Анализ динамики и структуры всех видов и способов водопользования, по традиции, начинается с показателей, отражающих разные стадии использования воды, забранной из водных объектов. Указанные индикаторы, взятые в комплексе с другими показателями, являются важнейшими характеристиками результативности водохозяйственной и водоохраной деятельности как в стране в целом, так и в ее отдельных регионах и по конкретным отраслям.

Также по традиции в ходе указанного анализа первоочередное внимание сконцентрировано на описании ситуации самых последних лет, главным образом на отчетном и предшествующим ему одному-двум годам. Одновременно, во многих случаях осуществляются сравнения с более ранними периодами, то есть в длительной ретроспективе. Подобный подход повышает надежность анализа, помогает выявлять реальные тенденции, нивелировать влияние гидрологической обстановки в отдельные периоды и ее варьирования, а также других аналогичных (в т.ч. случайных) факторов.

Основной задачей описываемого анализа является раскрытие не только структуры и тенденций соответствующего водопользования на общефедеральном уровне. Не менее важным представляется отражение территориально-бассейновой специфики и особенностей отдельных регионов страны, а также конкретных отраслей экономики.

Основные тенденции, сложившиеся в области водозабора, водопотребления и водоот-ведения в целом по Российской Федерации за последние годы, характеризуются приводимыми ниже данными.

Общий забор воды из водных объектов в последние годы имел вектор к снижению, хотя в отдельные годы эта тенденция ощутимо варьировала. В частности, в 2016 г. по сравнению с 2015 г. рассматриваемый показатель увеличился на 1,3%, или почти на 0,9 млрд м3 (табл. 4.1). Судя по всему, этот рост во многом определился увеличением забора воды в сельскохозяйственном производстве (вкл. рыбоводство) и в добывающей промышленности.

Таблица 4.1. Динамика основных показателей водопользования, км3

Показатель 2000 2005 2010 2013 2014[*] 2015 2016
Забор воды (вкл. морскую) из природных источников 85,9 79,5 79,0 69,9 70,8 68,6 69,5
  в т.ч. водозабор для использования[*] 75,9 69,3 62,1 61,6 63,8 61,4 61,9
     из них из: поверхностных источников 65,7 60,2 54,1 53,35 55,2 52,5 52,4
     подземных источников 10,2 9,1 8,0 7,65 8,65 8,9 9,5
Использовано свежей воды, всего 66,9 61,3 59,5 53,6 56,0 54,6 54,7
  в том числе на нужды: хозяйственно-питьевые 13,6 12,3 9,6 8,7 8,5 8,2 7,9
  производственные 38,8 36,5 36,4 31,5 32,4 31,4 31,2
     из них питьевого качества 3,7 3,7 3,8 2,6 2,54 2,42 2,77
  для орошения, обводнения пастбищ и сельхозводоснабжения 12,6[*] 10,4 8,3 7,0 7,6 7,2 7,1
Расходы в системах оборотного и повторно-последовательного водоснабжения, всего 133,5 135,5 140,7 138,5 136,6 138,8 137,9
  в том числе повторного и последовательного водоснабжения 6,4 6,7 14,0 7,42 7,70 7,84 7,55
Процент экономии воды на производственные нужды за счет оборотного и последовательного водоснабжения 77 78 79,4 81 81 81,5 81,6
Потери при транспортировке 8,5 8,0 7,7 7,0 7,7 6,8 6,8
Водоотведение (сброс) в поверхностные природные водные объекты, без транзитной воды 55,6 50,9 49,2 42,9 43,9 42,9 42,9
  в том числе сброс: загрязненных сточных вод 20,3 17,7 16,5 15,2 14,8 14,4 14,7
     из них: без очистки 4,5 3,4 3,4 2,96 3,23 3,11 3,42
     недостаточно очищенных 15,7 14,3 13,1 12,2 11,54 11,31 11,30
     нормативно-чистых сточных вод 32,9 31,0 30,8 26,0 27,3 26,5 26,2
     нормативно-очищенных сточных вод 2,4 2,2 1,88 1,71 1,84 1,90 1,98

При этом целесообразно сразу отметить, что на динамику водозабора в целом и на отдельные показатели водопользования в частности оказывало и продолжает оказывать существенное влияние значительное число разнообразных факторов. С другой стороны, воздействие ряда факторов и процессов имеет косвенный и достаточно сложный характер или это влияние вообще не очевидно в явном виде. Например, проведенные исследования показывают, что связь между изменениями главного макроэкономического индикатора – валового внутреннего продукта – и динамикой водозабора во многих случаях практически отсутствует или имеет весьма неопределенный характер. Это прослеживается как в России, так и во многих зарубежных странах.

