По итогам расчетов, выполненных на осно­вании данных Росстата и других органов, а также исходя из экспертных оценок, общую сумму под­дающихся определению затрат на охрану и рацио­нальное использование водных ресурсов в стране (без учета амортизационных отчислений по со­ответствующим основным фондам и повторного счета посреднических услуг, но включая целевые затраты на НИОКР, подготовку профильных специалистов и некоторые другие виды расходов) в 2005 г. можно оценить в объеме около 105 млрд руб., в 2010 г. - примерно 170 млрд руб. В 2012 г эта суммарная величина находилась почти на уровне предыдущего года, в 2013 г. несколько пре­высила 200 млрд руб., а в 2014 г. составила поряд­ка 225-230 млрд руб. Иначе говоря, за последние девять лет рассматриваемые затраты, взятые в це­нах соответствующих лет, более чем удвоились. Однако данный рост произошел в подавляющей степени не за счет увеличения физических объе­мов водоохраной и водосберегающей деятельно­сти, а за счет ценового фактора.

Рассматриваемые совокупные затраты всех видов и из всех источников финансирования со­ставляли в 2005 г. 0,5% по отношению к валовому внутреннему продукту (ВВП), исчисленному в рыночных ценах. В 2009 г. это отношение равня­лось 0,4%, в 2010 г. и в 2011 г. оно составляло уже менее 0,4%, в 2012 г. снизилось до 0,3% и фак­тически осталось на том же уровне в 2013 г. и в 2014 г.

Если говорить о доле рассматриваемых из­держек в общей сумме учитываемых (офици­ально идентифицируемых) затрат на охрану окружающей природной среды и рациональное использование природных ресурсов, то расходы на водоохрану и водосбережение в течение по­следних лет сохранялись на уровне примерно 40­50% (в 2014 г. - 42%). Иначе говоря, совокупные издержки на охрану и рациональное использова­ние водных ресурсов, несмотря на определенные колебания их доли от года к году, в целом доми­нировали в общих природоохранных (природо­сберегающих) расходах государства. Они ощути­мо превышали затраты на охрану атмосферного воздуха, земельных, лесных, биологических ре­сурсов, регулирование обращения отходов и т.д.

На основании трех основных групп расходов на охрану и рациональное использование водных ресурсов - текущих затрат, капитального ремон­та и инвестиций в основной капитал, составляю­щих порядка 90% суммарного объема всех видов водоохранных и водосберегающих расходов - в табл. 5.1 и 5.2 приведена динамика конкретных видов затрат за последние годы.

Таблица 5.1. Динамика основных видов затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов в Российской Федерации, млрд руб.

Показатель 2005 г. 2007 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г.
В ценах соответствующих лет (по данным Росстата и дополнительным оценочным расчетам)
Текущие затараты[*] - всего 88 111 138 138 154 169 172,5 171,4
в т.ч. без учета оплаты посреднических
услуг за транспортировку и очистку стоков
сторонними организациями[*]
72 89 113 110 124 131 133 136,5
Капитальный ремонт 9,9 10,8 10,1 13,0 26,0 13,5 12,4 10,9
Инвестиции в основной капитал
(капитальные вложения)
26 33 39 46 46,6 52,3 59,8 76,3
Всего по трем группам 124 155 181 197 227 235 245 258,6
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг 108 133 156 169 197 197 205 223,7
В условно сопоставимых ценах 2005 г.
Текущие затраты - всего 88 80 93 80 78-79 81-82 82-83 77-78
в т.ч. без учета оплаты посреднических
услуг за транспортировку и очистку стоков
72 65 78 65 63-64 63-64 63-64 61-62
Капитальный ремонт 9,9 7,8 6,9 7,6 13-14 6-7 5-6 4,5-5,5
Инвестиции в основной капитал
(капитальные вложения)
26 25 24 26 24 25 27-28 32-33
Всего по трем группам 124 113 124 118 114-116 112-114 113-116 113,5-116,5
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг 108 98 109 103 99-101 94-96 95-97 97,5-100,5

   

Таблица 5.2. Динамика основных видов затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов в России, 2005 г. = 100

Показатель 2005 г. 2007 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г.
В ценах соответствующих лет (по данным Росстата и дополнительным оценочным расчетам)
Текущие затараты[*] - всего 100 126 157 157 175 192 196 195
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг за
транспортировку и очистку стоков
100 124 157 153 172 182 185 190
Капитальный ремонт 100 109 102 131 263 136 125 110
Инвестиции в основной капитал (капитальные вложения) 100 127 150 177 179 201 230 293
Всего по трем группам 100 125 146 159 183 190 198 209
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг 100 123 144 156 182 182 189 206
В условно сопоставимых ценах 2005 г.
Текущие затраты - всего 100 91 106 91 89-90 92-93 93-94 87-88
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг за
транспортировку и очистку стоков
100 90 108 90 88-89 88-89 88-89 85-86
Капитальный ремонт 100 79 70 77 131-141 61-71 51-61 46-56
Инвестиции в основной капитал (капвложения) 100 96 92 100 93 96-97 105-107 124-126
Всего по трем группам 100 91 100 95 92-94 90-92 91-93 91,5-93,5
в т.ч. без учета оплаты посреднических услуг 100 91 101 95 92-94 87-89 89-90 91-93

    

Примечание. В 2007 г. Росстат, ссылаясь на международные рекомендации, изменил методоло­гию расчета рассматриваемых затрат. В частно­сти, из общей суммы всех издержек в целом и те­кущих расходов в частности стали исключаться объемы амортизационных отчислений по основным фондам водоохранного и водосберегающего назна­чения. Величина данных отчислений в 2005 г. по оценке составила в текущих ценах порядка 11-12 млрд руб., в 2009 г. - от 23 до 25, в 2010 г. - око­ло 30 и в 2011 г. - примерно 34 млрд руб. В 2012­2014 гг., судя по всему, данная цифра также уве­личилась. Следует отметить, что правомерность рассматриваемого исключения продолжает сохра­нять проблемный (спорный) характер. Более того, международные рекомендации в рассматриваемой области не имеют однозначного вида: часть из них не требует учета соответствующего износа (амортотчислений) в составе соответствующих затрат, осуществляемых предприятиями - приро­допользователями, а другая часть, напротив, пред­усматривает обязательность такого учета.

