев СТС был выше средних многолетних значений, что свидетельствует о тенденции его увеличения в 21 веке, особенно выра­женной в западных и южных районах криолитозоны.

Южная граница сплошной многолетней мерзлоты проходит по северным районам Ямала и Гыданского полуострова (через Дудинку на Енисей) к устью Ви­люя, пересекает в Восточной Сибири верховья Инди­гирки и Колымы и выходит к побережью южнее Анадыря. Остальную часть территории вечной мерзлоты от­носят к области распространения островной мерзло­ты, которая охватывает тундру Русской равнины, север Западно-Сибирской низменности, всю Восточную Сибирь и Дальний Восток, кроме Южного Приморья и отчасти Приамурья, а также юга Камчатки и Сахали­на. Многолетняя мерзлота встречается и в некоторых высокогорных районах Урала, Алтая, Кавказа. Макси­мальной мощности вечная мерзлота достигает на севе­ре Ямала, Гыдана, Таймыра. В некоторых районах Яку­тии ее величина превышает 1000-1500 м. На Кольском полуострове толщина мерзлого слоя менее 25 м на северо-востоке Большеземельской тундры возрастает до 100-200 м; менее 100 м мощность вечной мерзлоты на юго-западе Средней Сибири, на юге Забайкалья, по берегам Охотского моря и на Камчатке (табл. 1.38).


Таблица 1.38. Площадь распространения и запасы воды в подземных льдах

Регион Район Площадь ММП, км2 Объем подземного льда, км3 Запасы воды в подземных льдах, км3
общая с подземными льдами
Европейская часть с Уралом Кольский 85000 19000 95,0 85,5
Канин-Печорский и Большеземельский 167900 67200 202,0 181,8
Северо-Уральский и ПолярноУральский 107600 43000 43,0 38,7
о. Новая Земля 81300 58000 29,3 26,37
о. Земля Франца-Иосифа 16000 2400 0,24 0,216
По региону 467800 190200 369,54 332,6
Западная Сибирь Южный 550000 220000 880 792,0
Центральный 180000 126000 504 453,6
Северный 240000 192000 1728 1 555,2
По региону 970000 538000 3112 2 800,8
Средняя Сибирь Средне-Сибирское плоскогорье 2660000 1330000 2 660 2 394,0
Лено-Вилюйский 650000 455000 1 592 1 432,8
Северо-Сибирский 430000 344000 1 032 928,8
Быррангский 200000 180000 180 162,0
Североземельский 60000 33000 1,65 1,485
По региону 4000000 2342000 5 465,65 4 919,1
Южные горы Кавказский (16000) (7495) (11,24) (10,116)
Алтай-Саянский 437200 262000 393 353,7
По региону 453200 269495 404,24 363,8
Юго-Восток Южно-Забайкальский 54500 218000 218,0 196,2
Амуро-Охотский 835000 417500 835,0 751,5
Сихотэ-Алинский 45000 9000 13,5 12,15
Камчатский 230000 46000 69,0 62,1
Северо-Забайкальский 575000 345000 690,0 621,0
По региону 2230000 1035500 1 825,5 1 643,0
Северо-Восток Верхоянско-Чукотский 2152300 1937000 2 906,0 2 615,4
Корякский 160000 128000 192,0 172,8
Низменности Чукотки 120000 96000 384,0 345,6
Яно-Колымский и Новосибирский 460000 368000 4 416,0 3 974,4
о. Врангеля 7670 7520 11,3 10,17
По региону 2899870 2536520 7 909,3 71 18,4
По Российской Федерации 11020870 6911715 19 086,23 17 178

Среднегодовые запасы снега на территории Рос­сийской Федерации на начало XXI в. составляют око­ло 2,3 тыс. км. Колебания ежегодных запасов снега в целом относительно невелики и за время изучения 90 непосредственно не были связаны с годовой температурой воздуха. Глобальная площадь снежного покрова в период потепления сокращалась, но запасы снега в Евразии не уменьшались вследствие усиления зим­них осадков. Сравнение среднемноголетних данных, относящихся к середине века, когда наблюдался пе­риод относительного похолодания, и к концу века, когда начался период потепления климата, продол­жающийся и в настоящее время, показало, что не­смотря на климатические изменения последних лет, запасы снега для большей части территории Север­ной Евразии от года к году остаются относительно стабильными, но они интенсивно перераспреде­ляются по площади: увеличиваются объемы на се­вере и уменьшаются на юге в годы с относительно теплыми зимами и весьма значительно увеличиваются на юге в годы с холодными зимами.

Морские льды. В сентябре 2015 г. средняя за месяц площадь составила 4,68 млн км2, что является 4-м зна­чением в ряду минимальных сентябрьских значений площади морского льда в Арктике с 1980 г. (рис. 1.51). В результате усиления потепления с конца 1990-х годов сентябрьская площадь арктического морского льда к 2012 г. сократилась почти в два раза по сравнению с 1980-ми годами. В сентябре 2012 г. средняя за месяц площадь морского льда в Арктике составила 3,61 млн км2 с минимальным значением 3.37 млн км2 22-25 сен­тября. При этом последовательно углубляющимся сен­тябрьским минимумам площади льда соответствуют максимумы летней температуры с абсолютным макси­мумом в 2012 г.

В целом за период спутниковых наблюдений за морским льдом изменения сентябрьской площади льда и летней ПТВ тесно связаны между собой с коэф­фициентом корреляции -0.93. При этом зависимость сохраняется и для межгодовых колебаний сентябрь­ской площади льда и летней ПТВ (коэффициент корреляции - 0,78).