Если осуществить анализ в относительно длительной ретроспективе, то можно отметить следующие факты. В частности, в 2008 г., то есть в период, когда наметились кризисные тенденции в экономике, забор воды из водных объектов в России составил 80,3 млрд м3. В кризисном 2009 г., когда валовой внутренний продукт сократился почти на 8%, водозабор упал до 75,4 млрд м3, или на 6%. В 2010 г., в котором рост ВВП равнялся 4%, данный объем вновь возрос и достиг 79,0 млрд м3, то есть увеличился за год на 5%.

В последующие три года рассматриваемый показатель снизился до 77,6 млрд м3 (2011 г.), 72,1 млрд м3 (2012 г.) и 69,9 млрд м3 (2013 г.), или почти на 5%, 4% и на 3% к предыдущим годам соответственно. Рост физического объема ВВП страны в эти годы был на уровне 4%, 3,5% и 1,3%.

В 2014 г. водозабор составил 70,8 млрд м3 с учетом Крымского федерального округа и около 70,4 млрд м3 без этого округа. Таким образом, по сравнению с 2013 г. произошел рост данного показателя почти 1,3 % (без учета Крымского ФО). Увеличение ВВП страны в сопоставимых ценах за рассматриваемый период составило примерно 0,7%.

В 2015 г. показатель забора воды из водных объектов вновь продолжил снижение: соответствующая величина оказалась на уровне 68,6 млрд м3, что на 3% меньше уровня предыдущего года. Характерно, что по оценкам Росстата ВВП в 2015 г. уменьшился также примерно на 3%. 

В отчетном 2016 г., как уже было отмечено ранее, индикатор водозабора повысился на 1,3%, а объем ВВП уменьшился по сравнению с предыдущим годом по предварительным оценкам Росстата на 0,2%.

Приведенные данные дополнительно свидетельствуют, что прямая (фунуциональная) связь между изменениями валового внутреннего продукта и величиной забора воды из водных объектов в России во многих случаях отсутствует.

Примечание. Изменение общего водозабора в более длительной динамике, то есть начиная с 2000 г., имеет неравномерный характер. С 2000 г. по 2016 г. – снижение данного показателя составило порядка 16,4 млрд м3, или 19%. При этом за пятилетку 2001- 2005 гг. данное уменьшение ранялось 6,5 млрд м3, за пятилетку 2006- 2010 гг. оно оказалось незначительным – всего 0,5 млрд м3, а за пятилетку 2011-2015 гг. произошло повторное и весьма существенное сокращение водозабора – в целом на 10,4 млрд м3 по сравнению с 2010 г. В 2016 г. по сравнению с предыдущим годом, как уже указывалось, рассматриваемая величина увеличилась на 0,9 млрд м3 (табл. 4.1).

Если говорить о динамике водоемкости экономики нашей страны, то есть об изменении отношении водозабора к валовому внутреннему продукту (ВВП), то итоги соответствующих расчетов в текущих ценах в сводном и конкретном виде представлены в табл. 4.2.

Таблица 4.2. Объем водозабора на единицу валового внутреннего продукта[*]

Год Общий забор воды из природных источников, млн м³ Валовой внутренний продукт, в текущих ценах, млн руб.[*] Водозабор к валовому внутреннему продукту, в текущих ценах, м³/тыс. руб.
2005 79 472,48 21 609 800 3,68
2006 79 273,46 26 917 200 2,95
2007 79 985,33 33 247 500 2,41
2008 80 272,26 41 276 800 1,94
2009 75 400,98 38 807 200 1,94
2010 78 955,53 46 308 500 1,70
2011 75 220,45 59 698 000 1,26
2012 72 052,59 66 927 000 1,08
2013 69 924,70 71 016 700 0,98
2014 70 806,83 79 199 700 0,89
2015 68 614,24 83 232 600 0,82
2016 69 498,54 86 943 600[*] 0,80[*]

Примечание. В целях получения данных, характеризующих динамику водоемкости, рассчитанную в постоянных ценах, необходимо использовать соответствующие значения ВВП и ВРП. В частности, ВВП Российской Федерации в ценах на 2008 г. составил: в 2005 г. – 33 410,5 млрд. руб.; 2006 г. – 36 134,6; 2007 г. – 39 218,7; 2008 г. – 41 276,8; 2009 г. – 38 048,6; 2010 г. – 39 762,2; 2011 г. – 41 457,8 млрд руб.