В табл. 5.1 (также, как и в табл. 5.2) не отра­жены затраты водного хозяйства, отличные от ох­раны и рационального использования водных ресур­сов - на водоснабжение населения и предприятий, на строительство и ремонт многих водохозяйствен­ных объектов общего назначения и др. В частности, Росстат не включает ряд работ и мероприятий, проводимых на или вблизи водных объектов в состав затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов. Сюда входят, например, затраты на строительство, ремонт и содержание противо­эрозионных гидротехнических и береговых сооруже­ний, многих плотин, водонаправляющих, водосбро­сных и донных сооружений, расходы на защиту от затоплений и подтоплений и др. (они включаются в значительной части в группу затрат на охрану и рациональное использование земельных ресурсов и др.), расходы на прогнозирование и регулирование прохождения паводков и т.д. Общая величина при­веденных расходов в начале второго десятилетия текущего века по примерной оценке составляла в це­лом по стране 10-20 млрд руб./год (по всем источни­кам финансирования).

Сводное статистическое отражение хода и результатов природоохранной деятельности осуществляется не только путем непосред­ственного учета и анализа соответствующих затрат, но и иными методами. В частности, ука­занная характеристика должна осуществляться в рамках новационных приемов макроэкономи­ческого анализа, то есть с применением мето­дологии системы национального счетоводства и сателлитной Системы комплексного природ­но-ресурсного и экономического учета (СПЭУ). Сущность такого макростатистического учета заключается не столько в определении вели­чины природоохранных затрат как таковых, сколько в расчете валовой добавленной стоимо­сти, валовых доходов, валового накопления, ко­нечного потребления и иных макростатических агрегатов в области охраны окружающей при­родной среды и рационального природополь­зования (управления ресурсами), производства товаров, услуг и работ природоохранного и близкого ему назначения. Мероприятия по постепенному внедрению приведенной системы макроучета в настоящее время реализуются во многих странах мира, включая Россию, силами статистических, природно-ресурсных/природоохранных и иных органов.

При расчете объемов и динамики текущих затрат и капитального ремонта в постоянных це­нах в табл. 5.1-5.2 были использованы главным образом индексы цен (индексы-дефляторы) про­мышленного производства и строительных ра­бот. Величины капитальных затрат (инвестиций в основной капитал) в постоянных ценах были получены на основе официальных индексов физических объемов соответствующих капитало­вложений, публикуемых Росстатом.

Следует иметь в виду, что приведенные цифровые оценки пока носят в известной мере условный характер. Непосредственное наблю­дение за изменением цен на товары и услуги во­доохранной и водосберегающей деятельности отсутствует. В 2009 г. в системе Росстата была разработа методика оценки изменения физи­ческих объемов природоохранных/природо- сберегающих затрат, которая была утверждена в конце 2013 г. Первые расчеты по этой мето­дике, имеющие во многом экспериментальный (пилотный) характер, были осуществлены в органах государственной статистики в 2014 г. В 2015 г. они были продолжены. Можно отме­тить, что их результаты в большинстве случаев совпадают с приведенными выше оценками.

В связи со всем изложенным, в табл. 5.1 и 5.2 наиболее надежными для анализа представ­ляются не сами стоимостные объемы различ­ных видов затрат за какой-либо год в номиналь­ном и реальном исчислениях, а динамика, то есть изменения соответствующих показателей от года к году. Полученные тренды представля­ются в целом достаточно объективными.

С учетом вышесказанного результаты про­веденных оценок и расчетов дают основания сделать вывод об отсутствии роста физиче­ского объема суммарных затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов в 2011 г. не только по сравнению с 2010 г., но и более ранним периодом (табл. 5.1 и 5.2). В 2010-2011 гг. произошло их ощутимое сниже­ние. Значительный рост имел место только по затратам на капительный ремонт водоохранно­го и водосберегающего оборудования в 2011 г. Одновременно наблюдалось сокращение теку­щих расходов и инвестиционных затрат в об­ласти охраны и рационального использования водных ресурсов.

В 2012 г. по сравнению с предыдущим го­дом совокупные затраты незначительно возрос­ли в номинальном исчислении. Однако их фи­зический объем - то есть величина расходов в реальном выражении с учетом поправок на ин­фляционные процессы - остался практически на уровне 2011 г.

Что касается 2013 г., то в целом сумма рас­сматриваемых затрат в реальном выражении не­сколько увеличилась против 2012 г. (примерно на 45%). Структура изменений была следующая: при почти что стабильных текущих издержках (повышение примерно на 2%) произошло ощу­тимое снижение величины капитального ремон­та и наблюдался определенный (свыше 8%) рост инвестиций в основной капитал.

В 2014 г., как уже было отмечено выше, рост всей совокупности видов искомых затрат составил свыше 9% (без повторного счета) в но­минальном исчислении. В сопоставимых ценах этот рост был на уровне примерно 3%.

Таким образом, суммарный рост всех затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов в стране за два года (2013-2014 гг) со­ставил в сопоставимых ценах примерно 8%.

Все приведенные выше факты свидетель­ствуют, что анализ совокупности рассматривае­мых затрат целесообразен с учетом относитель­но длительной ретроспективы с выявлением более четких и определенных тенденций. По­годные данные (т.е. итоги сопоставления отчет­ного и предыдущего годов), как правило, явля­ются недостаточно показательными, хотя они значимы для краткосрочного анализа.

В этой связи, если подробно проанализиро­вать основные виды расходов на водоохранные/ водосберегающие цели в Российской Федера­ции, то основные результаты такого исследова­ния можно представить следующим образом.

Очевидно, что в целом за 2006-2014 гг. име­ло место ощутимое уменьшение физического объема текущих (эксплуатационных и неко­торых других) затрат (см. нижние части табл. 5.1 и 5.2). По логике можно было ожидать их стабилизации или даже роста за счет ввода в действие и начала эксплуатации новых водо­охранных и сопряженных с ними мощностей. Кроме того, росту рассматриваемых издержек (также как и расходов на капитальный ремонт соответствующих сооружений, оборудования и установок) должно было бы способствовать об­щее повышение степени износа основных фон­дов в стране, включая основные фонды по ох­ране и рациональному использованию водных ресурсов, и ряд других факторов. Тем не менее, этого не произошло. Определенный скачок те­кущих затрат наблюдался в 2008 г., т.е. в период становления и разворачивания экономического кризиса. После 2008 г. вновь обозначилась тен­денция сокращения текущих расходов. Особо заметным это уменьшение в целом по стране было в 2010 г. по сравнению с 2009 г. В 2011 г. по сравнению с 2010 г. реальные текущие затра­ты дополнительно уменьшились на несколько процентов.

В 2012 г. по сравнению с предыдущим го­дом физические объемы этих затрат несколько возросли; их величина незначительно превыси­ла уровень 2010 г. В 2013 г. данное увеличение было еще более низким, а в 2014 г. было снова зафиксировано небольшое сокращение реаль­ного объема текущих затрат. Иначе говоря, по­следние пять лет во многом характеризовались стагнацией рассматриваемых издержек с неко­торым колебательным варьированием в ту или иную сторону от года к году. Причины этого и сущность происходящих процессов до конца не установлены.

Если сопоставить изменения, произошед­шие в области текущих затрат в 2013 г. и 2014 г. т.е. за два года, в отраслевом и территориаль­ном разрезах, то можно заметить, что тенден­ции, имевшие место в каждом году, во многом не совпадают. В частности, если охарактеризо­вать отраслевую динамику в 2013 г. по сравне­нию с предшествующим годом, то увеличение рассматриваемых издержек зафиксировано в видах деятельности «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», «обрабатывающие произ­водства» (в том числе, «производство пищевой продукции, включая напитки, и табака» (весь­ма значительный рост), «химическое производ­ство» и др.), а также «производство, передача и распределение электроэнергии, газа, пара и горячей воды», «сбор, очистка и распределение воды» и т.д.

По видам деятельности «рыболовство и ры­боводство», «добыча полезных ископаемых» (в очень высокой степени; включая, топлив­но-энергетическое и иное минеральное сырье), «удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность» и др. в 2013 г. было отмечено снижение текущих затрат.

На предприятиях, относящихся к видам деятельности «целлюлознобумажное произ­водство, издательская и полиграфическая дея­тельность», «металлургическое производство и производство готовых металлических изде­лий», «транспорт и связь» и т.д. изменения те­кущих водоохранных (водосберегающих) из­держек были относительно небольшими - как в номинальном, так и реальном исчислении.

Если анализировать территориальные аспекты, то в 2013 г. по сравнению с 2012 г. увеличились эксплуатационные расходы в Рязанской, Липецкой, Астраханской, Киров­ской, Свердловской, Иркутской, Магаданской областях, Республике Татарстан и некоторых иных регионах страны.

Одновременно, произошло снижение теку­щих издержек в Ленинградской, Тюменской, Амурской областях, Республике Дагестан, Ха­баровском крае, г. Москве и др.

В Мурманской, Ульяновской, Омской обла­стях и ряде других регионов уровень рассма­триваемых расходов в 2012 г. и 2013 г. был при­мерно на одном уровне.

Если проанализировать изменения в 2014 г., то в числе видов деятельности, на предприяти­ях которых в этом году особо ощутимо возрос­ли текущие расходы по сравнению с 2013 г. по сути были лишь две отрасли: «добыча сырой нефти и природного газа; предоставление услуг в этих областях» и «сбор сточных вод, отходов и аналогичная деятельность».

Одновременно с этим наиболее весомое со­кращение водоохранных/водосберегающих те­кущих расходов в 2014 г. по сравнению с 2013 г. имело место по видам деятельности «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», «рыбо­ловство, рыбоводство», «производство пище­вых продуктов, включая напитки, и табака», «производство кокса, нефтепродуктов и ядер­ных материалов», «производство машин и обо­рудования» и др.

Значительное число видов деятельности со­хранило в 2014 г. по сравнению с предыдущим годом объемы рассматриваемых затрат или их зафиксированные изменения были незначитель­ными. Сюда входили «производство кожи, изде­лий из кожи и производство обуви», «целлюлоз­но-бумажное производство; издательская и по­лиграфическая деятельность», «производство резиновых и пластмассовых изделий», «произ­водство прочих неметаллических минеральных продуктов», «металлургическое производство и производство готовых металлических изделий», «сбор, очистка и распределение воды» и т.д.

В отчетном 2014 г. по сравнению с предыду­щим годом текущие затраты на охрану и раци­ональное использование водных ресурсов ощу­тимо возросли в территориальном разрезе и в сопоставимых ценах в Тульской, Новгородской, Рязанской, Кировской, Саратовской, Пензенской, Амурской, Сахалинской областях, республиках Карелия, Марий Эл и Хакассия, а также в ряде других субъектов Российской Федерации.

Одновременно, в Московской, Смоленской, Костромской, Мурманской, Самарской, Ульянов­ской, Свердловской, Челябинской, Омской обла­стях, Ставропольском крае, республиках Коми, Да­гестан, Кабардино-Балкария и в некоторых иных регионах зафиксировано значительное падение рассматриваемых затрат в реальном исчислении.

На объектах - водопользователях, располо­женных в Белгородской, Воронежской, Орлов­ской, Калининградской, Астраханской, Вол­гоградской, Оренбургской, Томской областях, Пермском и Приморском краях, Республике Та­тарстан, Удмуртской Республике и в целом ряде других субъектов Федерации, в 2014 г. по срав­нению с 2013 г. реальные величины расходов на рационализацию водопользования и охрану вод практически не изменились.