Начиная с 2011 г., указанные расчеты целесообразно проводить в ценах 2011 г. В частности, ВВП страны в 2011 г. в ценах этого года равнялся 59 698,1 млрд руб., в 2012 г. – 61 798,3; в 2013 г. – 62 588,9; в 2014 г. – 63 046,8, в 2015 г. – 61 263,6 млрд руб. (данные подлежат последующему уточнению) и в 2016 г. – 61 125,9 млрд руб. (предварительная оценка).

Если осуществить соответствующие расчеты в сопоставимых ценах, то приведенные в табл. 4.2 удельные значения составят в ценах 2008 г.: в 2000 г. – 3,47 м3/тыс. руб., в 2005 г. – 2,38; в 2008 г. – 1,94; в 2010 г. – 2,05; в 2011 г. -1,81 м3/тыс. руб. В ценах 2011 г. рассматриваемый удельный показатель был на уровне: в 2011 г. – 1,26 м3/тыс. руб., в 2012 г. – 1,17, в 2013 г. – 1,12, в 2014 г. – 1,12, 2015 г. – 1,12 и в 2016 г. – 1,14 м3/тыс. руб. Иначе говоря, за три последние года данный показатель несколько возрос.

Следует учитывать, что ряды удельных данных, полученные в сопоставимых ценах и в длительной перспективе, являются не вполне сравнимыми из-за разных базовых лет ценовых расчетов, а также из-за определенных изменений в методологии счета ВВП и некоторых других факторов.

Проводя дальнейший структурный и динамический анализ, целесообразно иметь в виду, что далеко не вся забранная из водных объектов вода фактически и непосредственно используется на объектах, осуществивших данное изъятие. Имеет место забор воды в целях ее дальнейшего перераспределения с использованием каналов и водоводов, откачка из подземных горизонтов (водоотлив) и т.д. Доля водозабора для использования на различные цели (вкл. морскую и некоторые другие непресные виды воды) от общего забора водных ресурсов из природных объектов в 2000 г. находилась на уровне 88%, в 2005 г. она составляла 87%, как и в 2007-2008 гг. В 2010 г. это отношение оказалось равным 88%, а в 2011, 2012 и 2013 гг. составило соответственно 88, 89% и 87%. В 2014 г. эта цифра вновь возросла почти до 89%; в 2015 г. и в 2016 г. данный уровень сохранился. Таким образом, приведенное соотношение уже длительный период имеет стабильный характер.

Примечание. В этой связи при территориальном анализе водопользования следует иметь в виду перебросы воды как на отдаленные расстояния по каналам (например, из р. Кубань в Республику Калмыкия), так и по каналам и водоводам в смежных регионах (в частности, из Тверской обл. и из Московской обл. в г. Москву). В результате этого перераспределения воды фактическое водопотребление в отдельных субъектах Российской Федерации может значительно отличаться от величины водозабора, произведенного на данной территории.

Водопользование в России осуществляется в подавляющей степени за счет забора пресной воды. В 2010 г. ее изъятие из водоемов составило 72,7 млрд м3; в 2011 г. – 68,7; в 2012 г. – 66,3; в 2013 г. – 65,1; в 2014 г. – 64,8; в 2015 г. – 62,2 и в 2016 г. – 63,0 млрд м3. Таким образом, прослеживается явная тенденция к снижению рассматриваемого показателя, за исключением последнего года.

При этом на долю поверхностных водных объектов, без учета изъятия морской и иной непресной воды, пришлось в 2010 г. 63,3 млрд м3, подземных горизонтов – 9,4 млрд м3 соответствующего водозабора. В 2011 г. данное соотношение было на уровне соответственно 59,5 млрд м3 и почти 9,2 млрд м3; в 2012 г. – 57,2 и 9,1; в 2013 г. – 56,2 и 8,9 и в 2014 г. – 55,1 и 9,8; в 2015 г. – 52,2 и 10,0; в 2016 г. – 52,3 и 10,7 млрд м3 водозабора. Иначе говоря, общее снижение изъятия пресной воды из водных источников происходило за счет уменьшения ее забора из поверхностных источников.