Результаты расчетов и анализа имеющейся статистики в длительной ретроспективе сви­детельствуют, что послекризисное медленное и неоднозначное восстановление хозяйствен­ной активности как в начале первого десяти­летия XXI в., так и в 2010-2012 гг., и в усло­виях повторных кризисных явлений самого последнего периода не оказало адекватного воздействия на рост эксплуатационных водо­охранных (водосберегающих) издержек или повлияло в незначительной степени. Харак­терно, что отмеченный факт имеет место как в целом по России, так и по большинству отраслей/видов деятельности и регионов страны. Вместе с тем, как отмечалось выше, логично было бы предположить их возрастание. Кро­ме уже высказанных аргументов, основными факторами такого роста могли быть, напри­мер, увеличение нагрузки на ранее действо­вавшие сооружения и установки по охране и рациональному использованию водных ресур­сов в связи с восстановлением хозяйственной деятельности.

Теоретически, определенное влияние на возрастание эксплуатационных издержек должно было оказать также: а) повышение качественных характеристик работы некоторой части водоохранных и/или водосберегающих объектов в результате их модернизации, с улуч­шением и убыстрением очистки сточных вод и т.п.; б) имеющие место систематические нару­шения технических требований при эксплуата­ции рассматриваемых объектов; в) другие явле­ния и процессы.

Анализ имеющихся статистических рядов свидетельствует, что на динамику текущих за­трат в значительной степени влияла, судя по всему, группа факторов, связанных усилением или ослаблением контрольно-надзорной дея­тельности в области охраны и рационального использования воды.

Среди причин сокращения текущих (экс­плуатационных) затрат водопользователей не­сомненно присутствует - правда, в относитель­но ограниченной степени - внедрение новаци­онных технологий и общая модернизация про­изводства. Они осуществляются, в том числе в целях общего снижения издержек производ­ственного и непроизводственного характера.

Естественно, что имеют место также дру­гие причины, определяющие колебания и/или стагнацию текущих затрат на охрану и рацио­нальное использование водных ресурсов, а так­же их кратко-, средне- и долгосрочные тенден­ции. Вскрытие и оценка этих причин и факто­ров требует развернутых исследований.

До проведения этих исследований мож­но отметить лишь то, что, итоги выполнен­ного анализа однозначно свидетельствуют о наличии контрпричин, препятствующих росту рассматриваемых издержек, которые зачастую являются подавляющими, если не доминирующими. Данные факторы, в част­ности, отражают повсеместное стремление предприятий - водопользователей экономии на соответствующих расходах. Подобная си­туация была характерна как для 90-х гг., так и для первого десятилетия XXI в., включая кризисные 2008-2009 гг. Очевидно, что в 2010-2014 гг. соответствующее воздействие этой группы факторов в целом сохранилось, если не усилилось.

Судя по всему, экономический кризис, ко­торый начал разворачиваться в стране с середи­ны 2008 г., только в 2009-2010 гг. в явной форме отозвался снижением реальной величины рас­сматриваемых затрат. При этом, если текущие издержки в 2009 г. по сравнению с 2008 г. в особо ощутимой форме уменьшились в видах деятельности, производящих большинство то­варов, то в отраслях, деятельность которых свя­зана с оказанием целевых водопроводно-кана­лизационных услуг, произошел рост расходов. В 2010 г. по сравнению с предыдущим годом текущие затраты в водопроводно-канализаци­онном хозяйстве городов, связанные с охраной водных ресурсов и рационализацией водополь­зования, уменьшились.

Что касается 2011 г., то по сравнению с 2010 г. текущие водоохранные и водосберега­ющие расходы сократились в реальном исчис­лении как во многих отраслях, производящих товары, так и в отраслях, оказывающих водо­проводно-канализационные услуги. В 2012 г. по сравнению с предыдущим годом текущие расходы в водопроводно-канализационном хозяйстве дополнительно и весьма ощутимо уменьшились; в 2013 г. по сравнению с 2012 г. физический (реальный) объем этих затрат незначительно возрос; а в 2014 г. по сравнению с 2013 г. они повторно увеличились (правда, на весьма небольшую величину).

Текущие затраты в канализационном хозяй­стве подавляющей степени покрываются за счет издержек производства непосредственно через стоимость реализуемых товаров и услуг. Роль бюджетного финансирования в данном случае относительно невелика, за исключением по­крытия части коммунальных расходов по акку­мулированию, перекачке и очистке сточных вод и некоторым иным работам. Судя по всему, эта доля в перспективе будет сокращаться в связи со сворачиванием централизованного (бюджет­ного) покрытия всех расходов жилищнокомму­нального сектора и перехода отрасли на полную оплату предоставляемых услуг со стороны або­нентов, в том числе физических лиц.

Воздействие текущих водоохранных (во­досберегающих) затрат на конечные резуль­таты и общую эффективность экономической деятельности - на объем производства товаров и услуг, себестоимость и уровень рентабельно­сти, прибыль и финансовое состояние предпри­ятий, конкурентоспособность и т.д. - в целом по России в последний период (включая 2011­2014 гг.), как и в предыдущие годы, было неве­лико. Однако ввиду глубокой дифференциации отраслей и предприятий валовой подход при проведении подобного анализа недостаточен. При развернутом исследовании требуется учи­тывать ситуацию в отдельных видах деятель­ности, регионах, на крупных, средних и малых производственных объектах и др.

По логике, экономическая нагрузка теку­щих водоохранных (водосберегающих) затрат в совокупности с водным налогом/платежами за водопользование, платежами за сбросы загряз­няющих веществ в водные объекты, налогом на добычу полезных ископаемых (в части подзем­ных вод) и т.д. должна особо ощущаться в низ­корентабельных отраслях, причем не только с высокой водоемкостью производства и/или со значительным загрязнением водных объектов. Аналогичную нагрузку испытывают убыточные предприятия - водопользователи с неустой­чивым финансовым положением.