Использование забранной свежей воды на все нужды (т.е. прямоточное водопотребление) в 2010 г. в Российской Федерации было на уровне 59,45 млрд м3 против 57,7 млрд м3 в 2009 г. В 2011 г. этот показатель оказался почти равным объему предыдущего года (59,5 млрд м3), в 2012 г. – снизился (составил 56,9), в 2013 г. – дополнительно уменьшился (53,6), в 2014 г. – вновь возрос (почти до 56 млрд м3 с учетом и 55,7 млрд м3 без учета Крымского федерального округа). В 2015 г. его величина равнялась 54,6 млрд м3, что на 2,5% меньше, чем в предыдущем году, а в 2016 г. этот объем возрос до 54,7 млрд м3, или на 0,2% больше, чем в 2015 г. (табл. 4.1). Как можно заметить из приведенных цифр, динамика забора воды из водных объектов по целому ряду причин далеко не всегда полностью прямопропорциональна изменениям его использования. Например, в 2015 г. водозабор уменьшился по сравнению с 2014 г. на 2,8%, а использование воды сократилось на 2,5%. В 2016 г. по сравнению с 2015 г. первый показатель увеличился на 1,3%, а второй – только на 0,2%.

В 2010 г. по сравнению с 2009 г. объем прямоточного водопотребления на производственные нужды увеличился более чем на 4%. В 2011 г. по сравнению с 2010 г. было отмечено сокращение этого показателя на 1,6%, а в 2012 г. по сравнению с предыдущим годом уменьшение составило 5,4%. В 2013 г. по сравнению с 2012 г. указанное снижение равнялось 7,2%; в 2014 г. по сравнению с 2013 г. произошло увеличение на 2,9% с учетом и на 2,6% без учета КФО.

В 2015 г. рассматриваемый индикатор снова уменьшился: его величина оказалась равной 31,4 млрд м3, что на 2,5% ниже уровня 2014 г. В 2016 г. уменьшение продолжилось: соответствующий объем составил 31,1 млрд м3, что на 1,1% меньше, чем в предыдущем году.

Снижение потребления воды на хозяйственно-питьевые нужды по сравнению с предыдущими периодами было отмечено как в 2010 г., так и в 2011 г. В частности, в 2011 г. по сравнению с предыдущим годом это снижение составляло около 0,2 млрд м3, или на 1,7%; в 2012 г. по сравнению с 2011 г. – на 0,4 млрд м3, или почти на 4%; в 2013 г. по сравнению с 2012 г. – на 0,36 млрд м3, или также на 4%. В 2014 г. по сравнению с предыдущим годом рассматриваемое сокращение было на уровне 0,16 млрд м3 и около 2% (с учетом КФО) и 0,29 млрд м3 и свыше 3% (без учета КФО).

В 2015 г. приведенный объем составил 8,2 млрд м3 – это примерно на 0,3 млрд м3, или на 3,3% меньше, чем в 2014 г., а в 2016 г. – 7,8 млрд м3, или 4,4% меньше.

На нужды орошения – основного водопотребителя в сельском хозяйстве – в 2010 г. было использовано почти 7,9 млрд м3, 2011 г. – 7,8; 2012 г. – 7,4; 2013 г. – 6,6 млрд м3. В 2014 г. соответствующий показатель ощутимо возрос и оказался на уровне 7,14 и 7,12 млрд м3 (соответственно с КФО и без этого округа), а в 2015 г. он снова уменьшился до 6,78 млрд м3. В 2016 г. рассматриваемая величина оказалась на уровне 6,71 млрд м3 (на 1,1% ниже уровня 2015 г.). Таким образом, ситуация 2016 г. имеет несколько парадоксальный характер: при небольшом увеличении водозабора сократилось потребление воды по главному виду водопользования в сельскохозяйственной отрасли.

Что касается расхода воды в оборотных и повторных (последовательных) системах, то ее динамика характеризовалась следующими данными: в 2010 г. – 140,7 млрд м3; в 2011 г. – 141,6, в 2012 г. – 142,3 и в 2013 г. – 138,5 млрд м3. В 2014 г. этот показатель снизился до 136,5 млрд м3 и 136,4 млрд м3, соответственно, с учетом и без учета Крымского федерального округа; в 2015 г. он повысился до 138,8, а в 2016 г. сократился до 137,9 млрд м3 (см. табл. 4.1). Характерно, что увеличение оборотного и повторного (последовательного) водопотребления за последние шестнадцать лет – то есть с 2000 г. по 2016 г. – произошло на 3,3% против одновременного снижения на 19,9% прямоточного использования воды на производственные нужды. Судя по всему, определенное воздействие на указанное соотношение оказало взимание водного налога или платежей за водопользование, а также платежей за негативное воздействие на водные объекты. Вместе с тем, тенденция к росту объема оборотного и повторного (последовательного) водоснабжения не имело четко выраженного тренда и ощутимо колебалась в отдельные периоды.

Доля оборотного (повторно-последовательного) использования воды в валовом водопотреблении на производственные нужды в 2000 г. была на уровне 77%; в 2010г. – свыше 79%, в 2011 г. – 80%. В 2012 г. данный показатель повысился до 81%, в 2013 г. возрос почти до 81,5%, в 2014 г. снизился до 80,8%, а в 2015 г. вновь возрос до 81,5%. В 2016 г. этот показатель сохранился практически на уровне предыдущего года. Иначе говоря, в данном случае имеют место позитивные, правда, медленные и варьирующие изменения по этому важному водосберегающему и водоохранному индикатору.

Сохранение абсолютных и относительных высоких уровней оборотного и повторно-последовательного водопотребления в определенной степени компенсировало падение прямоточного водопользования и, следовательно, в известной степени обеспечивало пользователей необходимым минимумом воды. Данное явление наблюдалось в 90-х гг., в 2001-2007 гг., в 2008-2010 гг., в 2011-2012 гг. и в 2014-2015 гг. то есть как в периоды экономического подъема, так и такого же спада, в том числе по причинам внешнеэкономических санкций и иных факторов.

В 2016 г. оборотное и повторно-последовательное водоснабжение сократилось по сравнению с предыдущим годом на 0,7%, а прямоточное использование свежей воды на производственные нужды уменьшилось на 1,1%.

Ежегодные потери воды при транспортировке в 2010-2016 гг. варьировали в пределах 6,8-7,8 млрд м3 в год (табл. 4.1). В частности, в 2010 г. данный показатель составлял почти 7,7 млрд м3, в 2011 г. – 7,2; в 2012 г.– 7,5 млрд м3. В 2013 г. соответствующая величина ощутимо сократилась и оказалась на уровне менее 7,0 млрд м3, в 2014 г. – снова возросла до 7,7 млрд м3 с учетом КФО (7,6 млрд м3 без учета КФО). В 2015 г. рассматриваемый показатель повторно снизился до 6,82 млрд м3, что оказалось почти на 11% ниже уровня 2014 г. и на столько же меньше 2010 г.

Потери воды при транспортировке в 2016 г. по сравнению с 2015 г. изменились весьма незначительно и составили 6,79 млрд м3. Таким образом, очевидна весьма небольшая тенденция к сокращению этих потерь в последние годы.

Характерно, что динамика такого рода потерь была далеко не полностью пропорциональна общей динамике забора воды и ее использования (потери изменялись в меньшей степени, нежели сам водозабор или даже возрастали при падении водозабора, как это было, например, в 2012 г.). В частности, в 2014 г. общий водозабор в стране возрос на 1,3% (на 0,7% без учета КФО), а рассматриваемые потери – на 10% (на 9%). В 2015 г. по сравнению с предыдущим годом снижение забора воды произошло на 3%, а потери воды как уже было отмечено, уменьшились почти на 11%.

В 2016 г. водозабор увеличился на 1,3%, а потери при транспортировке снизились на 0,5% по сравнению с предыдущим годом.

В 2010 г. в водные объекты страны было сброшено 16,5 млрд м3 загрязненных сточных вод. В последующие годы наблюдалась тенденция к неуклонному сокращению данного показателя. В частности, в 2011 г. по сравнению с 2010 г. сброс этих стоков уменьшился на 3%, а в 2012 г. по сравнению с предшествующим годом – еще на 2%, в 2013 г. – на 3%. В 2014 г. рассматриваемый сброс оказался на уровне 14,8 млрд м3, в т.ч. 0,07 млрд м3 по Крымскому ФО. По сравнению с предыдущим годом эта величина снизилась примерно на 3%.