Исследование влияния текущих водоохран­ных (водосберегающих) затрат на конечные ре­зультаты хозяйственной деятельности в той или иной отрасли должны проводиться в увязке с налоговой нагрузкой. Одновременно, требуется учитывать влияние рассматриваемых издержек на изменение цен и систему тарифного регули­рования (например, тарифов на услуги комму­нального водопровода и канализации в городах и поселках).

Если попытаться охарактеризовать более де­тально структуру текущих затрат на охрану и ра­циональное использование водных ресурсов (без учета оплаты сторонних услуг), то можно отме­тить следующее. Из их общего объема в 132,8 млрд руб. (2013 г.) 129,3 млрд руб., или свыше 97% покрылись за счет собственных источников отчитавшихся водопользователей. Общая вели­чина указанных текущих расходов включает 60,5 млрд руб. материальных затрат (сырье и мате­риалы, топливо, электроэнергия, инструменты, приспособления и др.) и 39,8 млрд руб. оплаты труда с учетом отчислений на социальные нуж­ды работников по эксплуатации соответствую­щих сооружений, оборудования, установок и др.

Для сравнения можно отметить, что в 2014 г. из 136,5 млрд руб. всех текущих издержек 131,8 млрд руб. (почти 97%) были осуществлены за счет собственных источников предприятий - водопользователей. В общую сумму вошли 66,2 млрд руб. материальных затрат и 42,8 млрд руб. оплаты труда.

Объем оплаты профильных сторонних услуг текущего характера (например, по приему, транс­портировке и очистке сточных вод и т.п.) в 2013 г. составлял 39,7 млрд руб., а в 2014 г. - 34,9 млрд руб. (см. табл. 5.1, верхнюю часть). Судя по все­му, это отражает уменьшение использования посреднических услуг водопроводно-канализа­ционных хозяйств сторонними пользователями- абонентами, рост дебиторской задолженности у этих хозяйств и ряд иных факторов.

Для динамики капитального ремонта водо­охранных (водосберегающих и близким им по профилю) объектов - сооружений по очистке сточных вод, систем оборотного водоснабже­ния, станций по приему балластных и других вод судов и т.п. - характерно наличие общей тенденции по сокращению соответствующих расходов в 2006-2014 гг. (с известными колеба­ниями, см. табл. 5.1- 5.2).

В 2009 г. по сравнению с 2008 г. в целом по России объемы капитального ремонта ощути­мо упали, в 2010 г. они несколько возросли. В 2011 г. по сравнению с 2010 г. произошел зна­чительный скачок соответствующих работ по капитальному ремонту. Однако, в 2012 г. про­изошло падение этой величины в номинальном исчислении в два раза, а в реальном исчислении - на еще более значительную величину. Данное сокращение, правда, в гораздо меньших мас­штабах, произошло также в 2013 г. по сравнению с предыдущим годом.

Говоря о динамике объемов капитального ремонта необходимо - как и в случае с текущи­ми издержками - учитывать изменения, кото­рые имели место в отраслевом разрезе.

В частности, в отчетном 2013 г. по сравне­нию с 2012 г., данные издержки увеличились в ощутимых объемах практически только в двух видах деятельности: «сельское хозяйство, охо­та и лесное хозяйство» и «производство кокса, нефтепродуктов и др.»

Вместе с тем по видам деятельности «до­быча полезных ископаемых» (как топливно энергетических, так и иных видов), «обрабатывающие производства» (прежде всего «цел­люлозно-бумажное производство; издательская и полиграфическая деятельность», «обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели» (очень большое сниже­ние), «металлургическое производство и произ­водство готовых металлургических изделий», «производство электроэнергии, газа, пара и горячей воды», «транспорт и связь», «удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятель­ность» и т.д. зафиксировано ощутимое сокра­щение затрат на капитальный ремонт.

По виду деятельности «сбор, очистка и рас­пределение воды» рассматриваемая группа во- доохранных/водосберегающих затрат измени­лась в небольшой степени.

В территориальном разрезе в 2013 г. в срав­нении с 2012 г. приведенные расходы суще­ственно возросли в Ленинградской, Мурман­ской, Псковской, Волгоградской, Самарской, Томской областях, Приморском и Забайкаль­ском краях, г. Москве и т.д.

По предприятиям, расположенным на тер­риториях Воронежской (особо резкое падение), Смоленской, Тульской, Вологодской, Омской и Амурской областей, республики Карелия и Коми, Ставропольского и Красноярского краев, г. Санкт- Петербурга и некоторых других регионов, отме­чено ощутимое уменьшение данных затрат.

Водопользователи, расположенные в Ро­стовской и Оренбургской областях, затраты на капитальный ремонт сохранили в 2013 г. в це­лом близко к уровню предыдущего года (и в но­минальном, и реальном выражении).

Что касается аналогичных изменений (в ре­альном исчислении, т.е. в сопоставимых ценах) затрат на капитальный ремонт в 2014 г. по срав­нению с 2013 г., то их характеристика может быть раскрыта следующим образом.

Очевидный и ощутимый рост произошел на объектах, относящихся к видам деятельности «добыча каменного угля, бурого угля и торфа», «добыча сырой нефти, природного газа; предо­ставление услуг в этих областях», «производ­ство пищевых продуктов, включая напитки, и табака», «удаление сточных вод, отходов и ана­логичная деятельность» и др.

Одновременно, зафиксировано снижение величины капитального ремонта (как в номи­нальном, так и реальном исчислении) по видам деятельности «сельское хозяйство, охота и лес­ное хозяйство», «целлюлозно-бумажное произ­водство; издательская и полиграфическая дея­тельность», «металлургическое производство и производство готовых металлических изде­лий», «производство транспортных средств и оборудования», «транспорт и связь» и т.д.

В 2014 г. по сравнению с 2013 г. объем ка­питального ремонта в номинальном и реальном исчислении возрос в Белгородской, Воронеж­ской, Архангельской, Новгородской, Пензен­ской, Ульяновской, Кемеровской, Сахалинской

областях, Краснодарском, Алтайском, Хабаров­ском краях, республиках Чувашская, Бурятия и в ряде других регионов страны.

Снижение этого показателя в отчетном 2014 г. по сравнению с предыдущим годом от­мечалось в Курской, Московской, Рязанской, Во­логодской, Мурманской, Псковской, Самарской, Курганской, Тюменской, Челябинской, Иркут­ской областях, Забайкальском и Красноярском краях, республиках Дагестан, Северная Осетия (Алания), Башкортостан, г. Москве и в некото­рых иных субъектах Российской Федерации.

В таких субъектах Федерации как Ярослав­ская и Саратовская области, Пермский край, ре­спублики Коми и Татарстан, а также в несколь­ких других регионах страны соответствующие объемы капремонта в 2013 г. и 2014 г. были прак­тически одинаковыми или весьма близкими по величине.

Характерно, что объемы капитального ре­монта далеко не всегда корреспондируются с величиной соответствующих основных фон­дов. Судя по всему, решающим фактором про­ведения работ является не столько объем этих фондов, сколько наличие необходимых средств для организации капремонта, степень износа фондов и другие факторы.

По имеющимся приблизительным оценкам общая стоимость водоохранных/водосберегающих фондов в целом по России в настоящее время значительно превышает 500 млрд руб. (что составляет, однако, лишь порядка 0,5% от стоимости всех основных фондов страны). Об­щая степень их износа практически неизвест­на (надежная сводная статистика практически отсутствует). Тем не менее, об этой величине можно судить по общему износу в ряде отрас­лей. В частности, по виду деятельности «произ­водство и распределение электроэнергии, газа и воды» этот показатель в 2010-2013 гг. был на уровне 48-51%, а по виду деятельности «пре­доставление прочих коммунальных, социаль­ных и персональных услуг» - почти 40-45%. Напомним, что в приведенных видах деятель­ности сконцентрирована основная часть водо­проводно-канализационного хозяйства городов и поселков. В качестве справки: средний уро­вень износа основных фондов в отечественной экономике составлял в последние годы 44-48%.

Можно сделать, таким образом, следующий вывод: положение с капитальным ремонтом требует целевого, расширенного и детально­го анализа, а также адекватных и оперативных мер. Это связано, в частности, с продолжаю­щимся старением основных фондов (в т.ч. во­доохранного и водосберегающего назначения) и отсутствием в должных масштабах их капи­тальной реконструкции, модернизации и/или полной замены.

Несмотря на ряд положительных явлений, неоднозначным остается ситуация в части во­доохранных (водосберегающих) инвестиций в основной капитал. Говоря об общей тенденции, целесообразно подчеркнуть, что в конце пер­вого - начале второго десятилетия XXI в. эти инвестиции начали медленно увеличиваться. Однако этот тренд имел отнюдь не линейный характер и значительно варьировал.

В частности, 2005-2007 гг. объемы рассма­триваемых капиталовложений в сопоставимых ценах были близки друг другу (с очень медлен­ным ростом). В 2008 г. по сравнению с 2007 г. произошло заметное увеличение водоохранных (водосберегающих) инвестиций, в 2009 г. - ощутимое падение, а в 2010 г. по сравнению с предыдущим годом вновь был отмечен значи­тельный рост. В результате уровень 2010 г. в со­поставимых ценах примерно в два раза превзо­шел уровень 2000 г. Однако до восстановления объемов инвестиций в масштабах конца 80-х гг. было еще далеко (как и продолжает оставаться в настоящее время).

В 2011 г. по сравнению с 2010 г. данные ин­вестиции в основной капитал в номинальном выражении (в текущих ценах) увеличились. Од­нако в сопоставимых ценах, т.е. в реальном ис­числении, эти капитальные затраты несколько снизились. В 2012 г. по сравнению с предыду­щим годом, произошел рост рассматриваемых капиталовложений в текущих и сопоставимых ценах. В результате данный объем оказался чуть меньше уровня 2010 г.

В 2013 г. по сравнению с предыдущим годом эта величина повторно и ощутимо возросла - и в номинальном исчислении, и в сопоставимых це­нах. В отчетном 2014 г. по сравнению с предыду­щим годом данный рост был еще более высоким: по оценке на уровне 1920% (табл. 5.3). 

Таблица 5.3. Динамика физического объема инвестиций в основной капитал в Российской Федерации, в% к предыдущему году (по данным Росстата)[*]

Показатель 1990 г. 2000 г. 2005 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г.
Инвестиции в целом в
экономику страны
100,1 117,4 110,9 122,7 109,8 84,3 106,0 108,3 106,6 99,8 97,3
в т.ч. инвестиции в водоохранные
(водосберегающие) мероприятия
96,3 121,2 145,2 93,8 117,0 79,7 108,7 93,1 105,0 108,4 119-120

   

Если анализировать отраслевой разрез рас­сматриваемого показателя, то целесообразно отметить следующее. В 2013 г. по сравнению с предшествующим годом искомые инвестиции увеличились в реальном исчислении по видам деятельности «добыча полезных ископаемых, не относящихся к топливноэнергетическим ресур­сам», «обрабатывающие производства» (прежде всего, «химическое производство», «производ­ство кокса и нефтепродуктов» и др., «производ­ство транспортных средств и оборудования» и др., а также «производство и распределение элек­троэнергии, газа, пара и горячей воды», «сбор, очистка и распределение воды» и т.д.

Одновременно по предприятиям, относя­щимся к «сельскому хозяйству, охоте и лесно­му хозяйству», «рыболовству и рыбоводству», «производству прочих неметаллических ми­неральных продуктов», «металлургическому производству и производству готовых металли­ческих изделий», «удалению сточных вод, отхо­дов и аналогичной деятельности» зафиксирова­но падение инвестиций в значимых объемах.

По объектам, входящим в состав «строи­тельства» и «транспорта и связи», величины рассматриваемых капиталовложений в 2012 г. и 2013 г. были примерно на одном уровне.

По субъектам Российской Федерации в 2013 г. по сравнению с 2012 г. водоохранные/ водосберегающие инвестиции в основной капи­тал возросли в Воронежской, Калужской и Мо­сковской (на весьма значительную величину), Иркутской, Сахалинской областях, республи­ках Татарстан, Бурятия, Саха (Якутия), Крас­ноярском и Забайкальском краях, гг. Москве и Санкт-Петербурге и др.