В 2015 г. объем загрязненных сточных вод, сброшенных в водные объекты страны, сократился до 14,4 млрд м3, или на 2,4% меньше, чем в 2014 г. В 2016 г. рассматриваемая величина возросла до 14,7 млрд м3, или на 2,1% больше, чем в предыдущем году.

Доля загрязненных стоков в общем объеме водоотведения в водные объекты в 2010 г., 2014 г. и 2015 г. оставалась в целом стабильной и равнялась порядка одной трети. Это в определенной степени свидетельствует, что на изменение сброса рассматриваемых вод в значительной мере оказывало влияние общая динамика использования воды и водоотведения. Одновременно, следует отметить, что, несмотря на ощутимые позитивные тенденции в абсолютном изменении рассматриваемого сброса, его относительная доля в общем объеме водоотведения в водоемы в последние годы остается в целом неизменной (составляет примерно одну треть).

Характерно также, что в 2001-2007 гг. в условиях экономического роста, увеличения выпуска товаров и оказания услуг сброс загрязненных стоков уменьшился более чем на 3 млрд м3, или почти на 15%. В кризисном 2009 г. произошло ощутимое падение данного показателя по сравнению с 2008 г. – на 1,3 млрд м3, или на 7%. В 2010 г. рост экономической активности несколько опережал увеличение сброса загрязненных сточных вод.

В 2013 г. рассматриваемое снижение по сравнению с предыдущим годом было на уровне 3% при росте ВВП в России примерно на 1,3%: в 2014 г. по сравнению с 2013 г. данный сброс сократился на 2,8% (на 3,2% без КФО) при росте ВВП страны примерно на 0,6%. В 2015 г. сброс загрязненных стоков по сравнению с предшествующим годом, как уже отмечалось, уменьшился на 2,4% при падении физического объема ВВП страны на 2,8%, а промышленного производства – на 3,4%.

В 2016 г. по сравнению с 2015 г. величина ВВП сократилась по предварительной оценке на 0,2%, а промышленное производство увеличилось на 1,1%; одновременно сброс загрязненных стоков возрос на 2,1%.

В 2001-2016 гг. удалось почти на четверть сократить сброс в водные объекты загрязненных сточных вод, не прошедших никакой очистки, в том числе в 2011-2016 гг. и конкретно в 2016 г. по сравнению с 2010 г. они остались практически на одном уровне (табл. 4.1). В 2014 г. по сравнению с 2013 г. объем грязных стоков, не прошедших никакой очистки, возрос с 2,96 до 3,23 млрд м3, или на 9% (поправки на КФО в данном случае были незначительны). В 2015 г. по сравнению с предыдущим годом сброс загрязненных стоков без очистки снизился на 3,7%, а в 2016 г. по сравнению с 2015 г. увеличился почти на 10%.

Сокращение сброса недостаточно очищенных стоков произошло на 28% в 2001-2016 гг., в том числе на 14% в 2011-2016 гг. В 2014 г. по сравнении с 2013 г. этот показатель уменьшился на 5,7%, в 2015 г. в сопоставлении с 2014 г. – на 2,1%. В 2016 г. соответствующая величина составила 14,3 млрд м3, что практически равнялось уровню предыдущего года.

На уменьшение сброса тех и других подвидов загрязненных стоков определенное влияние оказало строительство и ввод в действие очистных сооружений и установок (см. подраздел «Экономика и финансирование водоохраной деятельности»). Кроме того, очевидное значение имел фактор технико-производственных мероприятий способствующих как экономии использования свежей воды, так и сокращению сброса загрязненных сточных вод. Свою роль сыграла стабильная и устойчивая ситуация с оборотным/повторно-последовательным водоснабжения воды в общей системе водопотребления и водоотведения (см. выше), а также целый ряд других факторных причин.

За последние шесть лет объем нормативно очищенных сточных вод несколько возрос: в 2010 г. он равнялся 1,88 млрд м3, в 2016 г. – 1,98 млрд м3; при этом внутри приведенного периода годовые показатели имели во многом колебательный характер (табл. 4.1). В частности, в 2011 г. по сравнению с 2010 г., соответствующий объем сократился с 1,88 до 1,84 млрд м3, или на 2%, в 2012 г. по сравнению с 2011 г. – с 1,84 до 1,71 млрд м3, или на 7%. В 2013 г. по сравнению с предыдущим годом рассматриваемый индикатор практически не изменился; в в 2014 г. он снова возрос до 1,84 млрд м3, или на 7,6% больше, чем в 2013 г. (на 4,0% без учета КФО).