В этот же период по водопользователям, расположенным на территории Белгородской, Архангельской, Тюменской, Кемеровской об­ластей, республик Коми и Калмыкия, а также Приморского края приведенные капитальные затраты существенно уменьшились.

В незначительной степени рассматривае­мые инвестиции изменились в Ленинградской области, Пермском крае и ряде иных регионов.

В 2014 г. по сравнению с предыдущим годом рассматриваемые капиталовложения возросли (как в номинальном, так и реальном исчисле­нии, т.е. с учетом ценового фактора) на объек­тах водопользования, относящихся к видам де­ятельности «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», «добыча топливно-энергетических полезных ископаемых», «целлюлозно-бумаж­ное производство; издательская и полиграфиче­ская деятельность», «производство резиновых и пластмассовых изделий», «металлургическое производство и производство готовых металли­ческих изделий», «производство машин и обо­рудования», «производство, передача и распре­деление электроэнергии, газа, пара и горячей воды», «удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность» и др.

Количество и состав видов деятельности, по которым в 2014 г. по сравнению с 2013 г. произошло падение водоохранных (водосбере­гающих) инвестиций в основной капитал было не столь широким. В частности, сюда вошли «добыча металлических руд», «добыча метал­лических руд», «производство транспортных средств и оборудования», «сбор, очистка и рас­пределение воды» и др.

Если осуществить аналогичный анализ в территориальном разрезе за отчетный 2014 г., сравнив его с 2013 г., то водоохранные (водос­берегающие) инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах весьма значительно возрос­ли по водопользователям, расположенным в Во­ронежской, Липецкой, Орловской, Смоленской, Мурманской, Тюменской, Челябинской, Кеме­ровской, Новосибирской, Омской, Магаданской областях, Краснодарском, Пермском и Красно­ярском краях, республиках Карелия, Коми, Баш­кортостан, Чувашской Республике и др.

В Белгородской, Московской, Рязанской, Тамбовской, Тульской, Вологодской, Волгоград­ской, Сахалинской областях, г. Санкт-Петербур­ге, Алтайском, Забайкальском и Хабаровском краях, республиках Карачаево-Черкесской, Та­тарстан, Бурятия и в ряде других субъектов Рос­сийской Федерации произошел весьма заметный спад в объемах данного инвестирования.

Рассматриваемые капиталовложения прак­тически не изменились или изменения были весьма незначительными в Новгородской и Курганской областях, Приморском крае, Респу­блике Саха (Якутия) и в некоторых других ре­гионах страны.

В Республике Ингушетия и Кабардино-Бал­карской Республике такого рода инвестиции отсутствовали как в отчетном 2014 г., так и в предыдущие годы.

По официальным данным Росстата в 1991 г. доля капиталовложений в водоохранные и во­досберегающие объекты составляла около 1% от общей суммы инвестиций в народное хо­зяйство страны, в 2000 г. эта доля снизилась до 0,7%, в 2003 г. составила 0,8%, 2005 г. - поч­ти 0,8%, 2006 г. - около 0,7%. В 2007-2009 гг. данное отношение составляло 0,4-0,5%. Таким образом, имели место определенные колебания этого показателя в 2000-2006 гг. и ощутимое па­дение в 2007-2009 гг. В 2010 г. рассматриваемая доля была на уровне 0,5 %, в 2011 г. - 0,44 %, а в 2012 г. она снизилась до 0,42%. В 2013 г. этот уровень незначительно поднялся - до 0,45%, а в 2014 г. снова возрос - до 0,56%.

Доля водоохранных (водосберегающих) капиталовложений в общей сумме российских природоохранных инвестиций в основной капи­тал в 1991 г. была на уровне двух третей, 2000 г. - 37%, 2005 г. - свыше 44%. В 2008 г. данное отношение составило около 43%, в 2009 г. уве­личилось до 48%, в 2010 г. возросло почти до 52%, в 2011 г. было на уровне менее 49%, а в 2012 г. составило 45%. В 2013 г. рассматрива­емая доля по сравнению с предыдущим годом незначительно увеличилась - до 48%, а в 2014 г. также незначительно снизилась - до 45%.

Следует отметить отсутствие сопряженно­сти между инвестициями в экономику в целом и в охрану и рациональное использование вод­ных ресурсов в частности (табл. 5.3). В отдель­ные годы при общем росте капиталовложений в экономику страны инвестиции в основной капитал на охрану и рациональное использова­ние водных ресурсов снижались. Также имеют место обратные факты - значительное опере­жение водоохранного инвестирования по срав­нению с динамикой общеэкономических капи­тальных вложений. Особо заметные расхожде­ния в этом плане наблюдались в 2005-2008 гг. В 2009-2010 гг. рассматриваемые показатели ока­зались достаточно близкими, в 2011 г. вновь ра­зошлись, в 2012 г. снова сблизились, а в 2013 г. опять ощутимо не совпадали. В 2014 г. это рас­хождение еще больше возросло.

Основными инвесторами и источниками финансирования в водоохранные и водосбере­гающие мероприятия в истекшем периоде XX в. являлись предприятия - водопользователи и их средства (свыше половины всех соответствую­щих капитальных вложений в последние годы). Ощутимая доля приходится также на бюджеты субъектов Российской Федерации и местные бюджеты. Роль федерального бюджета отно­сительно невелика. В 2010 г. соответствующее распределение выглядело следующим образом: свыше 63% финансировалось из средств водо­пользователей, 21% - из бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов, около 15% - из федерального бюджета. В 2012 г. эта структура несколько изменилась и состав­ляла соответственно 69,5%, 13%, более 17%. В 2013 г. она оказалась на уровне 72%, 7% и 12%.

В 2014 г. эти пропорции равнялись 87% (средства водопользователей), 5% (бюджеты субъектов Федерации и местные бюджеты) и 6% (федеральный бюджет).

Прочие источники финансирования капи­таловложений составляли и составляют не­значительную величину. В частности, на долю сохранившихся в отдельных субъектах Россий­ской Федерации экологических фондов в 2010 г. приходилось в общей сложности около 263 млн рублей, или всего лишь 0,6% общего объема водоохранных/водосберегающих инвестиций в основной капитал в стране. В 2012 г. затраты из данного источника упали до 46 млн руб., или до 0,1%, а в 2013 г. оказались практически ничтож­ными - 1,1 млн руб.

В отчетном 2014 г. этот объем несколько увеличился (до 1,7 млн руб.), однако по сути оставался таким же мизерным.

Обращает внимание то, что по данным Рос­стата на государственный сектор экономики страны в 2011 г. приходилось свыше 21 млрд руб. инвестиций в основной капитал на охрану и рациональное использование водных ресурсов (т.е. почти половина общего объема таких капи­таловложений). В 2013 г. эти цифры составляли соответственно 27 млрд руб. и также немногим менее 50%, а в 2014 г. - 23 млрд руб., или 30%.

В 90-х гг. XXв. резко сократился ввод в действие водоохранных объектов, особенно по водооборотным системам. В последующий пе­риод, включая истекшие годы XXI в., динамика указанного ввода не имела устойчивых тенден­ций и характеризовалась как значительным ро­стом (например, в 2009 г.), так и не менее зна­чительным падением в отдельные периоды (в частности, в 2010 г.). Два года - 2011-2012 гг.  -в целом характеризовались средними масшта­бами этих вводов. В 2013 г. эти величины ощу­тимо выросли, а в отчетном 2014 г. по одной из позиций - системам оборотного водоснабжения - произошел значительный спад (табл. 5.4).

Таблица 5.4. Ввод в действие мощностей по охране и рациональному использованию водных ресурсов в России (по данным Росстата)

Показатель 1990 г 2000 г 2005 г 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г.
Станции по очист­ке сточных вод,
тыс. м3/сут.
1993 231 1292 1502 234 1529 462 726 1247 1946 2850
Системы оборот­ного водоснабже­ния,
тыс. м3/сут.
8359 135 1090 1697 992 1936 1050 1471 745 2899 460

   

Что касается 2013 г., то главные мощности по очистке стоков были введены в составе ви­дов деятельности «сбор, очистка и распределе­ние воды» (55% общего ввода по экономике), «производство пищевой продукции, включая напитки, и табака» (14%), «добыча полезных ископаемых» (3%) и др.

В 2014 г. подавляющая часть такого рода мощностей пришлась на виды деятельности «сбор, очистка и распределение воды» (46% от общего ввода в действие по экономике страны), «производство пищевой продукции, включая напитки, и табака» (21%), «добыча металличе­ских руд» (6%), «удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность» (2%) и др.

По системам оборотного водоснабжения в 2013 г. основные мощности пришлись на «хи­мическое производство» (69% от общего итога), «добыча полезных ископаемых» (10%,) «про­изводство кокса, нефтепродуктов и др.» (8%), «металлургическое производство и производ­ство готовых металлических изделий» (6%).

Что касается отчетного 2014 г., то здесь отраслевыми лидерами по вводу оборотных систем были виды деятельности «химическое производство» и «металлургическое производ­ство и производство готовых металлических изделий» (по 26% от суммарного объема вво­дов по стране), «сбор, очистка и распределение воды» и «удаление сточных вод, отходов и ана­логичная деятельность» (по 13%), а также «до­быча полезных ископаемых» (9%) и т.д.

В территориальном разрезе в 2013 г. по си­стемам очистки стоков лидировали предпри­ятия Новосибирской области (42% от общей величины по стране), Удмуртской Республики (19%), Приморского края (10%), Кемеровской (5%) и Омской (4%) областей.

В отчетном 2014 г. такими территориаль­ными лидерами оказались Новосибирская об­ласть (25% от суммарной величины по стране), Белгородская область (22%), г. Москва (21%), Нижегородская область (17%), Магаданская об­ласть (6%) и др.

В 2013 г. очень большие мощности по оборот­ному водоиспользованию были построены в Ре­спублике Башкортостан (71% от общероссийской величины). Кроме того, соответствующие мощ­ности были введены в Республике Саха (Якутия) (9%), Белгородской области (7%), Республике Та­тарстан (также 7%) и в некоторых иных регионах.

В отчетном 2014 г. наибольшие вводы в действие данных мощностей были отмечены в Тульской области (26% от всех вводов по Рос­сии в рассматриваемом году), Белгородской об­ласти (25%), Свердловской и Иркутской обла­стях (по 13%) Красноярском крае (7%) и т.д.

Кроме вышеназванных водоохранных (во­досберегающих) объектов в 2013 г. было закон­чено строительство 81 установки (системы) по сбору нефти, мазута, мусора и других жидких и твердых отходов с акваторий рек, открытых водоемов, портов и т.д.

В 2014 г. количество введенных в действие указанных установок (систем) возросло до 211 ед. в целом по России. Основная часть этого ввода приходилась на Республику Саха (Якутия) - 41 ед., Иркутскую область - 36 ед., Томскую область - 16 ед., Архангельскую область - 10 ед. и др.

Характерно, что за период 2001-2008 гг., при общем ощутимом росте экономики и весь­ма невысоком увеличении суммарных затрат на охрану и рациональное использование водных ресурсов, а также отсутствии роста ввода в дей­ствие водоохранных и водосберегающих мощ­ностей, наблюдалась тенденция снижения во­допотребления и сброса загрязненных сточных вод в целом по Российской Федерации.

По итогам 2009-2014 гг. влияние экономиче­ского кризиса, слабо прогнозируемой посткри­зисной ситуации и повторных кризисных фак­торов последнего времени на водное хозяйство и охрану водных объектов, а также на эффек­тивность использования выделяемых средств и т.д., представляется противоречивым (разно­векторным) и далеко не всегда четко опреде­ляемых. В этой связи актуальными являются дальнейшие развернутые и детализированные исследования в данной области.