В 2015 г. сброс нормативно-очищенных стоков, как уже отмечалось, достиг 1,90 млрд м3, что на 3,3% больше, чем в предшествующем году; в 2016 г. он составил, как уже указывалось, 1,98 млрд м3, что на 4,1% больше, чем в 2015 г.

Одной из основных причин приведенной, во многом колебательной тенденции является перевод «нормативно-очищенных вод» в другие категории стоков, прежде всего в состав «загрязненных (недостаточно очищенных) сточных вод». Это происходило во многих случаях из-за перегрузки водоочистных сооружений, их некачественной работы, нарушений техрегламентов, нехватки реагентов, прорывов и залповых сбросов. Однако имелось и продолжает сохраняться воздействие ряда иных факторов, идентифицировать которые бывает достаточно сложно. Среди них одно из ведущих мест занимает позиция водоохранных органов, которые в принципе должны контролировать перевод стоков предприятий-водопользователей, коммунальных канализаций и т.д. из одной категории в другую.

Следует отметить, что в ходе сводного анализа данных, характеризующих приведенные выше виды и формы водопользования в России, целесообразно учитывать фактор охвата водопользователей соответствующим статистическим наблюдением. Этот фактор в принципе может оказывать определенное влияние на сопоставимость и корректность анализируемой информации в динамике. Он проявляется прежде всего в сокращении в последний период количества водопользователей, предоставляющих статистические отчеты по форме № 2-тп (водхоз) «Сведения об использовании воды». За последние годы это падение составляло следующие величины: в 2011 г. по сравнению с 2010 г. снижение числа водопользователей, охватываемых соответствующим статистическим наблюдением, составило 4%, в 2012г. по сравнению с 2011 г. – 2%, в 2013 г. по сравнению с 2012 г. – несколько более 1%. В 2014 г. число соответствующих объектов понизилось (без учета вновь учтенных водопользователей в Крыму) до 28,34 тыс. ед., что было на 2,4% меньше, чем в 2013 г.; в 2015 г. их количество уменьшилось до 28,29 тыс. ед., с учетом 0,5 тыс. водопользователей в Крымском федеральном округе (табл. 4.3).

Таблица 4.3. Динамика количества водопользователей, подлежащих статистическому наблюдению об использовании воды по форме № 2-тп (водхоз)

Показатели 2005 2010 2012 2013 2014 2015 2016
Число водопользователей – всего тыс. ед. 45,8 31,3 29,4 29,0 28,3 28,3 27,5
в % к 2005 г. 100 68 64 63 62 62 60
в т.ч. по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях» – всего тыс. ед. 17,9 6,7 6,0 5,75 5,4 5,16 5,05
в % к 2005 г. 100 37 34 32 30 29 28

Общее число отчитавшихся в 2016 г. объектов равнялось 27,48 тыс. единиц (с учетом водопользователей Крыма); эта величина оказалась на 2,9% меньше аналогичной цифры в предыдущем году.

Особо проблемным в этом отношение остается сельскохозяйственное производство – одно из крупнейших отраслевых потребителей воды (табл. 4.4). С 2005 г. по 2016 г. число отчитывающихся водопользователей в рассматриваемом виде деятельности уменьшилось более чем на две трети.

Таблица 4.4. Объемы и динамика забора воды по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство»

Показатели 2005 2010 2012 2013 2014[*] 2015 2016
Объем забора воды из природных водных объектов по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство»[*]  млрд м3 18,5 17,3 16,9 16,9 16, 8 15,8 16,3
в % к показателю по всем видам деятельности 23 22 23 24 24 23 23
Потери воды при транспортировке по виду деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство»[*]  млрд м3 4,8 4,3 4,4 4,1 4,7 3,94 4,05
в % к показателю по всем видам деятельности 60 56 58 59 61 58 60

Как правило, уменьшение статистически отслеживаемых водопользователей объясняется реорганизацией отчитывающихся предприятий, перепрофилированием, ликвидацией и/или банкротством водопользователей и другими факторами. Однако, насколько реальны данные процессы и, следовательно, сопоставимы во времени статистические данные, взятые хотя бы в целом по России, остается до конца не выясненным. В этой связи требуется дальнейшее и значительное упорядочение работы, проводимой в области профильного учета и отчетности водопользователей.